iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

День Святой Троицы (Пятидесятница). С Праздником!


Михаил Васильевич Нестеров
Холст, масло, бронза. 61 x 88. Костромской государственный объединенный художественный музей


«Итак, идите, научите все народы, крестя
их во имя Отца и Сына и Святаго Духа». (Мф. 28:19)


Христианским богословием, в прямом и буквальном смысле, называлось учение о Пресвятой Троице.При этом, ранним христианским богословам не удалось избежать соблазна рационализировать основной догмат нового вероучения. Соблазн объяснить «природу бытия» Триединого Бога через призму абстрактно-категориальных и логических построений, был слишком велик. Вогнать личностно-ипостасное взаимоотношение в «прокрустово ложе» рационального понимания тайны тайн. Разум вторгся в живое взаимоотношение Ипостасей, расчленил и регламентировать – это в одном случае (арианство), в другом – смешал и растворил в общем безликом суррогате (савеллианство). Подмена Личного Бога некими безликими универсальными принципами - плод этой странной спекуляции.

Проблематика триадологических споров возникла не только из-за того, что не было четко разработанной догматико-богословской терминологии. Несовершенство терминологического аппарата, служит причиной известных недоразумений, которые решаются на совместных встречах или как это было в случае с св. Кириллом Александрийским на примирительном Соборе 433г. (согласительное исповедание 433 г. православные богословы и считают христологическом оросом 3 Вселенского Собора. Стороны взаимно молчаливо упраздняют анафемы, что говорит о действительном величие их душ), а не служит причиной ересей! Это, во-первых. Во-вторых, различия в доктринальной терминологии, говорит скорее о различиях во внутренно-церковной жизни, чем о сущностном неприятии тех или иных положений. Христианство по своему культурно-историческому положению, находилось под постоянным «прицелом» двух наиболее враждебных и при этом наиболее мощных религиозно-философских традиций - богооткровенного иудаизма и эллинской философии. Секрет всех триадологических и христологических ересей (взаимосвязь их очевидна) в склонение либо в одну, либо в другую сторону. И эта крайность всегда имела под собой рациональную попытку объяснения...Тайны!

В поисках точек соприкосновения, с язычеством, апологеты II века, разговаривают языком стоической философии. Им не удалось преодолеть терминологическую узость стоического понятия Логос, что создало предпосылки для теоретического обоснования соблазна Ария. В философском смысле, понятие Логос выражает скорее вечное и свойственное Богу силу Разума, Слово, Вечную мысль Бога, которой и был создан мир. Понятие Логос, говоря современным языком, есть разумно-структурированный принцип Бытия. Безликая онтологическую категория, а не Личностный Бог. Это слово-понятие, конечно же, крайне сложное, если его рассматривать несколько отвлеченно, могло быть персонифицировано и пониматься, как личность Иисуса Христа, (в Его человеческой природе). Действительно было сложно понимать Вечность, Абсолютный разумный принцип бытия в виде, пускай даже и Богочеловека. Тогда как в неоплатоническом понимании, в творческом отношении Ум (Нус) есть вполне самостоятельная и самодостаточная реальность, воспринявшая от Бога силу создавать сущности. Но в смысле творческого бытия он есть вполне самодостаточная, самодовлеющая величина, движущаяся всегда в Самом Себе. И эта разумная сила настолько превосходит человеческую природу, что совместить их как равноправные и равнозначные "физис", для эллинистического мира казалось невозможным.

Более того, благодаря мощнейшему категориально-понятийному аппарату, эллинская философская традиция в целом похоронила политеизм, чем в праве могла  гордиться. Вершина ее неоплатоническая философия, рассматривало христианское вероучение как жалкое и беспомощное «барахтанье» псевдорелигиозных людей. Неоплатоник Порфирий, пишет выдающееся произведение, для своего времени, «Против христиан» в 15 книгах. В действительности сила христианства, заключалась не в изощренно - философском обосновании истин Христовых, а в сотериологии. Единое, Нус и Душа являются несвободным принципом Универсума. Плотиновское Единое, эманируя, подобно фонтану, творит мир из себя и в этом смысле несвободно. Конечный мир, будучи в то же время явлением внутренней жизни божества – вечен! Тогда как христианский Бог, мог и не творить мира, оставаясь при этом Богом. Плотиновский бог не спасает человека, а в лучшем случае, человек через интеллектуальный катарсис, сам достигает «спасения». Человеческое «я» полностью растворяясь, в божестве становится Его частью, или как говорит Плотин, само становится божеством. Одно только то, как Плотин определяет веру, говорит само за себя: «Вера есть колеблющая вероятность, большая или меньшая степень убеждения в существовании сверхчувственного бытия». (Эннеады. 5. 3,6). У Ап. Павла мы читаем диаметрально противоположное: «Вера же есть осуществление ожидаемого и уверенность в невидимом… Верою познаем, что веки устроены словом Божиим, так что из невидимого произошло видимое». (Евр. 11:1,3) При всей своей интеллектуальной изощренности эллинизм принципиально не мог бы дойти до сердцевины и тайны христианского вероучения, т.е. до построения иррациональной доктрины и учения... о Пресвятой Троице.

(из старого)

P/S.

В одном из самых ранних Крещальных Символов веры, переданной нам св. Ипполитом Римским, в вопросительной форме мы читаем:

1) Веруешь ли в Бога, Отца Всемогущего?

2) Веруешь ли в Иисуса Христа, Сына Божия, рожденного от Духа Святаго и Марии Девы, распятого при Понтии Пилате, страдавшего и погребенного, и воскресшего в третий день, и восшедшего на небеса, и сидящего одесную Отца, и вновь грядущего судить живых и мертвых?

3) Веруешь ли в Духа Святаго, в святую Церковь и в воскресение плоти?

В «Дидахе» или в «Учение Господа, (переданное) народам через 12 апостолов» в гл.7 читаем: наперед провозгласив все это, крестите в живой воде во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Если же нет живой воды, крестите в другой воде; если не можешь в холодной, то в теплой. А если нет ни той, ни другой, возлей воду на голову трижды во имя Отца и Сына и Святаго Духа». Святитель Филарет (Дроздов) видел смысл Искупления: как Любовь Бога Отца распинающую, Любовь Бога Сына распинаемую, Любовь Духа Святого торжествующую силою Крестною. Заслуга Тертуллиана состоит в том, что он впервые в истории христианской мысли употребил выражения, которые впоследствии прочно вошли в православное троичное богословие. Так, он говорил, что Сын обладает той же сущностью, что и Отец; и что Дух Святой исходит от Отца через Сына; он впервые употребил слово «Троица» по-латыни; и, наконец, он учил, что Отец, Сын и Дух Святой обладают одной божественной природой. Однако, его понимание св. Троицы, отчасти страдает субординационизмом. Сын, т.е. божественный Логос (Слово), второе лицо Троицы, как бы расщепляется на два понятия: «Смысл» и «Слово». Сначала Логос не имел самостоятельного личного бытия и существовал в Боге лишь как Его «Смысл»; лишь при сотворении мира этот «Смысл» стал «Словом».

Церковь в лице своих учителей свидетельствовала, что истинная победа над грехом, дебелостью, тлением и смертью возможна, только тогда, когда будет признанно, что Распятый за ны есть Един Сый от Пресвятой Троице. Что возможность «быть подобными образу Сына» (Рим. 8:29), возможность того, что: «И как мы носили образ перстного, будем носить и образ небесного» (1Кор. 15:49), возможность обожения – становится реальностью только в признании того, что Иисус Христос единосущен (омоусиос) Отцу. Св. Ириней Лионский прямо утверждает, что: «Бог стал человеком, чтобы человек мог стать Богом». В тайне Боговоплощения, Христос явил Любовь Трех Лиц. Чрез вочеловеченье Второй Ипостаси, был явлен Сын Божий. «Знаем также, что Сын Божий пришел и дал нам свет и разум, да познаем Бога истинного и да будем в истинном Сыне Его Иисусе Христе. Сей есть истинный Бог и жизнь вечная». (1Ин.5:20). «Ибо явилась благодать Божия, спасительная для всех человеков…ожидая блаженного упования и явления славы великого Бога и Спасителя нашего Иисуса Христа». (Тит.2:11, 13). Вот эту, подлинно христиански – «юродивую», безумную для внешнего мира, сотериологическую идею спасения и исповедовало христианство. Арианско-савелианский соблазн, для того времени, действительно ставил вопрос о том, что: «быть или не быть христианству» и не просто так св. Афанасий Великий называл Ария пришедшим Антихристом.


Tags: богословие, размышления, христианство
Subscribe

promo iov75 november 5, 2013 13:14 68
Buy for 40 tokens
Печально знаменитая 58-я статья Безусловно, одной из важнейших составляющих Черного мифа репрессий в СССР является пресловутая 58-я статья УК РСФСР, по которой были осуждены подавляющее большинство «политических» (в том числе и «открыватель» темы А.Солженицын). Что же…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments