iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

Против поста: "О порочном заблуждении Василия Розанова"

Сам пост опубликован в сообществе https://christ-civ.livejournal.com/583712.html:



***



«Мы рождаемся для любви.
И насколько мы не
исполнили любви, мы
томимся на свете.
И насколько мы не
исполнили любви, мы
будем наказаны на том
свете».


Эти слова принадлежат философу любви Василию Васильевичу Розанову. Жизнь его пришлась на два судьбоносных века России: ХIX и ХХ, но творчество его для многих из нас только открывается. Главное в философии Розанова то, что он предвосхитил идеи З.Фрейда. Но в отличие от западного психолога, который сводит смысл человеческой жизни к тому, как реализуются половые потребности, Василий Васильевич Розанов показывает неразрывную связь человеческой души и с полом, и с Богом. Розанов религиозно осмысливает интимную жизнь, и именно в свете религии одухотворяет ее и поднимает до метафизики любви. Розанову мыслился вечно молодой обновляющийся мир. В этом мире два любящих сердца. В их единстве все созвучно Богу и Его любви к ним. Вечный благословенный брачный пир… Дети взрослеют, рождают своих детей, сменяются поколения, меняется лик земли. В этой цепочке рождений философ видит бессмертие человечества, его следование первой и главной заповеди: плодиться и размножаться, то есть множить жизнь, множить любовь.
Сам В.В.Розанов был многодетным отцом, любящим мужем, его творчество и семейная жизнь неразрывны.
Февраль рокового1918 г. оборвал жизнь мыслителя. Что творилось в последние часы в душе Василия Васильевича- для нас тайна. Об этом знает о.Павел Флоренский, принявший его исповедь, и Господь. Приоткрывают тайну строчки из письма Надежды, дочери Розанова: «…Умер весь в радости»,- писала она о своем отце.
20 апреля 1856 года в городе Ветлуге Костромской губернии родился Василий Васильевич Розанов. Детство и юность его прошли в необычайной бедности. В семье было семь детей, мать Василия Васильевича рано осталась без мужа. Умирая, она поручила старшему сыну взять Василия к себе на воспитание. Так он оказался в Симбирске, где продолжил учебу в классической гимназии. Именно в это время у Розанова, по его словам, проявляется «воистину безумная любознательность» - «перечитал бы все книги, переслушал бы всех людей». Как и многие его сверстники, он изучает Белинского, Писарева, Добролюбова. Затем, познакомившись с произведениями западных ученых Фохта, Бокля, Ляйэля и других, он видит колоссальное расхождение между тем, чему учит в гимназии законоучитель, и о чем писали эти ученые. Заканчивал гимназическое обучение Розанов в Нижнем Новгороде. Здесь он стал поклонником Некрасова, который заслонил для него в то время даже Достоевского. Продолжая заниматься самообразованием, юный гимназист пришел к следующему заключению: «…я теперь имею большой, нежели прежде, запас доказательств против всякой идеи Бога, но отношусь в то же время с большим уважением ко всякой религии, и в особенности к христианской. Было время, когда я увлекался различными учениями коммунистов и социалистов, но теперь, после серьезного размышления, я нашел недостатки в тех и других…». С такими мыслями Василий подошел к поступлению в Московский университет. Он выбрал историко-филологический факультет: «…там преподавались философия, история и литература, мною всего больше любимые»,- пишет он.
Московский университет глубоко изменил его жизнь. В 22-23 года весь его интеллектуальный поиск сосредотачивается вокруг одной идеи. Это была идея счастья. Она, по мысли Розанова, причиняет человеку страдание, подавляет естественные цели, вложенные в человеческую природу. В отличие от искусственных целей(где человек - как социальная функция), естественные(религия, любовь, труд) - составляют его назначение. Это последнее нельзя придумать, но только открыть, раскрывая природу человека. Для увлеченного этими идеями студента стало важным понять, в чем заключаются естественные цели человеческой жизни. «Очень много светлого и радостного было в том мире, который открылся для меня». В это же время открывается Розанову Библия. Он невзначай раскрыл начало пророка Исаии. «… И тут я почувствовал до чего же это могущественнее, проще, нужнее, святее всего, всего… Первый раз я понял, почему это «боговдохновенно». Так Розанов перестает быть безбожником. Огонь живой веры в Бога не покидает его уже ни в падениях, ни в счастливые мгновения жизни.
По окончании университета он направляется на службу в уездный город Брянск, где им была написана книга «О понимании». Это первое философское сочинение не вызвало «понимания» ни со стороны ученой России, ни со стороны … его первой жены. Апполинария Прокофьевна Суслова совершенно не вникала в тот духовный мир, в те идеи, которыми жил ее муж. Она была далека от его творческих замыслов. Она не разглядела в нем будущего гениального человека, для нее он - «ничтожный» бедный учитель гимназии. Это и разъединило их. Тем не менее, первый неудачный труд не прошел даром. Розанов больше не пишет больших произведений, он обращается к публицистике.
После разлада с женой Василий Васильевич переезжает в Елец. Он по- прежнему преподает историю и географию. Знакомство с молодой вдовой Варварой Дмитриевной Бутягиной вносит в его жизнь новые светлые тона, новые мысли. Она была из верующей православной семьи, спокойная, мирная обстановка, царившая в ее доме, благотворно влияла на Розанова.
Он решает добиться развода и вступить в новый брак. Однако единственным выходом было тайное венчание, поскольку Суслова не соглашалась на развод. Двусмысленное положение новой семьи доставляло боль как мужу, так и жене. Тайное венчание не давало ни им, ни впоследствии их пятерым детям никаких прав: по существовавшим в ту пору церковно-государственным законам дети Розанова считались «незаконнорожденными» и даже не имели права носить ни фамилию, ни отчество отца. С точки зрения закона, их отец был всего лишь «блудник», сожительствующий с «блудницей». Эта боль и явилась толчком к тому, чтобы оберегать и защищать любовь. Все последующие творческие работы вышли из этой боли и этой любви. Из собственной судьбы Розанов почерпнул «настоящие», собственно розановские темы философии, посвященные проблемам пола, семьи, брака, религии, культуры, христианства, иудаизма, язычества. Таким образом скандальная биография привела к особенным творческим поискам.
Литературный талант Розанова максимально раскрывается в Петербурге, когда он тесно сотрудничает в таких изданиях, как «Русский вестник», «Русское обозрение», «Новое время», «Мир искусства», «Новый путь» и т.д. Сначала он был близок к славянофилам, к консервативному православию, но потом примкнул к более свободномыслящей интеллигенции, участвовал в известных религиозно-философских собраниях. Именно там состоялась полемика между ним и В.Свенцицким. Розанов жарко критикует оппонента за любовь к аскетизму, и видит спасение человечества не в уходе от мира, а в крепкой многодетной религиозной семье.
Жизнь Петербурга того времени – политического, экономического, научного и литературного центра России - была очень насыщенной. Многие литераторы и мыслители искали каких-то особенных шокирующих форм и тем. Символисты, декаденты, футуристы, имаженисты, модернисты - всех не перечислишь- старались найти свой стиль и свое место в искусстве. Все, что накопилось за время существования человечества, было извлечено наружу и предавалось суду и приговору. Но оригинальность и необычность Розанова заключается в том, что он, обращаясь к историческому и религиозному прошлому человечества, не отметает его, а наоборот, именно в нем ищет ответы на ключевые вопросы человеческой жизни. Благодаря этому ему открылась суть жизни в семье, между мужем и женой, суть их связи с Богом. В то время, как всех так занимал «женский вопрос» и «эмансипация», когда для девушек возникает возможность получать высшее образование и работу, Розанов, наоборот, говорит, что главное предназначение девушки - стать женой, матерью, что самое большое счастье для мужчины – быть верным и любящим мужем, что не только в духовных, но и в близости мужчины и женщины скрывается божественная тайна.

Розанов пришел к «религиозному», «священному» обоснованию семьи. Единство мужчины и женщины определяется их неразрывной связью в семье. Поэтому, по мысли Розанова, пол в человеке - не функция, не орган, но всеобъемлющий принцип жизни. Сам человек осознает себя через пол - это то, что делает мужчину - мужчиной, а женщину - женщиной. Это то, что проявляется в поведении каждого, во всех движениях души и, особенно, в духовной жизни. Розанов считает, что в благочестивом браке, основанном на взаимной любви, все чисто, все свято. И в супружеском акте любви нет стыда, нет греха. Огонь любви попаляет все греховное, все что разъединяло и разобщало. Слияние мужчины и женщины так же свято и духовно, как и молитва монаха, при этом Бог так же открывается любящим, как Он открывается святым. На протяжении всей жизни Розанов отстаивает свой идеал благочестивого брака: «…Семья - да будет дом Божий», «брак несокрушим вечным таинством». Но ради Бога, как и откуда он будет «домом Божиим», если глубь его сливается с идеей последнего греха? Переверните все, внесите в эту глубь свет Божий, поместите туда поклоняемое лицо Божие, и семья станет в самом деле бого-поклонением, а брак – не фиктивно религиозным таинством…Вы поставили образ Божий около дома, естественно, что дом наш и не светится им. Внесите этот образ в дом – и он станет храм, «домом молитвы наречется».
Розанов утверждает, что человек способен не только в монашестве, но и в нормальном браке сохранять целомудрие: «Целомудрие есть черта только пола, это не качество ума, не особенность сердца, не черта характера, это уважение человека к своему полу, молчаливое и бережное отношение к нему, как ненарушимо святому в себе… Именно целомудренная женщина и становится источником глубочайшего влечения к ней. Истина пола и душа полового притяжения не разврат, но чистота, целомудрие и, наконец, высший его луч – нечто религиозное. На этом порыве – религиозном и к религиозному и завязывается брак; и он не только не разрушает целомудрия, но еще удлиняет его таинственные влекущие ресницы, уплотняет фату девства. Половой акт, в душе и правде своей, для нас теперь совсем утерянной, есть именно акт не разрушения, а приобретения целомудрия, и только пройдя через бездны его отрицания, невыносимого его загрязнения, мы впали в действительность, из которой даже взглянуть и увидеть радостную истину нам не дано… Младенец - есть отелесненное целомудрие, от коего он и заимствует свои черты (невинность). Дом без детей темен (морально), с детьми- светел. Семья – это также ступень к бессмертию, поскольку «рождение противоположно смерти, оно вечно вырывает у нее жертву, оставляя в руках ее, под косою скорлупу бытия, а бытие ускользает через рождение в жизнь».

Розанов считает, что взгляд на супружеские отношения, как на что-то постыдное и греховное, сформирован в Европе и России аскетическим христианским монашеством, которое само по себе есть что-то неестественное. Монах, по его мнению, некий третий пол, что-то аномальное человеческой природе, противоречащее заповеди Бога «плодиться и размножаться». На месте семьи появляется аскеза, на месте религии, живой веры – каноническое право, консистория и морализирование, на месте реальности- пустые слова. Таким образом, получилось, что брак после Нового Завета - это не благословенное Богом супружество, а уступка человеческой немощи, чуть ли не узаконенный блуд. Такое понимание брака привело к тому, что верующие люди стали в супружеской близости видеть что-то неестественное, низменное, животное и греховное. Люди переставали дорожить этим, были не удовлетворены, а если сохраняли верность, то ради брака, венчания, но не ради любви. Розанов считает, что если человек в этих отношениях будет видеть грех и скверну – то будет грех и скверна, а если будет видеть любовь и радость, то именно это и будет.
Чтобы понять Розанова, нужно перечитать «Ветхий Завет» или хотя бы «Песнь песней Соломона». Именно отсюда писатель черпает красоту и чистоту своей философии пола.Розанов защищал ранние браки, когда и души и тела юных супругов ничем не опорочены. Учебу и карьеру он отодвигал на задний план, поскольку, занимаясь ими и откладывая начало супружеской жизни, человек быстрее развращается: юноши вместо ответственности и семьи привыкают к публичным домам, и девушки, в свою очередь, под влиянием среды, губят свое воображение. Все это впоследствии пагубно влияет на их семейную жизнь. Розанов осуждает вмешательство государства в личную жизнь граждан, так как в том возрасте, когда обычно в человеке все устремляется к любви и созданию семьи, государство вынуждает его либо служить, либо учиться.

P/S. По теме:



Tags: публицистика, русские мыслители, философия и религия
Subscribe

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 6 comments