iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

О русской религиозной философии (эссе)

«Ужасна слепота ясновидцев».

Мои крайне малочисленные друзья и ещё более редкие знакомые часто говорят, что философы – это профессиональные болтуны и мечтатели. Выжрать водки, потрындеть за столом – это «да». Это нормально. Тем паче, что после второго стакана, на Руси все … философы. А так по-жизни, просто балаболы. Это на бытовом уровне. Философам крепко достается и от церковников. На фиг искать Истину, когда она уже дана в русском православии. Дана «на блюдечке с голубой каёмочкой». Эти поиски лишь свидетельство «горделивого ума» и непокорности священноначалию, от которого истина льется в мир и благодаря которому, только и возможно: а) познание Истины; б) спасение Души. «Лубочная картинка» гармонии и красоты в действии.

Действительно, на Руси с её многовековым христианско-православным наследием и византийским богословием, рефлексия о безусловных сущностях бытия и человеческой жизни кажется абсурдной. Это там, в европейском забугорье, гордецы от «рацио» смели рефлексировать о: познании, смыслах, человеке, бытии, метафизики, логики, морали, нравственности и т.д. В России … ни-ни. Как мы помним Чаадаев за свои «Философские письма» был объявлен сумасшедшим. А что? Очень даже по-русски! По нашему. Любомудрие? Нет, не слыхали. Есть у нас Дмитрий Ростовский с «Житиями святых», а все что иное, то от лукавого.

По аналогии, с широко известным, но лживым преданием. Это типа когда халиф Умар ибн аль-Хаттаб в 641 году дал повеление полководцу Амру ибн аль-Асу сжечь Александрийскую библиотеку, сказав при этом: «Если в этих книгах говорится то, что есть в Коране, то они бесполезны. Если же в них говорится что-нибудь другое, то они вредны. Поэтому и в том и в другом случае их надо сжечь». (Российский историк-арабист О. Г. Большаков комментировал это так: Специалисты хорошо знают, что это всего лишь благочестивая легенда, приписывающая Умару «добродетельный» поступок — уничтожение книг, противоречащих Корану, но в популярной литературе эта легенда иногда преподносится как исторический факт. Однако ни Иоанн Никиусский, немало сообщающий о погромах и грабежах во время арабского завоевания, ни какой-либо другой христианский историк, враждебный исламу, не упоминает пожара библиотеки. Инфа из Вики).

Но как бы там ни было, крайне настороженное отношение русского православия к вольнодумцах, всегда было, есть и будет. Попов понять можно. Всё зло этого мира, они видят в человеческом разуме. Говоря словами Тертуллиана: «Что может быть общего между Афинами и Иерусалимом»? Хотя ЗЛО, которое приносило, приносит и принесёт в этот мир Вера, они «целомудренно» не замечают. Вера – априори «гуд»! Разум – априори зло! Стоит ли удивляться тому, что великого Хомякова, провожал в последний путь Самарин с несколькими человеками и … все. По сути, это и есть эпитафия религии, философскому поиску в России.

Однако, несмотря на титанические усилия «мудрецов веры» по искоренению любомудрия, Русский религиозно-философский ренессанс … состоялся. Имена Хомякова, Самарина, Достоевского, Данилевского, Киреевского, В.С. Соловьева, Леонтьева, Ильина, Розанова, Карсавина, братьев С.Н. и Е.Н. Трубецких, Флоренского, Лосского, Лосева и др., хорошо известны думающим людям, даже нашего бесчеловечного и на глухо мистифицированного времени. Жаль только, что этот Ренессанс был крайне недолог. Мы не найдем, в отличие от немецких философов, у наших любомудров стройных и законченных систем. Трудно сказать почему, но русские религиозные мыслители, как-то и не стремились «очертить» или придать «законченность» своим мыслеформам. Да и в отличие от европейских коллег, русские в основу своей философии закладывали «камень веры». Но не «слепой веры». Такие понятия как: «Логос», «Живой Дух», «София» - были основными в категориально-понятийном аппарате, последних.

Интересной особенностью этого альтернативного философствования, была глубинная уверенность в изначальном принципе Универсума - «всеединого целого» или проще всеединства. Расщепленность, расколотость Бытия от которого, так тянуло блевать Сартра, была глубоко чужда русским. Как впрочем и самоуверенное всезнайство, немецкого классицизма. Нигилизм Ницше вызывал не менее стойкое отторжение. У русских, «линия философской напряженности» проходила по спекулятивному антагонизму: вера – знание. Это рождало массу проблем и вариантов их решений.

Все открылось в элегантном разрешении – «мысленного зрения верующего ума». Вера дает разуму именно тот необходимый ресурс, при котором из сомневающегося он становится объективно и актуально верующим. Вера становится разумной, а разум верующим. Здесь единство и гармония всего человека. Вера, и это принципиально, не есть некое отсутствие знаний, а есть с одной стороны, устремленность человека к Богу, а с другой – объективное снисхождение к человеку в «тайне» Откровения Бога. В вере как онтологической реальности и, происходит их встреча. Свободная встреча – свободных Личностей.

И это то, что нам сегодня так не хватает. Мутные волны пошлого мистицизма и бытовой магии, архаичность сознания и суеверия, ужас перед карающим и отправляющим в ад Богом (за съеденное что-то там, в неположенное, хер знает кем, время), ползанье в позе рабов за бабки и безмозглого «одобрямс» - это не то, о чем писали и думали русские мыслители. По всей видимости, они были БОЛЕЕ высокого мнения о русском: уме, душе, вере, совести и ЛИЧНОСТИ. Они ошиблись?



Tags: размышления, русские мыслители, философия и религия
Subscribe

promo iov75 april 4, 2020 17:07 3
Buy for 40 tokens
Читаю книгу Адама Меца «Мусульманский Ренессанс». Это второе издание Академии наук СССР (институт востоковедения). Издательство «Наука» 1973 г., в переводе Д.Е. Бертельса. Ответственный редактор В.И. Беляев. Немного о книге. Книга швейцарского востоковеда Адама Меца…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments