iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

Религия и национализм

Я уже неоднократно говорил и опять повторяю, что одной из причин религиозного экстремизма, является "национально-религиозная идея". То есть, менталитет религиозно-ориентированных масс населения, чётко сфокусирован на странном представление – религиозная идентификация по национальному признаку. Говоря словами Ф.М. Достоевского: "Кто не православный, то и не русский". Раньше национализма не было, хотя в прошлом мы и можем найти формы напоминающие национализм (с XIV века формируются национальные Европейские государства), но это национализм политический.


Главным представляется и постулируется единство нации, как политического и экономического организма. Биологический, родовой фактор здесь особой роли не играет. Например, что такое Франция? Здесь мы можем наблюдать весьма пестрый ансамбль наций: здесь и Гасконь, Прованс, Нормандия и т.д., т.е. представлены разные культуры и если угодно даже разные языки, но, тем не менее, все чувствуют себя по тем или иным причинам французами. Наиболее интересным представляется, имеющий долгую историю - иудейский национализм (пожалуй, наиболее приближенный к идеи национализма XIX века), но он то же другой, поскольку в своей основе является религиозным. Избранный народ выбран Богом не как биологический субстрат, а как народ, заключивший с Ним договор и в этом смысле, вне избранничества, никакого народа как этноса просто нет. Существование Израиля имеет исключительно религиозный смысл. Более того, этот народ создан Богом для определенной цели, хотя эта цель в христианстве видится в ином свете. Принося жертву «начатка плодов» на жертвенник, иудей должен был произносить формулу: «…отец мой был странствующий Арамеянин, и пошел в Египет и поселился там с немногими людьми…» (Втор.26;5), таким образом, этнически по крови и языку - Израильтяне это обычные семиты. Этот народ создан Богом и смысл этого народа в том, чтобы быть послушным Богу. Если народ не послушен Богу, тогда, он просто теряет всякий смысл. «Господь обещал тебе, ныне, что ты будешь собственным его народом, как Он говорил тебе, если ты будешь хранить все заповеди Его, и что Он поставит тебя выше всех народов, которых Он сотворил, в чести, славе и великолепии, и что ты будешь святым народом у Господа Бога твоего, как Он говорил». (Втор.26; 18-19). Если христианская «экклесия» (претендующая на то, что теперь она является истинным «обществом людей Божиих»), если исламская «умма» («собрание верных»), буддийская сангхи – это мистические сообщества, где кровь не имеет значение, а имеет значение вера, следование определенным вероучительным законам и принципам, то в Израиле важно, то и то. Ведь иудеи, все-таки являются не только «народом Божиим», но и «детьми Авраама», его потомками по плоти и крови, что является принципиально важным для иудаизма. Хотя иудаизм знает и прозелитизм, но фактически через обряд «обрезание» происходит «соединение в крови» с Богом и, как следствие с «обществом избранного народа». Человек становится как бы «кровником», «кровным братом». В этом смысле и значении Израиль ближе к индуизму, чем скажем к христианству. Индуистом не может быть кто угодно. Например, в современном индуизме, который пытается вести прозелитическую деятельность («Сознание Кришны»), включение в состав общины предполагает обязательное усыновление неофита. Я должен стать индусом по нации, а не только индуистом по каким то религиозным соображением.


Но в XIX веке национализм возникает на базе «трех сил», о которых я упоминал в своих постах: индивидуум, жизнь и история. Теперь национализм истолковывает себя как некий биологический субстрат, включающий в себя кровно-родовое единство людей, которые качественно отличаются от других. У этих людей имеется своя органическая история (прежде всего) непохожая на историю других, эти люди создают свой индивидуальный и культурный тип, также непохожий на тип других. Национализм оказался неожиданно сильной концепцией, как и социализм (вплоть до нашей современности), в силу относительной интеллектуальной дешевизны. Ведь товар, может с успехом распространяться и популяризироваться не только потому, что он качественный, но и потому что он дешевый (китайский опыт). Товар, который поставляли в своё время, на интеллектуально-духовный европейский рынок, Кант с Гегелем, был очень качественный, но дорогой. Идеи же социализма и национализма были не только дешевыми, но и эффективными! Они позволяли человеку идентифицировать себя с 1)политической доктриной, 2)со своим народом, и самое главное за это не нужно было интеллектуально «платить». Человек обретал целостное мировоззрение, без каких либо духовных и мучительных проблем. Русским меня сделали папа с мамой, а чтобы стать пролетарием – особых усилий прилагать не нужно, но самое главное у меня возникает объяснение всех моих неудач и бед («жидо-масонский заговор», монархия или влияние инородцев), и, следовательно, появляется цель в их устранении. Моя жизнь, из бесцельно пустой и духовно ничтожной, причина которой коренится во мне самом, вдруг обретает смысл и цель. Этот духовно-разрушительный феномен удивительно ярко и точно описывает Достоевский в своих «Бесах». При этом социализм и национализм очень хорошо друг с другом переплетаются (национал-социализм).
Однако, качественно иное, я бы сказал – зловещее лицо, национальная идея, обретала в сочетание с религиозно-политической. Так напр., главное и наиболее тяжкое обвинение, висящее на "черносотенцах" — прежде всего на Союзе русского народа, — это, конечно, обвинение в организации погромов (носящих религиозно-политический характер), выразившихся не только в разрушении и грабеже имущества евреев, но и в многочисленных убийствах. Русское слово "погром", известное уже по письменным памятникам XVI века и означающее "разорение", "опустошение" (см., например, в словаре В.И.Даля), в XX веке было превращено в своего рода кошмарный символ тогдашне Российской Империи. Известен, погром 22апреля 1905г.в Симферополе. В Керчи 31 июля того же года, патриотическая демонстрация (во главе с градоначальником) переросла в еврейский погром. Только во время октябрьских погромов 1905 г. было убито более 800 евреев (не считая умерших вскоре от последствий погромов); материальный ущерб оценивался более чем в 70 млн. рублей. Погибло евреев во время погромов: в Ростове-на-Дону — свыше 150, в Екатеринославе — 67, в Симферополе — свыше 40, в Орше — свыше 30. В некоторых городах, например, в Юзовке (ныне Донецк), Киеве, Саратове число жертв было очень велико, но точные сведения отсутствуют. Не так давно, в лихие 90-ые годы, украинские раскольники-националисты с ненавистью, характерною для террористических групп, обрушились на каноническую Православную Церковь, особенно в Западной Украине, Тернопольщине. Получив государствено-чиновничью поддержку при экстремистко-юридическом беспределе, эти погромы и захваты православных храмов, а также убийства русских людей, навеки останутся на совести религиозных террористов.


Экстремистскому нападению подверглась и святыня Земли Русской – Киево-Печерская лавра (весной 1992 года). В те же 90-ые состоялись выборы в местные органы власти, в ходе которых в Галиции к власти пришли проуниатские религиозно-экстремистские политические силы. Начались массовые захваты православных храмов. Во всех спорах между православными и униатами, власти принимали административные решения исключительно в пользу униатов, что выявляет религиозно-экстремистскую подоплёку тогдашних ужасных событий. Многие местные советы просто штампуют незаконные решения о передаче храмов униатам, а затем с милицией и ОМОНом, избивая и калеча людей, захватывают их. Повсеместно храмовая война сопровождается зверствами и насилием. В течение 1990-1992 годов были практически разгромлены три православные епархии в Галиции. При штурме в Старом Самборе ОМОНом местного храма были зверски избиты даже члены Четырехсторонней комиссии, которые с переломанными носами, в кровоподтеках и бинтах прибыли в Киев, где предстали перед журналистами. Восточные патриархи обратились к папе Римскому с требованием прекратить произвол и не пользоваться социальным и экономическим кризисом восточноправославных стран для усиления религиозно-прозелитского расширения своей гегемонии. Далее, для тех кто уже забыл, напомню, что в 1999-2000 гг., боевики Исламского движения Узбекистана (ИДУ), с оружием в руках пресекали границу с целью захвата власти, при этом неоднократно заявляли о намерении силой ниспровергнуть политические режимы в молодых постсоветских республиках и создать свое исключительно клерикальное государство /См. например, хорошую работу Н. Наматова "Религиозный экстремизм в Центральной Азии"/. О Чеченкой бойни даже как-то стыдно и упоминать. Не так давно, 5 и 6 июля 2009 г., многие мировые СМИ сообщили о спонтанно возникших погромах в Синьцзян-Уйгурском автономном районе Китая. Основное население автономного Синьцзян-Уйгурского района Китая — уйгуры, проповедующие ислам. Для справки уйгуры — это тюркоязычное население Китая, Киргизии, Казахстана, Узбекистана и ещё ряда близлежащих государств. Оценки их численности — как на территории самого Китая, так и за его пределами — серьёзно колеблются. По разным данным, в КНР, в том числе и за пределами Синьцзян-Уйгурского автономного района, их от 5 до 10 млн. После 11 сентября, в мусульманских кварталах нескольких крупных городов Америки прокатилась волна погромов. Такая реакция была предсказуема, тем более что, по некоторым свидетельствам, ликование в арабских кварталах Нью-Йорка и Вашингтона было таким же, как и в Палестине /А. Лампси. НГ-религии/. У нас в Отечестве, ярким свидетельством религиозно-политического экстремизма, служат такие факты, как периодичность скин-хэтовских погромов (которые в большинстве своем являются христианами), да и просто неприкрытая ежедневная ненависть к людям другой религиозно-окрашенной национальности.

Несмотря на то, что агрессивно-экстремистские тенденции имеют различные причины, можно уже сейчас смело констатировать усиление во всём мире тенденции к религиозному экстремизму. Религиозный экстремизм, уже носит глобальный характер. У него есть своя современная история (но будем помнить о глубоких корнях заложенных много веков назад). Религиозный экстремизм как особый феномен, связывают с серединой 1970-х, когда проявились такие явления, как рост христианского экстремизма в протестантских церквах США и Латинской Америке, с типологически схожими католическими движениями (например, Opus Dei), с "исламским фундаментализмом" аятоллы Хомейни, израильским движением Gush Emunim и др. Интересно то, что религиозные экстремисты считают себя избранным народом, призванным обеспечить победу Бога в истории (христианский милленаризм, иудейский мессианизм, претензии мусульман на универсальную значимость своей религии и образа жизни). В связи с усилившимися процессами: глобализации, экономической интеграции стран, либерализации и секуляризации, а главное – эсхатологических и апокалипсических настроений, религиозный экстремизм (и его крайняя форма терроризм) будет набирать невиданную до сих пор силу. Но об этом, я расскажу в дальнейшем.

Tags: религия и политика
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments