iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

Почему неправ Олег Лурье

«Никто не притворяется, что демократия — идеал или ответ на все вопросы. Действительно, утверждалось, что демократия является наихудшей формой правления за исключением всех тех других форм, которые применялись время от времени; однако, в нашей стране распространено мнение, что править должен народ, править продолжительно, и что именно общественное мнение, выражаемое всеми конституционными способами, должно оформлять, направлять и контролировать действия министров, которые являются их слугами, а не хозяевами».

Уинстон Черчилль. Из речи в Палате Общин 11 ноября 1947 года.

***

Мой друг в ЖЖ Олег Лурье (который не так давно выдвигался кандидатом в президенты России) https://oleglurie-new.livejournal.com/, высказался предельно ясно:

– Когда мне говорят, что президент Путин уже 18 лет у власти и это якобы не нормально, хочется спросить:
- Ты приходишь к хирургу на операцию, и тебе говорят, что есть врач с 18-летним опытом, а есть молодой, но он обещает сделать лучше. Ты кого выберешь? (с)

— Олег Лурье (@OlegLurie) 24 февраля 2018 г.

Конечно, я выберу более опытного хирурга, ЕСЛИ за ЭТИ годы он не утратил способность и ловкость в своём мастерстве. Ведь если формально следовать этому классному демагогическому месседжу Олега, то следовало бы убедить Борю-алкаша остаться у власти, а не выбирать, тогда ещё молодого, Владимира Путина (который, если верить Кобзону и Ко, сделал Россию лучше. Иосиф Кобзон заявил, что президент РФ Владимир Путин в буквальном смысле спас Россию после 90-х годов прошлого века). И я согласен, что более "опытные хирурги" прикончили бы страну окончательно. Так что, увы, НО кроме яркого (как и всякого демагогического приёма) Образа, месседж Олега ничего не несёт. Да и тогда непонятно, зачем же Олег выдвигался кандидатом в президенты РФ (sic!). Это во-первых.



Во-вторых. Проблема нынешнего действующего президента (которому безусловно, я отдаю дань уважения за прошлые заслуги), находится в самом ядре выстроенной им Системы. Не буду изобретать велосипед, а приведу фрагмент-аналогию из статьи Владимира Невейкина: "Некоторые мысли о китайской государственности в новогодние каникулы по лунному календарю" (https://snob.ru/profile/10497/print/134646). И хотя интересная статья автора посвящена Китаю и его потенциальным проблемам, этот фрагмент носит универсальный характер:

- Вспомним, что само по себе бурное развитие и очевидное разделение стран и народов на «передовые» и «отсталые» (мы здесь несколько опустим феномен «диких племен», которые сохранились в своем первозданном виде со времен неолита) началось не очень и давно в историческом плане. Еще каких-то лет 300-400 назад уровень научно-технологического, военного и социально-экономического развития не очень-то отличался в разных центрах мировых цивилизаций, несмотря на их многовековые обособленные истории. За всё время, например, Римской империи (как впрочем и Китайской) сам «прогресс» в современном понимании этого слова шел крайне медленно. Если бы путешественник во времени мог бы посетить период начала и заката той же Римской империи, то не нашел бы серьезных изменений ни в технологиях, ни в орудиях производства, ни в образе жизни. А как мы знаем этот период охватывает более семи веков. Да что там «семь веков». Китай тысячелетиями не менялся в этом плане. А вот разница между восемнадцатым веком и двадцать первым очень существенна. Боюсь у нашего путешественника во времени был бы серьезный культурологический шок от всех перемен нового и новейшего времени. Тут у самих нас голова кругом идет от разительных перемен чуть ли не за один год. И если «выпасть» из жизни лет на пять, то долго придется адаптироваться к новым «гаджетам» и информационной среде.

А в прежнюю эпоху даже у кочевых народов был достаточный (зачастую превосходящий) военно-технический уровень, чтобы не только противостоять экспансии развитых Империй, но и самим успешно совершать на них набеги, а то и покорять. Почему же классические Империи, с их развитой государственностью и признанными интеллектуалами, не испытывали никакого значимого технологического прогресса, да и с экономическим ростом так же были серьезные проблемы. И только где-то с XVI века началось движение - сначала в некоторых странах Запада, а потом распространилось практически на всю Европу. И уже к XIX веку Западная Европейская цивилизация стала безусловным лидером мира, легко подмяв под себя все остальные центры, включая и Срединную Империю.

На мой взгляд эти изменения связаны с появлением новой государственности, иной модели социально-экономических отношений внутри отдельных стран. Эта новая социально-экономическая среда и переориентировала энергию людей к жизненному успеху с традиционных направлений на альтернативные, с привычной статусной конкуренции внутри иерархических структур к позитивной конкуренции с друг другом в рамках открытой рыночной экономики.

Для удобства назовем господствующую долгое время (практически 90% всей обозреваемой человеческой истории) модель государственности «традиционной», а появившуюся (скорее, конечно, сформировавшуюся в некую устойчивую общественную парадигму к XVI-XVII векам ) – «современной», и попробуем понять в чем же их качественное различие, что привело к такому грандиозному сдвигу в истории всего мира.

Но сначала немного поговорим о самой традиционной модели, которая безусловна сыграла не менее важную роль в цивилизационном развитии, несмотря на все свои «издержки» с деспотиями, сатрапиями и абсолютизмом.

В чем же был позитив этого типа государственности по сравнению с предыдущими способами социального взаимодействия в рамках человеческих сообществ? Ответ лежит практически на поверхности: традиционная государственность очень эффективно ограждала людей от т.н. несистемного (криминального, как бы сказали сейчас) внутреннего насилия и успешно мобилизовала силы и средства для отражения внешних угроз. Именно в рамках традиционной (часто, имперской) государственности появилось само понятие ПРАВА как такового, которое пришло на смену абсолютному господству «права сильного». Государство устанавливало полную монополию на насилие, ограждая населения от посягательств на свою собственность и жизнь со стороны, скажем, «альтернативных субъектов насилия".

Более того, государство определяло и процедуры применения этого насилия, правда, с разной степенью условности и далеко не всем одинаковые. Но в любом случае это был грандиозный шаг вперед и, собственно, с этого и началась «история цивилизаций» вместо «истории племен».

Однако само по себе насилие никуда не делось, оставаясь самым эффективным способом как коллективного управления, так и индивидуального успеха. А так как оно стало концентрироваться вверх по государственной вертикали, то положение в этой иерархии и обеспечивало (и сейчас обеспечивает) жизненный успех тех или иных представителей рода человеческого в рамках соответствующих стран с традиционной системой управления.

Естественно, самым безграничным правом на насилие пользуется главный Суверен (как бы он не назывался). И даже некоторые формальные ограничения, которые он сам на себя накладывает иногда, являются лишь некой условностью, которую Суверен может сам и отменить в любое удобное для себя время. А то и просто проигнорировать. Он никому ничего объяснять не должен. Именно в Суверене, в его субъектности концентрируются все виды власти: исполнительная, законодательная и судебная.

Конечно, формально существуют соответствующие «департаменты» (как бы они там не назывались), которые реально в ежедневном режиме эту власть реализуют на практике. Но делегируется эти полномочия исключительно от имени Суверена и он может их легко перераспределить другим лицам в любое время, а также принять любое нужное для себя решение, минуя сами «департаменты». Помните высказывание Павла 1 , что «в России велик лишь тот, с кем я говорю, и до тех пор, пока я с ним говорю».

Одним словом никакой власти над Сувереном в рамках традиционного государства не существует, а правами он обладает практически безграничными. Что делает это место просто вершиной доминирования во всех социальных и биологических смыслах. Он и является, на самом деле, главной ценностью и смыслом любого традиционного государства. Поэтому с точки зрения представителей традиционных государств любые действия его Суверена, направленные на укрепление его личной власти, даже если это приводит к серьезным проблемам самого народа, обрекая их на голод и лишения, являются признаками «опытного и зрелого политика», хотя в рамках ценностей современного государства это выглядит сумасбродством одуревшего от неограниченной власти обычного психопата.

Суверен может как облагодетельствовать любого подданного, исходя из своих частных представлений о прекрасном, так и отобрать всё что угодно у кого угодно.

Как и любая абсолютная власть она многих привлекает, что несет прямые угрозы самому Суверену. Кроме силовой защиты этой исключительной позиции придумывались и разного рода идеологические обоснования. От примитивных «я и есть Бог» до затейливых «мне это право делегировал весь мой народ в едином порыве, вот посмотрите результаты голосования!» .

Но все равно в одиночку справиться с обороной такого счастья крайне сложно, а оставаться в этом статусе хочется «вечно» (в смысле до биологической смерти). Да и желательно сделать передачу власти как-то без лишних эксцессов и исключительно прямым родственникам. Поэтому со временем образовалась довольно сложная сословная градация с наследованием не столько собственности, сколько социального статуса в рамках вертикали традиционного государства. Разные там герцоги, князья и прочие «бароны». Именно этим «покупалась» лояльность ближайшего окружения. В настоящее время титулы стали не очень популярны, но суть от этого не изменилась. Недаром многие отечественные социологи прямо говорили о сословном характере советского общества, хотя формально сословия были отменены сразу после революции.

В таких обстоятельствах служение Суверену становится главной добродетелью, а любые попытки посягательств на его Власть (даже самые скромные) – считались (и считаются) тягчайшим государственным преступлением и караются с максимальной жестокостью. Личность Суверена (повторю еще раз) была и остается в рамках традиционного государства собственно «государством» в юридическом смысле этого слова. Поэтому вполне здраво высказывание (хоть и приписываемое) Людовика XIV , что государство это он, и отнюдь небезосновательны утверждения нынешних деятелей традиционных государств, что «национальный лидер» равен и тождественен всей стране.

Отсюда и главная мотивация людей в надежде на жизненный успех в рамках традиционного государства всегда жестко привязана к конкуренции за место в «вертикале власти», а прочее - удел «неудачников» («терпил» на нынешнем жаргоне) из низших сословий, даже если они и демонстрируют какие-то успехи в других областях. Все дивиденды от этих успехов в лучшем случае достаются представителям правящих элит или непосредственно Суверену, а в худшем - могут и просто убить излишне ретивого «изобретателя» в силу своих, например, религиозных убеждений. Поэтому научно-техническое новаторство (как бы сейчас сказали) было не только невыгодным «по жизни» предприятием в эпоху господства традиционных государств, но зачастую и крайне опасным.

Вот вам и причина очень скромных результатов научно-технического развития и технологического прогресса той эпохи. Жизненный успех массово ковался совсем не там. Традиционное государство со своей вертикалью власти позволяло (и сейчас позволяет) неплохо выживать, но не развиваться. Даже в настоящее время, когда многие лидеры традиционных государств, под довлеющими примерами стран современных , предпринимают серьезные усилия по достижению конкретных «прорывов» и может вполне искренне желают добиться экономического роста (но при этом не хотят расставаться с абсолютной властью), то из-за врожденной ущербности самой традиционной системы общественных отношений у них выходит как-то все очень выморочно, с колоссальными социальными издержками и непомерно затратно. Вот Северная Корея и Бомбу сделала, и Ракету к ней, а процветания как не было , так и нет..

Может мы бы и жили еще не одно тысячелетие в этом довольно устойчивом состоянии всем миром, если бы в силу множества событий и факторов (мы не будем на них останавливаться. Это требует как минимум отдельной статьи) не появилось современное государство, которое, по своей сути, является дальнейшим качественным шагом в процессе «ограничения насилия». Оно не только эффективно пресекает внесистемное (криминальное) насилие, но и существенно снижает роль и охват государственного насилия по отношению к членам сообщества. Не только условно уравнивает правовой статус государства и гражданина, но и подкрепляет это надежными социальными механизмами. И главное, резко сокращает полномочия самого Суверена. Можно сказать от его личной «суверенности» мало что остается. Исчезает само понятие «вечной власти» - основной ценности и вожделенной цели людей в рамках прежней парадигмы.

Но при этом сам государственный аппарат становится значительно более эффективным в обеспечении безопасности граждан, их прав на законную собственность и защиты от самих «защитников».

Государственная служба и приобретение соответствующего статуса утрачивает свою исключительную привлекательность, их роль резко сокращается при выборе стратегии «жизненного успеха». Общественный статус состоявшегося, скажем, бизнесмена, который не имеет никакого отношения к государственным структурам становится не менее желателен, чем пост «постельничего» при властной особе. Карьера чиновника и государственного деятеля теряет свой абсолютный приоритет. Конечно, статус продолжает предоставлять некоторые преимущества и привилегии, но они не идут ни в какое сравнение с бывшими привилегиями в рамках традиционного государства, включающие право на прямое насилие в отношении менее статусных жителей.

За довольно короткое время современное государство продемонстрировало колоссальное превосходство над государством традиционным. Именно в страны с современной государственностью переместились и точки мирового роста и успеха.

Хочу оговориться, что мы говорим только об экономических и научно-технологических достижениях, а совсем не о «счастье человеческом». Современное государство – это не альтернатива «коммунистическому раю», где все «довольны и смеются». Жизнь в нем не менее (если не более) напряжена и конкурентна. Скорее более напряжена и насыщена разными вызовами, чем в государстве традиционном с его крайне консервативными подходами. Сама среда современного государства из-за снижения фактора административно-государственного насилия, отстроенной системы борьбы с криминалом и вынуждает «буйны головы» амбициозных людей сосредотачиваться на чем-то законном и полезном, а не надеяться на «обходные пути». Жизнь в современном государстве отнюдь не легче, но благодаря привлекательности позитивной (общественно полезной) конкуренции, социально более эффективна, чем в государствах традиционных, где народ больше переживает как понравиться Суверену или его приближенным, а не как предложить миру лучший продукт, инновационный формат или услугу.

Кроме этого, появившееся как европейский феномен , современное государство продемонстрировало свою цивилизационную универсальность на примере абсолютно «неевропейских» стран как Япония, Сингапур, Южная Корея, Чили, Тайвань, где реализация его принципов позволила за одно поколение догнать по уровню жизни многие развитые европейские страны.

Более того, было продемонстрировано, что и сама форма государственности не является критичной для проведения последовательных действий в переходе от государства традиционного к современному. Как формальное наличие «демократической атрибутики» и даже приверженность принципам народного волеизъявления не гарантирует успешное построение «современного государства». Все забывают о положительной роли традиционного государства в борьбе с криминальным насилием. И очень часто с демонтажем его основ население проваливается в криминальное государство, где никто эффективно не противостоит стихийному силовому насилию. Поэтому нередко традиционное государство, после очередной смены элит, вновь возвращается на эту территорию (пусть и в другом виде) к радости населения, которое разгул криминального насилия приняло за «современное государство» и очень этим опечалилось. Дескать «намаялись мы тут с демократией и либерализмом, пусть уж нами по-старинке поуправляют». Это и есть «подмена» понятий, которая способствует возрождению прежнего традиционного способа управления, которое, казалось бы, полностью обанкротилось в лице предыдущих элит со всеми «помазанниками божьими» и носителями «мандата Неба»...

P/S.

На самом деле сменяемость Суверена - это иструмент защиты от произвола государственного аппарата (статусных людей). Как и разделение Властей. Если произвол ограничивается (реально, а не декларативно) и без этих инструментов, то совсем неважно как долго кто там находится на вершине пирамиды. Однако вероятность реставрации традиционного государства при "вечном" правителе очень высокая.

Вот об этом, Лурье "целомудрено" умолчал. Я же хочу, чтобы Вы об этом помнили или знали.


Tags: власть и народ, выборы, олигархи и власть
Subscribe

promo iov75 november 5, 2013 13:14 68
Buy for 40 tokens
Печально знаменитая 58-я статья Безусловно, одной из важнейших составляющих Черного мифа репрессий в СССР является пресловутая 58-я статья УК РСФСР, по которой были осуждены подавляющее большинство «политических» (в том числе и «открыватель» темы А.Солженицын). Что же…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments