iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

Христианское учение о ВЛАСТИ и кому она теперь принадлежит (историко-культурологическое эссе) Ч 3

В продолжение постов: Христианское учение о ВЛАСТИ и кому она теперь принадлежит (историко-культурологическое эссе) Ч 1 Христианское учение о ВЛАСТИ, и кому она теперь принадлежит (историко-культурологическое эссе) Ч 2


https://www.wallpaperbetter.com/tr/hd-wallpaper-zrvty

«Власть – это власть над людьми. Над телом – но, самое главное, над разумом. Как человек утверждает свою власть над другим? Заставляя его страдать. Власть состоит в том, чтобы причинять боль и унижать. В том, чтобы разорвать сознание людей и составить его снова в таком виде, в каком угодно»
Дж. Оруэлл.

В концептуальным смысле вопрос о природе власти «упирается» в проблему её источника. В российской Конституции (как и во многих других) источник власти - народ. Если редуцировать, то это воля нашего населения. Следовательно, современный носитель власти несёт ответственность перед людьми и от них же получает легитимность = важность демократических выборных процессов (Вот почему любые махинации в этой сфере будут иметь далеко-идущие и очень мощные негативные последствия в будущем страны). Понятно, что это идеальная модель и в реальности она не работает для абсолютного большинства народа, поскольку народ не правит непосредственно. Правят его законные представители (от имени народа, над народом, а со временем и против народа), которые обладают всеми априорными атрибутами падшего человека. За примерами далеко ходить не надо. Так, например, большинство граждан Советского Союза (76%) проголосовало на референдуме (хоть формулировки его и были специально-мутными) за сохранение СССР. Однако, это не помешало «отцам демократии» его развалить. Как известно, грядущее всенародное голосование по поправкам в Конституцию РФ (22 апреля сего года), будет проходить «пакетом» (за все изменения нужно будет голосовать сразу), тогда как даже сталинская Конституция принималась на съезде советов ПОСТАТЕЙНО! Одним словом, в суровой реальности мыслеформа – народ, это единственно законный источник власти, по сути является бутафорией (симулякр источника). Мы ещё вернёмся к этой теме.

В религиозно-мировоззренческой парадигме источником власти является Бог («Создающий свет и творящий тьму, делающий мир и творящий зло – Я, Яхве, делающий это» (Книга Исайи; 45. 7;44. 6-7). Точнее его промыслительная воля о мире и человечестве. Носитель власти несёт персональную ответственность перед Творцом и не подчиняется противоречивому волеизъявлению своих подданных. Но здесь также скрыта серьёзная проблема. Носитель и вершитель божественной власти должен чётко и ответственно осознавать, что источник его власти - воля Творца, поэтому ему самому необходимо обладать сакраментальной харизмой (пример, царь и пророк Давид). Очевидно, что за редчайшим исключением в человеческой истории и нашем земном бытии – этот принцип правления … идеал правления – неосуществим!

Причина, как в первом, так и во втором случае одна и та же – греховная поврежденность духовного мира людей.

Замкнутый и порочный круг?



Одной из талантливых попыток решить эту проблемы (для своего времени) была идея Юстиниана Великого. Я говорю о его учении о двух ветвях власти. В преамбуле к 6 новелле императора Юстиниана читаем: «Величайшие дары Божии – человеку, дарованные Вышним человеколюбием – священство и царство: одно служит вещам Божественным, другое управляет и заботится о вещах человеческих; и то, и другое происходит от одного и того же начала и благоукрашает человеческую жизнь... Если то (священство) будет во всем безупречно и причастно дерзновения к Богу, а это (царство) будет правильно упорядочивать врученное ему общество, то будет благая некая симфония...».

Идея симфонии двух властей нашла отражение и в византийском гербе: двуглавый орел означал не идею владычества над Востоком и Западом, как иногда думают, а сакральную идею единения земной и небесной власти.



Принцип симфонии заключался в том, что имперская (светская) и церковная власти находятся в состоянии согласия и сотрудничества, и по аналогии с Божественной и человеческой природой Христа "нераздельны и неслиянны". Церковь находится на юридической территории империи и участвует в решении всех проблем, которые ставит перед нею империя. Главная задача Церкви в отношении империи – давать идеологическое (богословское) обоснование существования империи. Церковь в империи обладает монополией в идеологической сфере, а империя призвана охранять Церковь от внешних религиозных и политических врагов (предоставлять Церкви возможности как для развития внутри, так и для миссии за пределами империи). При этом госвласть не вмешивается в церковные дела (sic!).

Концепция симфонии властей получила своё детализированное раскрытие в последующих посланиях василевсов и патриархов, трудах богословов и многочисленных законодательных актах.

В обыденном сознании византийцев божественное и человеческое, душа и тело чётко разграничивались. Государство рассматривалось как единый организм, в котором есть и тело, и душа. "Так как государство наподобие человека состоит из частей и членов, то наиважнейшими и необходимейшими членами являются царь и патриарх; поэтому мир и благоденствие подданных зависят от единомыслия и согласия царской и патриаршей власти", – говорилось в "Исагоге", своде законов IX века. Именно равноправие, равная значимость, "неслитное" и "нераздельное" существование церковной и светской власти отличает концепцию симфонии властей, суть которой составляет обоюдное сотрудничество, взаимная поддержка и взаимная ответственность, без вторжения одной стороны в сферу исключительной компетенции другой!

Однако, слабость и уязвимость Юстиниановской концепции - очевидна! Дело в том, что симфония властей в Юстиниановском смысле, может иметь место быть только в одном случае... когда в единой империи, может быть ТОЛЬКО одна Вера. А если империю наполняют представители разных религий, то, что тогда? Это раз.

Во-вторых, эта рафинированно-идеальная концепция подтачивалась и размывалась странным учением об императоре, как о епископе «внешних дел». После 1-го Вселенского собора, созванного императором св. Константином, им была дана завершающая трапеза. Известный историк христианской Церкви В.В. Болотов, ссылаясь на Евсевия Кесарийского, писал: «За обедом, который император дал отцам собора, он сказал им: «Вы — епископы внутренних дел церкви, я — поставленный от Бога епископ внешних дел». Нужно отметить, один интересный казус. На 1-ом Вселенском Соборе некрещёному (sic!) императору Константину был пожалован чин диакона – чтобы он мог официально присутствовать на его заседаниях!


Василий Суриков, "Первый Вселенский Никейский Собор", картина 1876 г.

Замечательный историк церкви Д.В. Поспеловский писал: «...победа Константина под Римом в 312 г., в результате которой было узаконено христианство, была связана с мистическим опытом Константина: ему во сне было какое-то явление с указанием начертать христианский знак — по-видимому, крест — на оружии. С этого момента Константин считал себя христианином, хотя крестился лишь на смертном одре, и то, по-видимому, у еретика-арианина. Отсюда следовало, что крещение и евхаристическая жизнь Церкви для императора, в отличие от простых смертных, как бы необязательны; он как бы получил свое христианство непосредственно от Бога, а не через Церковь. Дело в том, что Константин не только покровительствовал Церкви, формально оставаясь язычником, но и созвал I Вселенский собор, председательствовал не нем, вмешивался в богословские споры. Позднее, став на сторону ариан, активно и очень жестоко преследовал православие, в том числе и Св. Афанасия. В жизни Константина тоже не было признаков святости: он убил и своего брата, и собственного сына. И, однако, он утверждал, что обладал даром мистических видений, и, по словам о. Александра Шмемана, Константин, несомненно, душой стремился к Богу и мечтал креститься в Иордане ... И вот, выйдя из подполья, христиане возликовали: наступила эра христианства, император — христианин, значит, он посланник, помазанник Божий. Ведь это была пора еще раннего христианства, ожидавшего скорого пришествия Христа, наступления его тысячелетнего царства... Казалось, все это сбывается. И те самые христиане, которых нередко истязали за отказ оказывать божеские почести императорам-язычникам, теперь готовы были обожествлять императора-христианина...Тот факт, что Церковь все же причислила его к лику святых, как бы говорит, что кесарь стоит над Церковью, независим от нее. Не отсюда ли и та легкость, с которой причисляются у нас к лику святых коронованные персоны, святость которых весьма сомнительна, — от Александра Невского и Дмитрия Донского до Николая II?» (Д.В. Поспеловский РПЦ в XX веке М. 1995 г. стр. 9-10).




Битва между Константином и Максенцием на мосту Мильвио (Музеи Ватикана. Станцы Рафаэля - http://www.ciao-bellaitalia.com/2013/10/4.html?spref=pi)

Императорская власть априори была единоличной, а в реальности, мыслилась ещё и абсолютной. Социально-политическая функция христианской религии очень быстро превращается в обоснование легитимности земного владыки, как «помазанника Божьего» на земле. Следовательно, христианство несло и несёт - важнейшую функцию по поддержанию и сакрализации политической власти. Вот почему, я искренне удивляюсь тем интеллектуалам, которые поражаются тому, с какой легкостью современная РПЦ МП «нашла» своего политического партнера. Дело в том, что они духовно никогда и не расставались.

Церковь, подчёркивая свою политическую лояльность к империи и императору, на соборе в Арле в 315 г., запрещает христианам дезертировать из армии под страхом церковного отлучения. В IV в. исчезают последние демократические начала, свойственные ранней Церкви. На Лаодекийском соборе (363-364гг.), рядовые верующие были отстранены от епископских выборов. Теперь кандидатов выдвигала городская знать и духовенство, а назначал митрополит.

Интересная цитата Николая Сомина: «Епископ внешних дел Церкви» — исключительно точная характеристика места императора в симфонии властей. Император, Царь — именно епископ, которому Церковью поручена обязанность христианизации общества. И этот факт позднее нашел свое богослужебное воплощение: возникла практика миропомазания нового Царя, которое фактически являлось особым таинством. В Византии оно прочно входит в практику с XII в., в России — с самого начала института царствования (Иван Грозный). Таким образом, помазание на царство — не знак легитимизации власти Царя, а церковное таинство, налагающее на Царя определенное церковное служение. Это очень существенно: Церковь ставит своего члена руководителем одного из самых важных церковных дел — христианского преображения социума. А власть — лишь инструмент для осуществления этой цели. Именно таким «епископом внешних дел Церкви» считают себя и св. Константин Великий, и св. Юстиниан.

Очень важный момент: Царь административно не подчиняется церковной иерархии, он действительно епископ, равноправный со всеми остальными епископами. Точнее, как христианин, он духовно подчиняется Церкви т.е. своему духовнику. А в административном смысле наоборот — остальные епископы подчинены Царю, как верховному носителю власти. Также и Патриарх — он является первоиерархом для всего «священства», но не Царя. Между Патриархом и Царем устанавливаются паритетные, а точнее — соборные взаимоотношения. И поэтому, даже допускается определенное взаимное вмешательство в сферы деятельность друг друга. Прерогативой Царя является созыв Церковных Соборов, а Патриарх обычно имеет право «печалования», т.е. просьб о помиловании осужденных (которые Царь, как правило, выполняет).

Церковь, через помазание на царство, ставит Царя на важное служение, но не требует от него выполнения всех аскетических норм и обязанностей, обязательных для остальных епископов. Ибо служение его — особенное: одновременно Царь является правителем всего общества, в котором кроме пшеницы растут и плевела. И для этого Царю нужны соответствующие возможности: власть административная, власть законодательная, власть судебная. Да и для христианизации общества все эти виды власти ему не помешают. Дело в том, что Церковь («священство») может преобразить нравы (правда, увы, далеко не всех) Но для закрепления успеха необходимо изменение законов и нейтрализация несогласных. А это может только Царь. В этом суть механизма действия симфонии: привнесение в общество христианской нравственности и любви («священство»), и закрепление, сохранение этой нравственности в форме закона («царство»).

Так часть «царства» получает церковное служение и весь государственный аппарат. Чиновники становятся своеобразными «священниками», но в своей специфической области управления государством. Православное воинство тоже является частью «царства» и, соответственно, Церкви» (см. «Царь, как епископ внешних дел Церкви» - https://www.ruskmir.ru/2016/04/car-kak-episkop-vneshnix-del-cerkvi/).

В реальности и на практике теория «симфонии властей» - оказалась совершенно недостижимым (утопичным?) идеалом для христианской Византийской империи.

«Прямое назначение церкви - писал проф. А.П. Лебедев, - состоит в том, чтобы воздействовать на государство и общество в духе идей христианства и его требований...К сожалению, при всей своей религиозности, общество носило в себе очень много задатков болезненной, патологической жизни, ненормального развития, от чего бы то ни происходило. Религиозность была чем-то отдельным от жизни: религиозность сама по себе, а жизнь сама по себе ... Трудно понять, чем поддерживалось продолжительное существование империи при той нетвердости, расшатанности государственных основ, какую представляло византийское государство... Какая-то атмосфера самоволия пропитало все и всех. Это было странное время, когда не стало более доверия ни правительство к народу, ни народа к правительству, ни в войсках к полководцу; всё жило в каком-то тяжелом напряженном состоянии. Каждый пользовался минутой счастья, и хотя искал большего, но редко находил... Революция, путем которой теперь занимала престол большая часть императоров, деморализующим образом действовала и на правительство, и на народ ... счастливцы, окружавшие непрочный трон, были своекорыстны и часто жестоки и мстительны... В продолжение существования византийской империи 109 лиц занимали императорский трон, как императоры в первый или второй раз, или как сотоварищи императоров (по аналогии с современным тандемом - прим. мое). Из них 34 умерло в своей постели, т.е. естественною смертью, 8 умерли на войне или от какой-нибудь случайности. Из прочих: 12 или добровольно или насильственно отказались от престола; 12 умерли в монастыре или в темнице; трое погибли голодною смертью; 18 были оскоплены или лишены зрения, потеряли носы и руки; 20 были отравлены, задушены, изгнаны, погибли от кинжала, или низвержены сверху колонны...Мы не говорим о заговорах неудачных, не сопровождавшихся достижением трона узурпаторами, заговоры были в каждое царствование и притом по нескольку» (А.П. Лебедев "Очерки внутренней истории Византийско-Восточной Церкви в IX, X и X веках". М. Печатня А.И. Снегиревой 1902 г.)

Так что, я бы не стал идеализировать наше общее христианское прошлое, особенно в той его области, где речь идет об абсолютной власти.

Для Симфонии властей, главное вот что надо. Главное, чтобы эти «дары Божии» не паразитировали друг за счёт друга. Светская агрессивно-принудительная (карательная?) Система не использовала христианскую мирвоззренческую Систему, как идеологическую подпорку и сакральную дубину. Сакральная, в свою очередь, не использовала карательный инструментарий первой и не закрывала глаза на ее априори порочную/греховную природу. Поскольку в итоге, страдает простой народ и нарушается воля Творца. Это очевидно. Каждая из них, вполне способна самостоятельно и по возможности творчески (если вообще можно говорит о творчестве в иерархической среде), осмысливать стремительно меняющуюся реальность, "концептуализируя" актуальное для современности мировоззрение (Проект Будущего). У них есть (благодаря рациональности аргументации или даже просто здравости суждения) некая точка пересекаемости (когнитивности), отсюда и возможность для нормального, равноудаленного диалога, а для Церкви – РЕАЛЬНОЕ печалование за народ, нравственное облечение человеческих пороков. Если угодно, это и будет называться Симфонией властей! Но это совершенно не то, что имел в виду Юстиниан. Главное, это чью ВОЛЮ исполняют властьдержащие парни?

P/S. Ещё при жизни Юстиниана, хрупкий «симфонический» баланс был самым грубым образом нарушен. А дело было так. «Он, до маниакальности занятый спасением империи через компромиссы и демагогию, в своем грешном отрыве от общецерковного соборного мнения соблазнился впасть в старый свой грех — навязал церкви безумную демагогическую доктрину юлианистов путем принудительных подписей под автократическим декретом василевса. Это было актом безумия. Юстиниану исполнилось уже 82 года. В отрыве от соборности Юстиниан оказался во власти искушения. И подверг искушению иерархию. Это было в последние месяцы перед смертью Юстиниана (в 565 г.).

Историк Евагрий повествует так: «...издал эдикт, в котором тело Господа назвал не подлежащим тлению и не причастным естественным и невинным страстям и говорил, что Господь вкушал пищу точно так же и до страдания, как потом по воскресении, т. е. что будто бы всесвятое тело Его ни в вольных, ни в невольных «страстях» (эмоциях) не переживало никаких превращений или перемен с момента образования его в утробе и даже после Воскресения. Василевс принуждал согласиться с этим учением всех иерархов» (Церковная история. IV, 39). Но вдруг пришла облегчающая весть о внезапной смерти Юстиниана. Тот же Евагрий (IV, 41) записал: «Потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее» (Евр. 11:40), то Юстиниан, в то время как диктовал постановление о ссылке Антиохийского патриарха Анастасия и единомышленных с ним иерархов, был поражен невидимо ударом и отошел из сей жизни. Таким образом, возбудив везде смуту и тревоги и при конце жизни получив достойное этих дел возмездие, Юстиниан перешел «в преисподние судилища» (А.В. Карташев "Вселенские Соборы" Клин 2002 г.)

(продолжение следует)

Tags: размышления, религия и власть, христианство в современном обществе
Subscribe

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments