iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

Православная Русская Церковь: Советская власть - выражение Воли Божией!




Чтобы продолжить свое существование, православная Церковь прибегает к примирительным мерам по отношению к молодому советскому государству.

В 1927 г. митрополит Сергий (Старогородский) под давлением обстоятельств вынужден выступить с Декларацией лояльности к советской власти.

Декларация вышла через общесоюзную газету «Известия». Вот этот текст:

"Божиею милостию, смиренный Сергий, митрополит Нижегородский, Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и Временный Патриарший Священный Синод. Преосвященным архипастырям, боголюбивым пастырям, честному иночеству и всем верным чадам Святой Всероссийской Православной Церкви. О Господе радоватися.

Одною из забот почившего Святейшего Отца нашего Патриарха Тихона пред его кончиной было поставить нашу Православную Русскую церковь в правильные отношения к Советскому правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования.Умирая, Святейший говорил: «Нужно бы пожить еще годика три». И, конечно, если бы неожиданная кончина не прекратила его святительских трудов, он довел бы дело до конца. К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом, выступления зарубежных врагов Советского государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая естественное и справедливое недоверие правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшего, и ему не суждено было при жизни видеть своих усилий, увенчанных успехом. Ныне жребий быть временным Заместителем Первосвятителя нашей Церкви опять пал на меня, недостойного митрополита Сергия, а вместе со жребием пал на меня и долг продолжать дело Почившего и всемерно стремиться к мирному устроению наших церковных дел. Усилия мои в этом направлении, разделяемые со мною и православными архипастырями, как будто не остаются бесплодными: с учреждением при мне Временного Патриаршего Священного Синода укрепляется надежда на приведение всего нашего церковного управления в должный строй и порядок, возрастает и уверенность в возможности мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона. Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас всех на глазах. Все это нарушает мирное течение жизни, создавая атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги Ее интересы, кто желает вывести Ее на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством. Засвидетельствовать это и является первой целью настоящего нашего (моего и Синодального) послания. Затем извещаем вас, что в мае текущего года по моему приглашению и с разрешения власти, организовался Временный при Заместителе Патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют Преосвященные Новгородский митрополит Арсений (Стадницкий), еще не прибывший, и Костромской архиепископ Севастиан, по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчалось успехом. Теперь наша Православная Церковь в Союзе имеет не только каноническое, но и по гражданским законам вполне легальное центральное управление; а мы надеемся, что легализация постепенно распространится и на низшее наше церковное управление: епархиальное, уездное и так далее. Едва ли нужно объяснять значение и все последствия перемены, совершающейся таким образом в положении нашей Православной Церкви, Ее духовенства, всех церковных деятелей и учреждений... Вознесем же наши благодарственные молитвы ко Господу, тако благоволившему о святой нашей Церкви. Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем, заверим правительство, что мы не употребим во злое оказанного нам доверия. Приступив, с благословения Божия, к нашей синодальной работе, мы ясно сознаем всю величину задачи, предстоящей как нам, так и всем вообще представителям Церкви. Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза, лояльными к Советской власти, могут быть не только равнодушные к Православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской Родиной, радости и успехи которой - наши радости и успехи, а неудачи - наши неудачи. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза «не только из страха наказания, но и по совести», как учил нас Апостол (Рим. 13, 5). И мы надеемся, что с помощью Божиею, при вашем общем содействии и поддержке, эта задача будет нами разрешена.

Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы Советской власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это - недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Утверждение Советской власти многими представлялось каким-то недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забывали люди, что случайностей для христианина нет и что в совершившемся у нас, как везде и всегда, действует та же десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. Таким людям, не желающим понять «знамений времени», и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже монархией, не порывая с Православием. Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах, и в делах и навлекшее подозрения Советской власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения Церкви с Советским правительством. Недаром ведь Апостол внушает нам, что «тихо и безмятежно жить по своему благочестию мы можем лишь повинуясь законной власти (1 Тим. 2, 2); или должны уйти из общества. Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей Ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти. Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха, решительно и бесповоротно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя и, оставив свои политические симпатии дома, приносить в Церковь только веру и работать с нами только во имя веры; или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере, не мешать нам, устранившись временно от дела. Мы уверены, что они опять и очень скоро возвратятся работать с нами, убедившись, что изменилось лишь отношение к власти, а вера и православно-христианская жизнь остаются незыблемы.

Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между правительством и Церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить заграничный Синод (5 мая / 22 апреля 1922 года). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства дать письменное обязательство в полной лояльности к Советскому Правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии. Думаем, что размежевавшись так, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за границы. С другой стороны, наше постановление, может быть, заставит многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к Советской власти, чтобы не порывать со своей родной Церковью и Родиной. Не менее важной своей задачей мы считаем и приготовление к созыву и самый созыв нашего Второго Поместного Собора, который изберет нам уже не временное, а постоянное центральное церковное управление, а также вынесет решение и о всех «похитителях власти» церковной, раздирающих хитон Христов. Порядок и время созыва, предметы занятий Собора и прочие подробности будут выработаны потом. Теперь же мы выразим лишь наше твердое убеждение, что наш будущий Собор, разрешив многие наболевшие вопросы нашей внутренней церковной жизни, в то же время своим соборным разумом и голосом даст окончательное одобрение и предпринятому нами делу установления правильных отношений нашей Церкви к Советскому правительству. В заключение усердно просим вас всех, Преосвященные архипастыри, пастыри, братие и сестры, помогите нам каждый в своем чину вашим сочувствием и содействием нашему труду, вашим усердием к делу Божию, вашей преданностью и послушанием Святой Церкви, в особенности же вашими за нас молитвами ко Господу, да даст Он нам успешно и Богоугодно совершить возложенное на нас дело к славе Его Святого имени, к пользе Святой нашей Православной Церкви и к нашему общему спасению.
Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святого Духа буди со всеми вами. Аминь".
16/29 июля 1927 года

За Патриаршего Местоблюстителя Сергий, Митрополит Нижегородский, Члены Временного Патриаршего Священного Синода: Серафим митрополит Тверской, Сильвестр архиепископ Вологодский, Алексий архиепископ Хутынский, управляющий Новгородской Епархией, Анатолий архиепископ Самарский, Павел архиепископ Вятский, Филипп архиепископ Звенигородский, управляющий Московской епархией, Константин епископ Сумский, управляющий Харьковской епархией. Управляющий делами Сергий, епископ Серпуховский.

Текст декларации приводится по изданию: Прот. Владислав Цыпин. История Русской Православной Церкви (http://www.sedmitza.ru/index.html?did=16241)

Советская власть признается «выражением воли Божией», «сообщество с врагами Советской власти» осуждается. Эта позиция вызвала так называемый «карловацкий» раскол. Карловчане - это та часть высшего духовенства, которая осудила "покорность" РПЦ коммунистическому режиму.  По их мнению христианство и марксистский материализм несовместимы. (Эта часть духовенства, эмигрировавшая за рубеж и основавшая -  зарубежную РПЦ. Независимую от РПЦ в СССР).

По ТЕМЕ: Иван Ильин о Советской Церкви



В ответ на Декларацию ожидались послабления со стороны правительства.Рразрешение расширить общественную, культурную и просветительскую деятельность Церкви. Однако уступок не последовало. Всякая церковная деятельность вне стен церкви расценивалась как пропаганда, право на которую имели только атеисты.

Только в 1931 г. начинается издание официального органа РПЦ «Журнала Московской Патриархии» (ЖМП). Это было единственное печатное издание церкви, не доступное рядовому верующему. Тираж его составлял всего 3000 экз.ЖМП - это уникальное свидетельство того, что церковная жизнь не угасла. Он был своеобразной летописью РПЦ. В нем мы не найдем привычных для нашего времени журналистских жанров: интервью, очерков. В основном содержание состоит из постановлений, которые, несмотря на их официальный тон, помогают воссоздать основные проблемы и события церковной жизни, атмосферу террора тех лет. Журнал выходил до1935 г. Издавал его митрополит Сергий, выполнявший в то время функции патриарха. Он же был автором многих статей, кроме него печатался протоиерей А.В. Лебедев, магистр богословия, профессор Казанской духовной академии. Журнал начинался с патриарших посланий и указов, определений Священного Синода, деяний поместных и Архиерейских Соборов. В нем можно найти информацию о жизни приходов, монастырей, духовных школ, проповеди, посвященные православным праздникам, вероучительным, нравственным темам, изъяснения Священного Писания, православной догматики, церковной истории и т.д. Этому журналу противостояли все советские издания с их атеистической пропагандой, специальные издания, цель которых была исключительно антирелигиозная пропаганда (журналы «Антирелигиозник», «Коммунистическое воспитание», «Революция и церковь», «Наука и религия» и т. д. С 1925 г. в стране действует «добровольная» общественная организация Союз воинствующих безбожников (созданная на основе объединения актива газеты «Безбожник»), ставившая своей целью идейную борьбу с религией во всех её проявлениях. Тираж антирелигиозных изданий достиг 140 млн. экз. Однако, несмотря на широкий размах антирелигиозной пропаганды сам руководитель этого союза, Ем. Ярославский «признал состояние антирелигиозной работы в стране очень слабым…большинство населения страны оставались верующими…(В июне 1929 г. «Правда» сообщала о ста млн. верующих в СССР. О 80 процентах верующих в стране говорилось тогда же и на одном из совещаний в ЦК ВКП (б). («Атеистические чтения»,1990,№20, с.22)

Читая «Журнал Московской Патриархии», можно почувствовать, что сила веры не угасла, изменился только уклад церковной жизни, сократилось количество храмов, и исповедовать православие стало опасно для жизни. Статья-постановление «О падших клириках» (ЖМП №1, 1931) рассказывает о том, что из страха потерять жизнь или какие либо социальные блага некоторые клирики (священно- и церковнослужители) отрекались от сана, но впоследствии решили вернуться в лоно церкви. Как поступать с ними в таком случае? «Клирики, отрекающиеся письменно, печатно или устно от Бога, веры или имени клирика (заявление о снятии сана или звания с похулениями…) …не имеют надежды на восстановление в священстве или звании клирика». Постановления «О заочном отпевании», «О пользовании одним храмом с иноцерковными» помогают понять атмосферу того времени. Когда людей боялись отпевать, пришлось вводить заочное отпевание без присутствия покойника. А за нехваткой храмов в одном храме проводились службы разных церковных течений, так же по причине закрытия церквей священники сохраняли Св. Кровь для причастия младенцев («О причащении младенцев запасною Святою Кровию»). Гонения и истребления священнослужителей и их семей вызвало волну фиктивных гражданских разводов в семьях священников, которые не хотели, чтобы из-за них гибли их жены и дети. В постановлении «О гражданском разводе духовенства» запрещаются эти разводы, т.к. они «не отвечают достоинству пастыря» / «ЖМП» №3, 1931 /. В большинстве епархиальных и приходских отчетов не указываются ни имена епископов и священников, ни названия епархий и приходов, - быть может, таким образом пытались оградить духовенство от пристальной слежки ГПУ. Постановления показывают общее падение церковной дисциплины, поэтому митрополит Сергий пытается наладить центральное церковное управление. Через журнал Патриархат разъясняет свою позицию относительно карловацкой (зарубежной) Православной Церкви, а также относительно политики Рима. На Западе протестанты и католики выступили против гонений на православную церковь в СССР и устроили по этому поводу совместное моление. «Журнал Московской Патриархии» перед угрозой репрессий вынужден был доказывать, что не нуждается в «братских» молениях, что Церковь в СССР свободна. РПЦ за рубежом вела не прикрыто контрреволюционную деятельность, естественно отечественная - в своих выступлениях должна была «откреститься» от компрометирующей ее деятельности карловчан. Нетрудно догадаться, что власть оказывала на авторов «ЖМП» давление, давала свои инструкции.

Пятилетка 1932-1937 гг. была объявлена пятилеткой окончательного уничтожения религии, борьбы с ней, как с «наиболее живучим и враждебным пережитком реакционной идеологии эксплуататорских классов». В 1935 г. издание последнего печатного органа православной Церкви прекращается. К концу 30-х гг. катастрофически сокращается число храмов, духовенство обвиняется в шпионаже, подвергается репрессиям. К началу Великой Отечественной Войны многим уже казалось, что Церкви не подняться. Но омытая кровью новомученников она поднялась.

«Журнал Московской Патриархии»: новый этап в 1943 - 1953 гг.

В 1943 г. в сентябре вышел первый номер возобновившегося журнала Московской Патриархии. Произошло это после легендарной встречи Сталина и митрополитами Сергием, Алексием и Николаем. Государство впервые по-настоящему пошло на уступки Церкви, ей была отдана типография (как это ни парадоксально - распущенного Союза воинствующих безбожников»). Война изменила судьбу Церкви. Церковь как никогда была с народом. В первый же день было разослано послание митрополита Сергия ко всем православным. Это было нарушением закона, но власть отнеслась к этому лояльно. Патриотические воззвания пастырей были своего рода печатными обращениями к пастве. А с открытием «ЖМП» Церковь уже официально выступала со своими публикациями. Традиционно журнал открывала «Официальная часть», в которой можно найти обращения к Сталину, телеграммы правительства, приветственные телеграммы зарубежных христианских церквей. Далее следовали «Речи. Проповеди.», «Церковная жизнь», «Статьи», «Корреспонденции с мест», «Помощь фронту». Ответственным редактором был сам патриарший местоблюститель, а впоследствии Патриарх Сергий. Редакционная комиссия состояла из митрополита Алексия и митрополита Николая, возглавляющего отдел внешних церковных сношений. «Потепление» со стороны правительства было вызвано и огромным материальным вкладом верующих на оборону страны, на деньги православных людей была создана танковая колонна им. Дмитрия Донского, построены самолеты, отправлялись подарки бойцам, осуществлялась помощь в госпитале. Обо всем этом пишет журнал. Номера «ЖМП» военных лет показывают жизнь Церкви и страны в период тяжких испытаний. Митрополит Алексий в первом номере разъясняет в чем состоит «долг христианина перед церковью и родиной…», он пишет о том, что в войне важны «нравственные условия победы»- это «твердая вера в Бога, благословляющего справедливую брань». Очерки митрополита Николая не могут оставить равнодушным читателя, они исполнены любви к Родине, негодования к врагу. «Разрушение и смерть» - это впечатление – очерк от поездки по освобожденным городам. Каждая строка дышит любовью и состраданием к Родине и ненавистью к фашистским зверствам. / «ЖМП» №1,1943/. «На алтарь Родины» - это восторженная статья о передаче общецерковной танковой колонны им. Дмитрия Донского советским войскам./ «ЖМП №4, 1944/. В этом же номере помещена пасхальная статья протоиерея Александра Смирнова «Красота Голгофы», автор воссоединяет крестоносный подвиг Христа и русского народа. «И пока ещё терновый венец лежит на челе нашей многострадальной Родины, пока ещё брызжут из-под острых игл его капли жертвенной крови, необходимо участие всех народных сил в общем крестоношении для облегчения страдания родной земли» (с.18). Авторы-пастыри вселяют в своих читателей веру в победу, поднимают боевой дух, напоминают о христианском долге и долге служения Родине. Под нажимом правительства принесло свое покаяние обновленческое духовенство. «ЖМП» 1943-1944 гг. содержат сообщения, в которых перечисляются имена священников и названия храмов, вернувшихся в лоно православной Церкви.

Номера 1945 г. более разнообразны по тематике, расширяется состав авторов, среди них появляются женские имена. А. Шаповалова ведет рубрику «Современные деятели Русской Православной Церкви»- это очень живые и интересные жизнеописания с элементами интервью, очерка. Т. Пречистенский ведет «Летопись Русской Церкви». Т. Богословский рассказывает о «Московских святынях», Г. Александров о «Московских храмах». В журналах этого года можно прочесть статьи об иконописи, о православных художниках, композиторах, о духовных концерте. Чувствуется как Церковь ожила, вновь поверила в свои силы, в свое высокое предназначение – нести мир и любовь. О взаимоотношениях советской власти и РПЦ можно судить по тому факту, что только в промежутке 1943-1945 гг. было созвано два Собора. На последнем уже присутствовал председатель Совета по делам РПЦ при СНК СССР Т.Г. Карпов, речь которого на этом Соборе полностью печатается в №2 за 1945 г. Впервые советское правительство в его лице приветствует участников Собора и всех православных .

1946 г.- это начало холодной войны. В 50-е гг. в ЖМП на первый план выдвигается деятельность Церкви в защиту мира. В журнале появляется отдел с таким названием. «В защиту мира» оповещает о работе конгресса в защиту мира, сессии Всемирного Совета Церквей, публикует «Воззвание религиозных деятелей и Северной и Южной Кореи» (№1 ,1953 г.), содержащего факты издевательства над мирным населением со стороны американских войск. №3 этого года выдержан в траурных тонах. С первых страниц - о смерти «горячо любимого» Сталина, сообщение о панихиде над усопшим. В этом же году издание РПЦ отмечает свое десятилетие. В №9 за 1953 г. редакция посвящает юбилею особую статью, в которой отмечает: «Исключительное внимание уделяет журнал борьбе за мир…неустанно следит за развитием… всемирно-исторического процесса… Состав сотрудников журнала - от Первоиерарха …до рядового православного верующего человека… Необходимо еще более расширить его созидательную творческую сферу», - пишет редакция.




РПЦ МП в годы Великой Отечественной войны.





Вскоре после нападения немцев кое-что все же начало меняться. Прекратилась антирелигиозная пропаганда, не было сделано никаких попыток помешать Сергию распространять свои патриотические воззвания, предназначенные для публичного оглашения во всех открытых церквах, хотя это и являлось нарушением закона.

До 1943 г. нет никаких сведений об открытии в Советском Союзе новых церквей. Первой заметной уступкой Церкви было последовавшее в 1942 г. разрешение (по крайней мере, в Москве) совершать пасхальный крестный ход вокруг церкви с зажженными свечами, несмотря на опасность немецкого воздушного налета; на эту ночь был отменен комендантский час.

В то же время Церковь продолжала взывать к патриотизму населения. Особенно деятельным в этом отношении был архиепископ Ленинградский Алексий, которому разрешили остаться в осажденном городе, очевидно для того, чтобы поддержать дух населения. Его проповеди полны патриотического подъема, в них часто приводятся исторические параллели. Так, например, 9 апреля 1942 г. в своей пасхальной проповеди он отмечает, что в этот самый день 700 лет тому назад Александр Невский одержал победу над тевтонскими рыцарями на льду Чудского озера и спас Новгород, т. е. северо-запад России, от немецкого нашествия.

Уже летом 1941 г. в своих проповедях архиеп. Алексий призывал верующих жертвовать все, что они могут, для спасения Родины. По-видимому, именно он начал церковные сборы средств на оборону страны. Известен случай, когда анонимный паломник оставил под иконой Св. Николая в соборе архиепископа Алексия 150 дореволюционных золотых десятирублевых монет.

Митрополит Сергий предпринял важный шаг на пути к фактической легализации церкви, использовав для этого нелегальные церковные сборы на оборону страны. 5 января 1943 г. он послал Сталину телеграмму, прося его разрешения на открытие Церковью банковского счета, на который вносились бы все деньги, пожертвованные на оборону во всех церквах страны. Сталин дал свое письменное согласие и от лица Красной Армии поблагодарил Церковь за ее труды. Получив разрешение открыть банковский счет, Церковь стала де-факто юридическим лицом. К 15 января 1943 г. в одном Ленинграде, осажденном и голодающем, верующие пожертвовали в церковный фонд для защиты страны 3.182.143 рубля; кроме того было пожертвовано еще полмиллиона рублей на создание и вооружение танковой колонны имени Дмитрия Донского. К октябрю 1944 г. церковные пожертвования в этот фонд достигли 150 млн рублей.



После того как Сталин и Сергий обменялись телеграммами, положение Церкви стало улучшаться.5 сентября, в Богоявленском кафедральном соборе состоялась торжественная воскресная литургия, после которой патриарший местоблюститель, впервые после двухлетней разлуки приветствуя московскую паству, сообщил ей о намеченном на 8 сентября соборе епископов для избрания патриарха. Выйдя из храма, верующие имели возможность прочитать опубликованное в газете "Известия" сообщение ТАСС о приеме И. В. Сталиным трех митрополитов.

Как и было намечено, Собор епископов состоялся 8 сентября 1943 г. в Москве. В нем участвовало 19 иерархов: 3 митрополита, 11 архиепископов и 5 епископов. Собор заслушал доклады патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия о патриотической работе Церкви в течение двух военных лет и митрополита Ленинградского Алексия "Долг христианина перед Церковью и родиной в переживаемую эпоху отечественной войны". Затем митрополит Алексий, обратившись к Собору, сказал, что "необходимо довершить церковное строительство избранием патриарха". Поскольку митрополит Сергий уже в течение 17 лет фактически нес обязанности патриарха, то он и был выдвинут митрополитом Алексием в качестве единственного кандидата на патриаршее место. Все участники Собора поддержали выступление митрополита Алексия. В ответ на вопрос патриаршего местоблюстителя, нет ли у кого-либо иного мнения, последовали возгласы: "нет, единодушно", "единогласно", "всем собором". Затем все встали и трижды пропели "аксиос".

Затем Собор принял зачитанное митрополитом Сергием постановление о том, что "всякий виновный в измене общецерковному делу и перешедший на сторону фашизма, как противник Креста Господня, да числится отлученным, а епископ или клирик — лишенным сана".В первом же докладе патриарха Сергия собору 8 сентября можно найти такие высказывания: "Нам не пришлось долго раздумывать о том, какую позицию занять во время войны... фашисты напали на нашу страну, разоряли ее, увозили наших соотечественников на принудительные работы... Простое чувство приличия не позволило нам занять какую-либо другую позицию".

7 ноября 1943 г., по случаю 26-й годовщины Октябрьской революции, патриарх отслужил торжественную литургию, но в особых молитвах говорилось скорее о происшедшем накануне взятии Киева, возносились благодарения и поминались погибшие на войне. Была вознесена молитва о "богохранимой стране нашей и ее правительстве, возглавляемом Богом дарованным вождем" и провозглашено многолетие.

Став патриархом, Сергий продолжал консолидацию Церкви: восстанавливались епархии, в них назначались епархиальные архиереи. Некоторые из них, вероятно, вернулись из ссылки, после того как они признали Сергия и его обещание полной лояльности. Были рукоположены в епископы некоторые вдовые священники и уцелевшие монахи, имевшие необходимое образование.

К январю 1945 г., когда был созван собор для избрания нового патриарха, число епархиальных архиереев, признававших Сергия патриархом, достигло сорока одного.

По книге Дмитрия Поспеловского: РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ В ХХ ВЕКЕ


Если Вам понравилась статья, пожалуйста, поддержите автора!

Карта Сбербанка - Maestro - 639002409005165739

WebMoney:

WMR - R927455974319
WMZ -  Z052571215512

Спаси Христос!



Tags: Великая Отечественная Война, СССР, история России, православие в России, религия и государство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo iov75 november 5, 2013 13:14 68
Buy for 40 tokens
Печально знаменитая 58-я статья Безусловно, одной из важнейших составляющих Черного мифа репрессий в СССР является пресловутая 58-я статья УК РСФСР, по которой были осуждены подавляющее большинство «политических» (в том числе и «открыватель» темы А.Солженицын). Что же…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments