iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

По поводу Опроса kolybanov - Верите ли Вы в Бога?

У моего друга в ЖЖ Андрея Колыбанова, "родился" замечательный пост: Опрос: Верите ли Вы в Бога?.

Меня не удивляет, что это "рождение" не произошло у "дьяка всея Руси" или многочисленных батьков "пасущихся" на просторах глобальной Сети.

Безусловно, Андрей (коммунист по Духу) не является авторитетом в тонких сферах синергии и теопасхасиса. Однако, это один из редчайших блогеров Мира, чьи опросы (с вполне мощными и развернутыми комментариями), заслуживают самого пристального внимания думающий публики.
Я не шучу и не пиарю! Говорю, то что думаю!

Однако формат "опроса" и комментов в его блоге, не позволяет дать мне как апологету Веры, развернутый ответ. Посему, делаю это у себя в своём блоге. Надеюсь Андрей прочтет.

***

Освободив человека "вообще", поставив его лицом к Лицу с Личностным Богом, христианство в лице Церкви – жестко структурировала его в общественном бытии (табуирование социального поведение и мышления). Религиозно-структурированное сознание порождает и структурированное, унитарное социальное бытие - канонизирует и регламентирует его формы, а также жёстко-схваченное содержание. Так сказать, религиозная дисциплина жизни. Христианский тип мышления заставляет аналогичным образом подходить и к социальному: общество ранжировано — в нем: короли, знать, военные, священники, крестьяне, торговцы, служители муз. Так есть и так будет всегда, это Неизменный порядок, каждая социальная фигура самообусловленна. Всегда будут проститутка и преступник. Неизменная иерархичность духовного мира, проецируется на неизменную социальную структуру.

Вот почему, Церковь во все времена (даже если декларируется обратное, не будем столь наивны), была крайне враждебна к демократизации и либерализации социально-общественной форме бытия. Ритуализированная и застывшая жизнь. Динамика если и предполагается, то только в глубинах духа и то … под чётким, освящённым преданием контролем. "Культура, позабыв о своем предназначении — быть четким и строгим набором жизненных решений, — превратилась в огромный пыльный фолиант, что-то вроде Mammetrectus. В XV веке так назывался толстенный грамматический комментарий, отравивший юные годы лучших людей той эпохи. Подсознательную ненависть к нему Эразм Роттердамский сохранил на долгие годы; письма и диалоги Эразма полны насмешек и издевательств по поводу Mammetrectus, что, впрочем, в некотором роде обессмертило это произведение"(Хосе Ортега-и-Гассет).
Со временем (где-то с XV века) внутри самого христианства, как целостного мировоззрения, нарастает антагонизм. Не то, чтобы его раньше не было. Он был всегда. Просто, как и любому иному плоду ему надо было созреть. Я имею в виду "верую, ибо нелепо", "верую, чтобы знать" и "знаю, чтобы верить". Одним словом, пирамида описанная выше, начинает претерпевать мировоззренческую трансформацию. Происходит это за счёт рационализации Откровения и натурализации Природы (природы – как творение Божие, при этом, проявляется интересная идея "мир не просто не выводим из Бога, он есть сам по себе" - деизм). Одним словом, историческая пустота христианства заполняется чем то, в содержательном смысле, что христианством не является. От Лица Бога к лицу мира. Этот принципиальный и еле уловимый импульс, явился доминантой всех последующих интеллектуальных мотивов в различные эпохи – Возрождения и Просвещения. Натурализм - в эпоху Ренессанса наука была зрительной. Вот почему в Италии образуется академия Рысьих глаз. В это время главный признак ученного - точный глаз, способный замечать и мелкое в быту, и то, что на небе, например звезды в телескоп. Потом наступает период математизации науки и объяснение явления из самого явления. Затем возникает формула: человек есть то, что он есть. (Д. Лихачев «Тысячелетие культуры». «Альманах библиофила» №26. М. «Книга» 1989 г. С.12). Одним словом, на вершине Веры происходят какие-то загадочные и таинственные изменения. Выскажу крамольную мысль – в самой попытки табуирования бытия и сознания ("нет и нет"), заложено диалектическое "отрицание отрицания" – да. В этом парадоксе скрывается и ошибка рационалистов.

С этим столкнулся когда то Гегель. Гегель, как бы задает вопрос: «В чем тайна разума»? И отвечает, а в том, что это индивидуальная жизнь (вспомним описанный ранее пиетет перед индивидуальным), только которая выходит от частнородового к всеобщему, духовному. Главный русский гегельянец И. Ильин даже назвал свою книгу «Философия Гегеля как учение о конкретности Бога и человека». Ключевым словом здесь является «конкретность» в том смысле, в котором его понимал Гегель; а именно, перед нами индивидум, все общее по отношению к которому является его предикатом, они как бы срослись вокруг одного индивидуума. Таков Бог в своем максимуме, но таков и человек, пускай на своих временных, конечных стадиях, но все равно он является как микрокосм, миниатюрным повторением самого Абсолюта. В целом, конечно же, эта идея не нова. Интересно отметить, что, например, в индийской философии, Лотос потому является символом мира, что его семя, повторяет форму самого цветка. Внутри цветка микроцветок. Одним словом, гегелевская мысль сводиться к тому, что элемент повторяет структуру целого. Таким образом, человек не просто часть Абсолюта, или какой-то его образ, идея, но человек, в каком- то смысле повторяет, правда в миниатюре, структуру самого Абсолюта. Гегель показывает, что процесс творения мира Богом и самопознание Бога через мир может быть рассмотрен через эту миниатюрную модель-зеркало, через самосознание человека, через его выход в историю и через создание идеального государства (надо сказать, что для Гегеля это было совершенно священная идея. «Справедливое государство», в котором реализуются высшие духовные ценности). Таким образом, человек познает самого себя. И Бог-Понятие познает Самого Себя. Человек и есть высшая точка в самосознание Бога. Можно сказать, что именно в человеке Бог и познает Самого Себя. Здесь, ярко выраженная пантеистически - рациональная модель Универсума, или как называли ее русские философы «панлогизм». Но и это, пожалуй, самое важное, Разум является не одной из способностей в этом процессе, а Разум как раз- то и есть весь этот процесс в целом. Эстетизация разума у Шеллинга и Гегеля доходит до того, что в принципе, разумом является все в любых своих состояниях. Если посмотреть в Гегелевскую философию природы, то можно увидеть, что и время, и пространство, и вещество - это тоже разум, но только в несколько превращенных формах. И как только любой из этих «феноменов» начинает двигаться и развиваться, оно сразу же становится носителем Абсолютного Духа. И вот здесь-то, в этом интеллектуальном апофеозе, двусмысленность достигает своего Максимума. Потому что, если Дух и Разум есть все, то тогда чем же является то, что Духом и Разумом не является. Здесь рационализм доходит до своего высшего накала и двусмысленности… дальше идти некуда. Одним словом, есть такие недоступные для познания "зоны", которые неподвластны ни разуму, ни эстетизированному натурализму. Они дышат в затылок, они как тень или рок преследуют любого кто пытается построить и верит довести любую из описанных выше способностей человека до КОНЦА. Эта странная, пустая вера лишенная живого и трепетного содержания. Как сказал Гёте: "Нет ничего более непоследовательно, чем абсолютная последовательность".

Эта двойственность сознания (разум – вера), расщеплённость – есть дар христианства, его наследство оставленное современному человеку и пронизывающая насквозь как его внутреннею, так и внешнюю культуру. Это проявляется во всём. Мы настолько этим пропитаны, что даже не замечаем, просто потому, что это мы и есть. Например, поиск абсолютов – оставленный в наследство от Средневековья. Совершенные законы, совершенное право, совершенное общество, истинная или единая религия, совершенный человек, "пролетарий всех стран объединяйся" (почему всех?), эталон, образец и т.д. "Фундаментальное открытие христианства, наложившее неизгладимый отпечаток на историю, то есть на человека, — убежденность, будто содержание жизни состоит не в том, чтобы что-то делать в жизни, а в том, чтобы посвятить ей, жизнь, чему-то ("Сберегший душу свою потеряет её; а потерявший душу свою ради Меня сбережёт её". Мф.10.39); ее смысл не в том, чтобы утвердить основанием жизни что-то, что считается ценным, а, напротив, ни на что в жизни не опираться и все наше существование передоверить, пред-назначить чему-то" (Хосе Ортега-и-Гассет). Это фундаментальная (наследственно-генетическая), ценностная ориентация современного человека с принципиальным эсхатологическим уклоном. При этом, объективное противоречие, заложенное в самом христианстве, не может не сказываться в историческом развёртывание культурного бытия. Речь идет о фундаментальной нестабильности между христианством и миром. Христианство входит в мир, исторически пребывает в нем, но само не от мира. Колесо и поверхность.


Tags: публицистика, религия, человек и Бог
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments