iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Иран-Китай: Грандиозный дипломатический прорыв

Визит Председателя КНР Си Цзиньпина в Тегеран ознаменовал собой грандиозный дипломатический прорыв в отношениях между двумя странами. И последствия этого прорыва в самое ближайшее время благотворно скажутся на огромном пространстве Ближнего Востока, а также Центральной и Южной Азии.

Подписанный в ходе встреч на высшем уровне руководителей Китая и Ирана соглашение о всестороннем стратегическом партнерстве создает прочный фундамент того, что союз двух этих стран станет основным фактором, определяющим безопасность и стабильность региона. Си Цзиньпин стал первым лидером мирового уровня, который посетил Иран после отмены санкций, введенных против Тегерана, и это весьма многозначительный шаг.

«Первая зарубежная поездка китайского лидера в 2016 году, который является первым годом реализации 13-й пятилетки, имеет особое значение», − отмечает государственное информационное агентство Китая Синьхуа. – «Она способствует реализации китайской инициативы «один пояс, один путь» и развитию традиционной дружбы между Китаем и исламским миром».

Научный сотрудник Центра по изучению инициативы «один пояс, один путь» при Академии общественных наук Китая Чжан Нин отмечает, что согласно дипломатической практике, первая поездка главы государства после вступления в должность и его первое зарубежное турне в новом году имеют особенно важное значение.

«Так, в 2013 году после вступления в должность председателя КНР Си Цзиньпин нанес свой первый визит в качестве главы государства в Россию, в ходе первой зарубежной поездки в 2014 году он прибыл в российский город Сочи для участия в церемонии открытия зимней Олимпиады, а в качестве первого пункта своей первой зарубежной поездки в 2015 году он выбрал Пакистан. В этом году Си Цзиньпин отдал приоритет трем средневосточным странам − важным партнерам Китая, которые активно поддерживают китайскую инициативу «один пояс, один путь». Таким образом, данный визит обязательно придаст новый импульс взаимодействию между двумя сторонами», − утверждает Чжан Нин.

Следует отметить и то, что контакты на высшем уровне руководителей Китая и Ирана уже несколько лет как стали традицией. В 2013 году председатель Си Цзиньпин в рамках саммита ШОС в Бишкеке встретился с президентом Ирана Хасаном Роухани. После этого лидеры двух стран неоднократно встречались на международных заседаниях. В 2014 году Х. Роухани нанес визит в Китай и присутствовал на 4-м Совещании по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА). В 2015 году Председатель КНР и президент Ирана провели встречу в Нью-Йорке, в рамках Генеральной Ассамблеи ООН.

Экономический фундамент ирано-китайского стратегического партнерства

Столь же стабильной, как отношения на высшем уровне, является и поступательная динамика развития экономических связей между двумя странами. Не лишним будет напомнить, что в то время, когда товарооборот Исламской республики с ее основными партнерами сокращался, объем торговли между Тегераном и Пекином только нарастал. 1997 − $12 миллиардов долларов, в преддверии «калечащих санкций», в 2009 году − $28 миллиардов. На их пике в 2012 − $36 миллиардов. В 2013 – $40 миллиардов. И, по итогам прошлого года, с учетом нефтяного экспорта – более 51 миллиарда долларов.

Словом, за период с 2009 года, в условиях ужесточения Вашингтоном и ЕС санкционного режима против Исламской республики, рост товарооборота составил почти 60 процентов – более чем убедительно доказательство того, что для Пекина санкции никогда не были и не будут сдерживающим фактором в развитии экономического партнерства с Тегераном. В настоящее время примерно сто китайских предприятий активно работают в сфере торгово-экономического сотрудничества Китая и Ирана. Китайцы принимают участие в ряде строительных проектов в областях высокоскоростных железных дорог, нефти и газа, гидроэнергетики, химической промышленности и телекоммуникаций. Строительство тегеранского метро, производственного парка китайских автомобилей «Чери» и другие успешные примеры китайско-иранского торгово-экономического сотрудничества получают самую высокую оценку в Иране.

В 2015 году китайская сторона сделала максимально конкретное предложение Тегерану о состыковке стратегии развития двух стран. «КНР намерена в приоритетном порядке продвигать с Ираном проекты в области инфраструктуры и транспортно-коммуникационной взаимосвязанности, расширять сотрудничество в таких сферах, как железные дороги, автомагистрали, металлургия, автомобилестроение, электроэнергия, инжиниринг, высокие технологии и охрана окружающей среды. Также важно в первую очередь стимулировать сотрудничество в сфере энергоресурсов и финансов. КНР готова полноценно использовать взаимодополняемые преимущества двух стран в энергетической области, чтобы построить долгосрочное и стабильное стратегическое сотрудничество», − подчеркнул по итогам той встречи Си Цзиньпин.

Во время нынешнего визита эта идея получила свое дальнейшее развитие в виде целого пакета политических и экономических предложений. Прежде всего, Китай официально заявил о поддержке заявки Ирана на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества (ШОС) на правах полноценного участника организации. Соответствующее заявление было подписано в ходе нынешнего визита. В более широком смысле политическое значение этого шага заключается в том, что Китай недвусмысленно дает понять − попытки расширения американских санкций под предлогом борьбы с ракетной программой Ирана в Пекине считают неправомочными. И не намерены принимать их в расчет в развитии отношений с Тегераном.

По мнению китайской стороны, Иран не только является государством-учредителем Азиатского банка инфраструктурных инвестиций, но и его экономика, в ближайшее время окажется в русле стремительного развития. Что, в свою очередь, закладывает прочную основу для сотрудничества между Ираном и Китаем. С точки зрения долгосрочных перспектив, по оценкам китайских и других зарубежных экспертов, стороны имеют огромное пространство для сотрудничества в областях строительства высокоскоростных железных дорог, производства природного газа, строительства нефтепроводов и других сферах инфраструктурного строительства и освоения природных ресурсов.

В контексте потепления экономических и торговых отношений между Китаем и Ираном, широкие перспективы ожидают и обмены в том числе в гуманитарной сфере: образовании, культуре и туризме. «Иран богат туристическими ресурсами. Внутриполитическая ситуация в стране стабилизируется, и в будущем Иран может стать популярным туристическим направлением для жителей Поднебесной», − отмечает, в частности, китайская «Женьминь жибао».

Практические итоги встреч в Тегеране

В итоге, результатом визита Председателя КНР Си Цзиньпиня в Тегеран стало подписание 17 документов о намерениях, в том числе – договоров, регулирующих юридические аспекты хозяйственных и гражданских связей. В числе подписанных документов − межправительственный меморандум о взаимопонимании в целях поощрения и установления морского «Шелкового пути XXI века» и экономического пояса Иран-Китай в рамках этого проекта. Подписан меморандум о взаимопонимании по сотрудничеству в области использования атомной энергии в мирных целях.

В списке документов также договор о взаимной правовой помощи по уголовным, гражданским и коммерческим делам; соглашение о научно-техническом сотрудничестве, о сотрудничестве в области охраны окружающей среды и по вопросам экологии, взаимодействию таможенных служб двух стран. Также стороны обсудили долгосрочные контракты в энергетической и горнодобывающей отраслей. Одним из успешных итогов визита вполне можно назвать решение сторон о том, что китайские капиталовложения будут направлены на финансирование реконструкции железной дороги Тегеран − Мешхед.

Но главным, все же, следует считать подписание соглашения о всеобъемлющем стратегическом партнерстве между двумя странами и примыкающей к этому документу масштабной 25-летней Программы по развитию отношений и расширению торговли, одной из основных целей которой является увеличение товарооборота между двумя странами за десять лет до 600 миллиардов долларов.

*******

Произошедший в результате взаимных усилий дипломатический прорыв в ирано-китайских отношениях, формирующееся ирано-китайское партнерство имеет все шансы стать системообразующим фактором безопасности на Востоке и предвестником многополярного мира. У Тегерана и Пекина присутствует практически полное совпадение стратегических интересов в одном из самых нестабильных регионов планеты. У них общие подходы к разрешению сирийского кризиса. Они в одинаковой мере обеспокоены нарастанием экстремизма и сепаратизма. Это совпадение рождает оптимизм в отношении будущего партнерства между двумя странами, способное в интересах мира и процветания по-новому перекроить ближневосточную, центральноазиатскую и многие другие геополитические карты.


Редакционная статья
Источник: "Iran.ru "

Tags: Иран, Китай
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments