iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Последний президент ?



Многие блоггеры в курсе о предсказаниях связанных с последним президентом Америке. И то, что он будет чернокожим и то, что он окажется ... последним. Немного пройдусь по этим пророчествам. Благо в Сети они в изобилии.

Итак.



Ванга является пожалуй одной из немногих чьи пророчества всегда сбываются и ее дар признается во всем мире. Она предсказала приход к власти в США чернокожего президента. Ванга: "44-м президентом Соединенных Штатов будет чернокожий. И этот президент станет для страны последним, потому что потом Америка замерзнет или попадет в пучину крупнейшего экономического кризиса. Возможно, даже распадется на южные и северные штаты".

В сети есть любопытное пророчество Федерико Мартелли о последнем президенте Америки, которое напрямую касается нынешнего 44 президента США. В одном из монастырей итальянского города Болонья в XV веке жил древний монах-астролог Федерико Мартелли. Его прозвали Раню Неро, что переводится как «Черный паук». Собственные пророчества он записывал в "Вечную книгу".

В 1972 году археологи провели радиоизотопный анализ этой рукописи. Он подтвердил: книга, в самом деле, написана в Средневековье. В ней исследователей заинтересовали строки, которые касаются нынешнего президента США – Барака Обамы. Цитируем их дословно: «Держава на берегу двух океанов окажется сильнейшей на земле. Править ею будут по четыре года правители, 44-й из которых станет последним».

По Нострадамусу – после прихода 44-го президента страну ждут большие перемены. Всем известно, что именно слово “перемены” (change) стало лозунгом предвыборной компании нового президента США.

В начале 30-х годов во время одного из трансов "спящий пророк" Эдгар Кейси мысленно очутился на борту корабля, умевшего передвигаться во времени. НЛОнавты показали ему Землю начала XXI века.

Кейси увидел американские и японские прибрежные города, а также Северную Европу, лежащие в развалинах и полузатопленные. Путешественники во времени объяснили Кейси, что это не последствия войны, а гигантский природный катаклизм – подвижки донных океанских тектонических плит. Замечу, что западное побережье Северной Америки стоит на одном из самых протяжённых разломов земной коры — Сан-Андреас, пересекающем Калифорнию с юга на север.

Точную дату катастрофы пришельцы не назвали, но дали понять Эдгару, что она произошла не ранее 2000 года и не позднее 2015-го - времени правления 44 президента США.

Есть ещё не пророчество, а проклятие краснокожего вождя Тенскватаве президентам США.

Уильям Гаррисон, будучи губернатором штата Индиана, вел непримиримую борьбу с индейцами, в том числе с легендарным вождем Текумзе. Под его руководством белые сожгли родную деревню Текумзе. В 1913 году вождь погиб, застреленный американскими военными. Земли Индианы были потеряны для индейцев.

Одержимый чувством мести, его брат шаман Тенскватава по прозвищу «Пророк» проклял всех американских вождей, предсказав смерть на своем посту каждому четвертому. Шаман послал Гаррисону послание следующего содержания: "Гаррисон не выиграет в этом году, и не станет Великим Вождем. Но он может выиграть в следующем. И если выиграет... Он не закончит свое правление. Он умрет властвуя".

И Уильям Гаррисон, избранный президентом в 1840 году, открыл «смертельный президентский ряд». Он умер через месяц после инаугурации.

После него на своем посту умирал каждый четвертый президент: Захари Тейлор, Авраам Линкольн, Джеймс Гарфилд, Уильям Мак-Кинли, Уоррен Гардинг, Франклин Рузвельт и Джон Кеннеди.
Единственным исключением оказался Рональд Рейган. В него стреляли, но только ранили. Угадайте, кто "четвертый" после Рейгана? Правильно - Барак Обама.

Нынешние выборы в США, также не обещают безоблачную радость "победителям". Об этом в статье Бориса Кагарлицкого:

Америка вместо выборов может получить восстание

Мало кто ожидал, что выборы 2016 года станут столь драматичными, независимо, от их исхода, переломными для истории Соединенных Штатов Америки. В феврале один из американских подписчиков инстаграма разместил очень характерный пост:

"За кого бы мы ни проголосовали, это будут исторические выборы. Клинтон будет нашей первой женщиной президентом, Сандерс – нашим первым еврейским президентом, Круз – нашим первым канадским президентом, а Трамп – нашим последним президентом".

Шутки шутками, но и в самом деле политические страсти в США, пожалуй, не были так обострены с 1960-х годов, а поляризация, в том числе и между отдельными штатами и регионами страны, после Гражданской войны позапрошлого века редко достигало такого уровня.

Голосование на демократических праймериз показало, что конфликт Севера и Юга остается в силе, несмотря на то, что политическое и социальное его содержание во многом изменилось. Берни Сандерса поддерживают развитые Север и Запад, в значительной мере уже постиндустриальный, кампания ведется в основном в интернете, пропаганда доходит до масс через блоги, социальные сети, а плакаты создаются и размещаются в инстаграме.

На Юге Хиллари Клинтон опирается на традиционные клиентелистские связи, организует явку афро-американцев через общинных лидеров и делает ставку на привычные методы телевизионной пропаганды, ориентированной на тех, у кого нет доступа в Интернет. Фактически XXI век сошелся в схватке с наследием XIX и XX столетий.

Это столкновение наиболее ярко выразилось в Аризоне, оказавшейся на грани этих двух миров. Избирательные махинации, постоянно применявшиеся аппаратом Демократической партии и командой Хиллари Клинтон на Юге, здесь были использованы в максимальном масштабе. Граждане, зарегистрировавшиеся как демократы, приходя на участки, обнаруживали, что их документация стерта или исправлена. Отправившиеся проверять и исправлять свои данные в избирком штата, люди ничего не добились, поскольку здание было закрыто из-за угрозы взрыва, оказавшейся, естественно, ложной, но крайне своевременной. Угроза была ликвидирована и помещение открыто лишь после того, как голосование завершилось.

В районах, где ожидалось активное голосование за Сандерса, участки были просто закрыты, а тысячи и тысячи людей, которые всё равно пытались проголосовать, стояли под палящим солнцем в многочасовых очередях. Кто-то падал в обморок, кто-то не выдерживал и уходил. Но результаты были объявлены ещё до завершения голосования. Перед людьми, пытавшимися выбрать своего кандидата, просто захлопнули двери. Пострадавших оказалось несколько десятков тысяч, и по странному стечению обстоятельств, почти все они были сторонниками Берни.

Такая картина, мало похожая на образ "идеальной демократии", была бы вполне органична где-нибудь на Ближнем Востоке или в Юго-Восточной Азии, но на самом деле она лишь воплощала в максимальном объеме весь опыт избирательных махинаций, накопленных за два столетия на американском Юге и в некоторых других частях страны, особенно в Чикаго, где выросла мадам Клинтон.

Однако особенностью современной Америки стала организация эффективного массового сопротивления махинациям. Благодаря интернету вся страна могла видеть происходящее в реальном времени, списки пострадавших тут же составлялись активистами, уже через несколько часов были отправлены петиции, собравшие за считанные дни более 200 тысяч подписей. Протест избирателей в Аризоне стремительно мобилизовался под лозунгом "Revote or Revolt!" (Переголосование или восстание!), а по всем остальным штатам оперативно распространилась подробная информация об угрозе махинаций и о том, как им противодействовать. Старые технологии избирательных манипуляций столкнулись с новыми информационными технологиями.

Чем кончится конфликт в Аризоне, остается до сих пор непонятным, поскольку власти изо всех сил стараются замять скандал – признав факт массовых нарушений, они отрицают их умышленный характер и пытаются предотвратить переголосование, ссылаясь на отсутствие прецедента. Легко догадаться, что прецедентов имеется более, чем достаточно, только они имели место не в Америке, а в менее свободных странах, куда американские специалисты ездили устанавливать и отлаживать демократию.

Политический кризис в Аризоне является своеобразным микрокосмом более масштабного процесса, разворачивающегося по всей стране. Традиционные партийные аппараты утрачивают контроль над избирателями, пропагандистские машины теряют эффективность, социологические службы оказываются неспособны оценивать и прогнозировать поведение людей, возникают не только новые движения и лидеры, но и новые повестки дня. Обе традиционные политические партии испытывают мощнейший стресс, а их высшая бюрократия пребывает в растерянности на грани паники.

В то время, как элита демократов прибегает ко всевозможным уловкам, чтобы остановить Берни Сандерса, аппарат республиканской партии, похоже, уже потерял надежду предотвратить успех Трампа на праймериз. На самом деле его победы не столь бесспорны, как может показаться, особенно читателям российской прессы, которая других кандидатов кроме Трампа и Клинтон в упор не видит.

Но проблема старой республиканской элиты состоит в том, что Тед Круз, единственный кандидат, который ещё может победить харизматичного нью-йоркского миллиардера, сам абсолютно чужой для партийного истеблишмента. Технически шанс Круза состоит в том, чтобы мобилизовать на свою сторону делегатов, избранных по спискам других политиков, аутсайдеров гонки. Но такая комбинация должна быть поддержана партийным начальством, которое испытывает к Крузу не намного больше симпатии, чем к Трампу. В прессе совершенно открыто обсуждается иной вариант: итоги праймериз будут просто аннулированы, фигуры сброшены с доски и аппарат назначит собственного кандидата, который вообще не баллотировался.

На такие предположения Трамп отвечает угрозой поднять на бунт своих сторонников и выставить свою кандидатуру отдельно, против официальной партии. Аналогичные предложения обсуждаются и среди сторонников Сандерса. Сам сенатор из Вермонта, будучи, хотя и не очень известным, но очень опытным политиком, пока отмалчивается, не говоря ни да ни нет. Он всё ещё сохраняет шансы на официальную номинацию, а потому демонстрация публичной нелояльности к партии, членом которой он даже формально не является, может стоить ему голосов.

Тактика Сандерса по отношению к его оппонентам состоит в доброжелательном презрении, тогда как более радикальные активисты на низовом уровне мобилизуют протестные эмоции. На него работает и то, что кампания Хиллари сама по себе сталкивается с нарастающими проблемами. Самая серьезная из них это расследование, которое ведет ФБР против бывшего государственного секретаря, допустившего утечки секретной информации.

Хотя действия Клинтон на этом посту и не попадают под уголовную статью (как выразился один из сотрудников ФБР, "идиотизм не является в США государственным преступлением"), они свидетельствуют о вопиющей некомпетентности, явно несовместимой с занятием какой-либо официальной должности. Расползающаяся по стране информация об аризонском скандале тоже не улучшает положение Хиллари. Неизбираемые суперделегаты предстоящего съезда, пообещавшие свою поддержку бывшей первой леди, начинают один за другим перебегать в лагерь Сандерса по мере того, как их почтовые ящики переполняются письмами от рядовых членов и сторонников партии, предупреждающих, что провалят их на следующих выборах, если они выступят против воли народа.

А главное, у мадам Клинтон самый высокий среди всех кандидатов негативный рейтинг. Рядовые американцы не любят её, не уважают её, не верят ей. В то время как значительная часть либеральной интеллигенции ещё до начала гонки заявляла, что надо несмотря ни на что поддержать Хиллари, чтобы "остановить Трампа", эти выступления лишь выявили принципиальный разрыв между поведением интеллектуалов и большинства населения.

Если для политизированного левого интеллектуала голосование за Хиллари оправдывалось лозунгом "Anybody but Trump!" (кто угодно, только не Трамп), то выбор рядового обывателя определялся принципом "Anyone but Hillary!" (кто угодно, лишь бы не Хиллари). И это было совершенно логично, поскольку речь идет не об абстрактных идеологических принципах, а о том, что именно Хиллари воплощает консервативную, коррумпированную, антидемократическую систему, которую граждане мечтают изменить, представляет политическую олигархию, против которой и слева и справа взбунтовалось общество.

Оставшись один на один с кандидатом республиканцев, Хиллари почти гарантированно проигрывает. Даже если её оппонентом окажется Трамп, пугающий латиноамериканцев и черных жителей Юга своими сомнительными высказываниями. Прогнозы показывают, что в случае, если выбор в ноябре сведется к голосованию за Хиллари или Трампа, значительная часть избирателей-демократов предпочтет остаться дома.

Глубина и масштабы политического кризиса, как и всё более явный паралич партийных аппаратов свидетельствуют о том, что под вопросом нечто большее, чем карьера мадам Клинтон, Дональда Трампа или даже Берни Сандерса. У нас на глазах происходит разложение двухпартийной системы США и разрушение привычных механизмов идеологической гегемонии. Основными жертвами этого процесса являются либеральные элиты, на протяжении трех десятилетий навязывавшие обществу "прогрессивную" политкорректную риторику и одновременно проводившие жесткую неолиберальную экономическую политику в интересах финансового капитала. Союз Уолл-стрит, масс-медиа и коррумпированных интеллектуалов был достаточно эффективным, чтобы держать под контролем все администрации и общественное мнение в стране, но этому явно приходит конец. Причем не постепенно, а сразу.

Разложение системы может дойти до того, что к ноябрю американцы получат на выборах не привычных двух, а сразу четырех кандидатов. Причем традиционные партии уже не будут пользоваться преимущественной поддержкой избирателей.

Разумеется, в запасе у аппаратчиков наверняка есть ещё какие-то ходы и махинации, а до завершения праймериз осталось больше двух месяцев, так что события могут принять самый неожиданный оборот. Однако ущерб, нанесенный политической системе, уже необратим.

Берни Сандерс, возможно, сам даже не осознавал, насколько своевременным и точным оказался его призыв к "политической революции". Ситуация в Соединенных Штатах и правда революционная – в полном соответствии с ленинским тезисом: верхи не могут, а низы не хотят. Да и нарастающий экономический кризис гарантирует трудящимся массам, если не "нужду и бедствия" по Ленину, то уж точно существенный дискомфорт. Чем быстрее свалится США в очередную рецессию, тем больше шансов у Сандрса и Трампа выйти на финишную прямую.


Tags: США, возможное будущее
Subscribe

  • В продолжении поста

    Вот этого: Мне подарили резное Распятие: Утверждая, что оно сделано из части гроба покойного патриарха Алексия 2! Тело мол перекладывалось в…

  • 23 года

    Двадцать три года назад, на день преподобного Сергия, мы с Александрой поженились! На следующий день, по благословению Святейшего патриарха…

  • Исход

    Всё, вещи забрал. С храмом попрощался. Немного грустно ... Возвращаюсь к семье в Посад. P/S.О многом нужно подумать, но это потом.

promo iov75 november 5, 2013 13:14 68
Buy for 40 tokens
Печально знаменитая 58-я статья Безусловно, одной из важнейших составляющих Черного мифа репрессий в СССР является пресловутая 58-я статья УК РСФСР, по которой были осуждены подавляющее большинство «политических» (в том числе и «открыватель» темы А.Солженицын). Что же…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment