iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

БОГ

Разбирая этимологию слова «Бог» Фасмер пишет, что это слово: «родственно др. – инд. bhaqas – «одаряющий, господин, эпитет Савитара и второго из Адитья», др. – перс. baqa, -, авест. baya «Господь», «Бог» от др. инд. bhajati, bhajate «наделять, делить», авест. baxsaiti «участвует», греч. «фегин» - «есть, пожирать». Первоначально «наделяющий»; др. – инд. bhaqas –«достояние, счастье», авест. baqa - «доля, участь». Как отмечает свящ. В. Шмалий: «предметом исследования могут являться лишь эпифеномены Откровения, но не Сам Бог». Общее для всех семит. языков – пишет о. В. Шмалий, – за исключением эфиоп. (геэза), наименование Бога передается корнем il (ср. Илу, Аллах и т.д.). В древнееврейском языке этот корень представлен термином ’el (Эл), этимология которого до сих пор вызывает споры. Словом «Эл» обозначается реальность, выражающая идею мощи, власти, включающую в себя идею первенства, превосходства… В целом «Эл» обозначает всякого бога, но одновременно с таким обобщенным использованием, мы находим и использование «Эл» как собственного имени для верховного западносемит. божества.



Такие ученые – сторонники «прамотеизма», - как Э. Лэнг, еп. Натан Сёдерблом, Р. Петтацциони, свящ. В. Шмидт, Г. Виденгрен, И. Энглель, полагали, что все семит. племена изначально были монотеистами и лишь впоследствии уклонились в многобожие. Отзвуком некогда существовавшего монотеизма и являлось почитание хананеями «Эл», который ко времени патриархов, хотя оставался высшим богом, но был уже богом среди многих иных богов. Ему же под именами «Эл sadday» (Бог Всемогущий – Быт. 17.1; 28.3; 35.11; 48.3), «Эл 'elyon» (Бог Всевышний – Быт. 14.22), «Эл `olam» (Бог Вечный – Быт 21.33) и др. поклонялись во всем западносемит. ареале. Бог Эл играл огромную роль в хананейской религии, в угаритских текстах мы встречаем вполне определенную тенденцию к превосходству Бога, именуемого «ab snm» - отец времен или отец смертных, ab adam – отец человечества, bny bnwt – творец творений и наиболее важный титул il |bn| il – Бог богов. Местный Иерусалимский Бог Эл ’elyon почитался Всевышним Богом, творцом неба и земли и владыкой страны, доступ к которой предоставлялся Им лишь при условии принесения десятины. Бог Мелхисидека, царя Салимского, ’el ‘elyon, представлен в Свящ. Писании тождественным Богу Авраама (Быт. 14.20 сл.). Почитание Яхве т.о., - это восстановление изначального общесемитского монотеизма на основании Откровения, данного Моисею…Более или менее определенным в настоящее время представляется, что праотцы израильского народа именовали Бога ’el sadday. Контакт праотцев с хананейской религией, в которой доминировал Эл, происходил в несколько стадий.

Первый контакт имел место во времена патриархов; между ’el sadday и ’el ‘elyon было столько моментов общности, что праотцы могли чувствовать себя почти как дома в хананейском окружении… После преодоления опасностей поганизации религии Израиля, вызываемых туземными культами элов и ваалав и утверждения Израиля в верности истинному Богу, Яхве начинают именовать также и Элом, утверждая тем самым, что нет иного Бога, кроме Яхве. Яхве теперь именуется ’el или чаще ‘elyon, Который связывается с древним титулом sadday, наследием патриаршей религии; помимо всего прочего Он именуется ’elohim. В Пс. 90. 1-2 интегрированы все титулы: «Живущий под кровом Всевышнего (‘elyon), под сенью Всемогущего (sadday). Покоится, говорит Господу (yhwh): «прибежище мое и защита моя, Бог (’elohay) мой, на которого я уповаю»! С VII в. до Р.Х. имя Эл появляется весьма часто в сочетании с собственными именами Бога. Нужно сказать, что имя Элохим, когда оно означает Единственного Истинного Бога, выражает тотальность Божественности, объединенной в Едином. Эл Элохим познается как истинный Бог, только когда Он открывает Себя Своему народу под именем Яхве. Каждый раз, когда Яхве, являясь, открывает Себя, Он Себя именует и определяет произнесением имени ’el / ’elohim: «Я – Бог отца твоего» (Исх. 3.6; Исх. 3.15, 6.7, 34.6, 41.10, 43.3) или просто «Бог» (3 Цар. 18. 21;36). Между именем Бога и именем Яхве устанавливается живое соотношение: чтобы стало возможным открыть Себя как Яхве, Он говорит совершенно по-новому, Кто Бог и какова Его сущность. Многие думают, что имя Яхве открыто Израилю через Моисея, но есть ряд свидетельств указывающих на то, что и до Моисея это имя было известно. «Енох, сын Сифа, впервые призвал имя Яхве (Быт. 4. 26), Ной, благословляя сыновей называет Яхве богом Симовым (Быт. 9. 26). Имя Яхве присутствует в имени Иуды, оно обозначает «Яхве ведет», а также в имени матери Моисея Иохаведы (Исх. 6.20; Числ. 26.59). Текст Исх. 3 дает возможность изъяснения имени Яхве. Он связывает Божественное Имя с корнем hyh (hy) и глаголом haya (h) – «быть». Используемая в Исх.3.14 конструкция ’ehye (h) ’aser ’ehye (h) имеет параллели в В.З., см. особенно Исх. 33.19: hannoti ’et aser ’ahon и Иез. 12.25.

Очень интересную параллель можно провести с библейским отождествлением имени Бога как «Яхве» и пониманием Сущего. «Яхве» - это как бы отклик (Он сущий), повторяемый людьми в 3-м лице, на откровение. Выраженное Богом в 1-м лице о самом Себе: ’ehye (h) – Я есмь». Он есть «Сущий», точнее с еврейского: «Он есть Тот, Кто есть». За этой кажущейся тавтологией скрывается глубокий смысл. «Сущий» - это причастие от глагола «быть». Обычно поэтому говорится о том, что Сущий есть Источник или Податель всякого бытия. Но по сути дела, не было бы никакого нового откровения в том, что Бог является Творцом и Первопричиной всякой тварного бытия - это аксиома истинной религии. Необходимо более пристально приглядеться к таинственной тетраграмме IXVX: «Я есть Тот, Кто есть».

Во-первых, это означает, что Бог является истинным Бытием, единственной Реальностью, по сравнению с которой всё не столь реально или не реально вовсе. Всё обретает реальность, настоящее бытие только в той мере, в какой причастно бытию Сущего. Только Он «есть» по-настоящему. Во-вторых, в этом имени можно усмотреть надвременной аспект: в отличие от преходящего мира Он «есть» всегда. В отличие от нашей жизни, в которой каждый будущий миг превращается в прошедший, у Бога всегда «настоящее» время, настоящая жизнь. В-третьих, обратим внимание на слово «Тот».
Одной из особенностей Септуагинты является передача имен и титулов Бога - чаще всего они упрощены до слов Бог (Теос) и Господь (Куриос), и очень редко дают перевод или транслитерацию конкретного титула или имени Бога. В этом смысле показательным является текст 1Цар 1:11 - "и дала обет, говоря: Господи [Всемогущий Боже] Саваоф! если Ты призришь на скорбь рабы Твоей..." Заметьте, что в русском синодальном тексте неканонической Библии, которая имеет вставки из Септуагинты в квадратных скобках к каноническому "Господи Саваоф" добавлено неканоническое "Всемогущий Боже". В оригинальном еврейском тексте здесь стоит "Яхве Цаба", то есть "Иегова Саваоф", а в Септуагинте стоит "Адонаи Курие", то есть "Бог Господь" - интересно, что на греческом приводится слово "Адонаи" в транслитерации с еврейского титула Бога, которого в данном тексте вообще нет, а еврейское "Яхве (Иегова)" заменено стандартным "Куриос" -"Господь". Просмотрев все места, где в еврейском тексте используется "Шаддай" - 7706, мы обнаружим, что в большинстве случаев это слово передается либо при помощи Теос - Бог, либо при помощи Куриос - Господь, а зачастую и вообще при помощи личного местоимения, указывающего на Бога. Есть ряд мест, где любое упоминание Бога просто опущено. Однако есть и другая передача этого имени Бога, например в книге Иова более половины случаев использует слово "Пантократор" -"Вседержитель", а в двух случаях у Иова (21:15 и 31:2) и в книге Руфь (1:20,21) использовано слово "Иканос" -"Способный, Достаточный". И только в Иез 10:5 приводится транслитерация еврейского имени на греческий - "Саддаи", равно как и в Чис 2:12 и 10:19, где "Шаддай" является частью имени человека - Цуришаддая, на греческом это имя транслитеровано как "Соурисадаи". Нумерация Стронга относится только к еврейским словам Ветхого Завета и греческим словам Нового Завета, потому для греческих слов, встречающихся только в Септуагинте, нет нумерации Стронга. Потому для греческой транслитерации "Саддаи" в Иез 10:5 нет записи в словаре Стронга, а слово "Пантократор", которое в Септуагинте, кстати, применимо не только к "Шаддай", но также и к "Саваоф", используется и в Новом Завете в 2Кор 6:18 , Откр 1:8 и других текстах, имеет номер по Стронгу - 3841. Что же касается "Иканос", то это слово использовано в обоначении имени или титула Бога в Септуагинте также не только вместо "Шаддай" в Иова и Руфь, но также и вместо "Яхве, Иегова" в Исход 4:10 . Это слово используется и в своем обыденном значении как в Септуагинте, так и в греческом Новом Завете, и имеет номер 2425 в словаре Стронга.

В индуизме человек говорит божеству: «Ты еси То», и высшим качеством Его считается безличностность. Но Бог Авраама и Моисея - не океаническая бездна, Он есть высшая Личность, обладающая мыслью, волей, и, если можно так выразиться, характером. В библейской религии нельзя спросить «что есть Бог?», но только «Кто есть Бог?». Пред Единым Личностным Богом праведный человек «говорит лицом к лицу». В будущем подобное представление развилось в знание о «человечности» Бога», а отсюда и божественности человека /Фейербах/. Нужно сказать, что имена, прилагаемые нами к высшему первоначалу, раскрывают не его невыразимую природу, а лишь «наши собственные состояния, включая и состояния сознание, по отношению к Нему». Так, по утверждению Плотина, называя Единое «причиной» или «тем», «мы, как бы извне обегая единое, стремимся истолковывать свои состояния, то будучи близ него, то отпадая из-за затруднений касательно него».

Это имя охватывает все, и Сам Бог непрестанно разъясняет его в различных определениях Самого Себя. Откровения Имени Моисею содержит по крайней мере одно новое истолкование древнего слова и, вероятно, его материальное преобразование. Устанавливается связь между именем Яхве и 1-м лицом глагола haya (h): ’ehye (h) – Я есмь». На Божие «Я есмь» человек отвечает «Он есть» или «Он дает бытие». Имя Божие уже не есть только местоимение, которым человек обозначает своего Бога, ни существительное, которое помещает его среди других существ, ни прилагательное, определяющее его указанием на характерную черту. Оно воспринимается как глагол; оно – отклик на устах человека Слова, которым Бог определяет себя. Слово это одновременно и отказ, и дар. Отказ вместиться в человеческие категории: ’ehye (h) ’aser ’ehye (h) ‘immak – «Я есмь Кто Я есмь» (Исх. 3.14); дар Своего присутствия: ’ehye (h) ‘immak – «Я буду с тобой» (Исх. 3.12). Глагол haya (h) имеет динамический смысл: он обозначает гораздо более, чем нейтральный факт существования: некое событие, некое существование, всегда присутствующее и действенное.




Не идея вечности была первичной, когда израильтяне произносили Яхве, но экзистенциальная идея присутствия. Это реляционная, соотносительная концепция: реально лишь то, что находится во взаимодействии с иным существованием. Бог – Тот, Кто «с» кем – то! (Исх. 3.12). Да и среди живущих, мир возникает как продукт отношения по меньшей мере двоих человек /М. Бубер/. При этом интерпретация собственного положения в бытии определяется взглядом другого. В имени Яхве Бог открывает Себя. Открывает не Свою «сущность», но Личность. Пока мы изнутри нашего религиозного мистического опыта не «говорим о Боге», Он в нас, а мы в Нем. Как только, мы его «выявили», «проявили в понятии», выразили Он бежит от нас. Я не знал, что я люблю Его, пока я не сказал о Нем как о Боге, но «выразив» Его как Бога, я могу уже и не полюбить Его. Болезнь моего сознания в том, что я верю в Бога, а не верю Богу. Я не знал, что я Его враг и не люблю Его, пока я не знал Его. Выразив Его и, следовательно, узнав и представив Его, я стал врагом Ему. Бедный я человек! Люблю ли я, ненавижу ли я, то и другое относятся к понятию о Боге.

«Тень» моя, враг мой. То, что родил мой разум во сне неведения, убило меня. Его нельзя доказать онтологически или еще как-то, Ему либо веришь, либо нет, ибо знаешь Живую Личность. Доказывая Его, я доказываю собственные представления, идеи, понятия, но всегда о Нем, а значит мимо Него. Авраам поверил не в Бога, а Богу. Личность говорит с личностью. «Аврам поверил Господу, и Он вменил ему это в праведность» (Быт. 15; 6). Исаак и Иаков, сын и внук Авраама, обретают столь же непосредственное знание Бога в опыте прямого и личного общения с Ним. Таким образом, для потомков этой семьи - прародителей народа Израильского - Бог не является ни абстрактным понятием, ни безличной силой. Когда еврейская традиция говорит о Боге, речь идет о "Боге наших отцов", "Боге Авраама, Исаака и Иакова" - конкретной Личности, с которой праотцы могли беседовать, могли непосредственно общаться. Следовательно, познание Бога основано здесь на вере-доверии к опыту предков, на достоверности их личного свидетельства.

В Своей сущности Бог непознаваем, следовательно все разговоры о Его сущности и все сущностные характеристики есть то, что всегда от нас. Потому что Он не есть «то» или «это», именно потому, что я не могу дать Ему «образа», «идеи», «вида», именно потому что, из всего созерцаемого и знаемого мною, я не могу сказать, что вот Он «здесь» или «там», само мое не могу, само мое не-знание Неведомого, но Всюдуприсуствующего, Являемого указывает на некий «знак» Его касания. Неужели знать, это быть не в состояние сказать?


Tags: религиоведение
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments