iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

Еретики или исповедники?



Это тот кто клеймить развратность нравов представителей правящего духовенства,

- в качестве источника веры признаёт только Священное Писание;
Считает, что нельзя взимать плату за таинства и продавать церковные должности (симония);
- нельзя слепо подчиняться церкви, нужно думать самим;
- власть, нарушающая заповеди Бога, не может быть Им признана;
- собственность должна принадлежать справедливым. Несправедливый богач есть вор;
- каждый христианин должен искать правду, даже рискуя своим благополучием, спокойствием, жизнью;
- нельзя продавать индульгенции.


***


Илл: Ян Гус выступает перед церковным судом в Констанце 6 июля 1415. Худ. Вацлав Брожик, 1883

Личность и деяния чешского религиозного деятеля Яна Гуса до сих пор вызывают острые дискуссии историков и теологов. Некоторые считают его одним из величайших реформаторов, другие убеждены, что он закоренелый еретик, проклятый на века. Кем же на самом деле был этот человек?

О ранних годах жизни Яна Гуса известно очень мало. Но совершенно очевидно, что он происходил из крестьянской семьи. Его год рождения вычисляется по дате поступления в Пражский (Карлов) университет и определяется в промежутке между 1369 и 1371 годами. Отца Яна предположительно звали Михаилом, имя матери в истории не сохранилось. Родиной Яна Гуса называют селение Гусинец, но поскольку таковых было два — возле Праги и близ Прахатице, они до сих пор оспаривают права друг друга.

Доходчивые проповеди

Надо сказать, что, учась в университете, Гус не блистал особыми талантами, проходя по разряду посредственностей. Однако после окончания университета он сумел обратить на себя внимание: так, в 1396 году Ян стал магистром свободных искусств, через два года начал преподавать в родном университете богословие, затем стал деканом и наконец — ректором (1402-1403-1410). Через четыре года после окончания университета он принял священство.

С этого момента Гус выступал не только с университетской кафедры. С 1402 года он проповедовал в Вифлеемской часовне в Праге и пользовался большой популярностью у прихожан.

В те непростые времена искусство проповеди было поставлено на высокую ступень: священники и учёные регулярно выступали на публике и оттачивали своё мастерство годами. Но Гус в своём умении говорить и убеждать пошёл дальше других: он насыщал свои рассказы понятными вещами, обращаясь к повседневной действительности. Это выглядело необычно, слушатели чувствовали себя как первые христиане, к которым обращается Христос. Кроме того, Гус приправлял свои филиппики изрядной долей критики — он разоблачал феодалов, бюргеров, клир, да и саму церковь. При этом он совершенно искренне считал, что делает благое дело, ведёт себя как истинный христианин, жаждущий сделать церковь лучше, а её дела — разумными и полезными.

Можно сказать, что Гус был предшественником великого Мартина Лютера, разумеется, без его всеобъемлющего напора знаний и энергии.

В это время в Европе были весьма популярны труды Джона Уиклифа, английского богослова. В Чехии они были запрещены, однако Гусу с его пытливым умом не составило труда их найти и прочесть. Скептический заряд Уиклифа поразил Гуса — это было то, что он искал и к чему стремился. В результате Гус открыто поддержал его взгляды. Он начал клеймить развратность нравов представителей духовенства, стал в качестве источника веры признавать только Священное Писание, авторитет которого ставил выше папского.

Основные идеи Гуса сводились к следующему:

— нельзя взимать плату за таинства и продавать церковные должности. Священнику достаточно взимать небольшую плату с богачей, чтобы удовлетворить свои первейшие жизненные потребности;

— нельзя слепо подчиняться церкви, нужно думать самим;

— власть, нарушающая заповеди Бога, не может быть Им признана;

— собственность должна принадлежать справедливым. Несправедливый богач есть вор;

— каждый христианин должен искать правду, даже рискуя своим благополучием, спокойствием, жизнью;

— нельзя продавать индульгенции.

В результате этих взглядов популярность Гуса росла как на дрожжах. Его реформаторские идеи упали на благодатную почву, ведь с середины 13-го века страна переживала экономический подъём, феодальные отношения сменялись товарной экономикой. Церковь Чехии находилась в руках немецкого духовенства, которое поддерживали высшие церковные иерархи. И личная борьба пражского проповедника стала выражением национально-освободительного движения. Он стал знаменем этой борьбы, её лицом и сутью.

Под знаменем борьбы

Популярному в народе богослову симпатизировали и недовольные папством и немцами крупные чешские феодалы, и даже сам король Вацлав IV. Однако развитие реформационных идей Яна Гуса угрожало уже и самим феодальным устоям. Гус говорил, что сохранение власти в руках господствующих классов допустимо только при условии соблюдения ими «закона Божьего». В противном случае подданные имеют право и даже обязаны поднять восстание.

Эти революционные взгляды привели к тому, что положение Гуса в Праге стало ухудшаться. Дошло до того, что против него выступил пражский архиепископ, а затем и король, ранее благоволивший к реформатору. Ещё в 1410 году архиепископ наложил церковный запрет на деятельность Гуса и его сторонников. Затем он был вызван на аудиенцию к понтифику. Правда, за реформатора вступились королевская чета Чехии, университет, знатные чехи: они направили просьбы в Ватикан позволить проповеднику остаться в Праге.

Но в 1413 году все же была составлена папская булла об отлучении упрямца от церкви и запрете предоставлять ему кров и пищу под страхом отказа городам, укрывающим еретика, в праве совершать богослужения. Этого Ватикану показалось мало, и Прагу объявили городом, отлучённым от церкви. Чтобы не подвергать интердикту всю Прагу, Гус по совету короля уехал в Южную Чехию. Оттуда переехал в Краковец — там шляхта не признавала решения папы. Это позволило ему и впредь активно и открыто критиковать церковную и светскую власть.

Когда кафедра — костёр

В ноябре 1414 года в немецком городке Констанц собрался очередной церковный собор. Его целью была борьба с церковным расколом и ликвидация троепапства — католической церковью в этот момент правили одновременно три иерарха. В Констанц пригласили и Гуса. Для того чтобы обезопасить его приезд, император Священной Римской империи Сигизмунд I Люксембург выдал ему охранную грамоту. Но проповедника обманули — по прибытии на собор Ян был арестован и посажен в одну из комнат дворца.

Некоторые из друзей Гуса обвинили собор в нарушении закона и императорской клятвы о безопасности. На это папа Иоанн XXIII ответил, что он лично никому ничего не обещал. На допросах Гус категорически отказался отречься от своего учения и признать его еретическим. Тогда ему выдвинули обвинение в том, что он не проявлял достаточного уважения к институту папства, и осудили как еретика.

Находясь в заключении, Гус пережил падение Иоанна XXIII, который впоследствии был признан антипапой (так в католической церкви принято именовать человека, незаконно носившего звание папы).

В целом собор был расположен к Гусу скорее благожелательно, никто не хотел церковного раскола в Чехии. Гуса все уговаривали отречься от своих взглядов, даже если он считал себя правым, почти в открытую признавая необходимость отречения только для вида. Но Гус проявил большую силу духа и не отрёкся, заявив: «Противоречит моей совести отрекаться от фраз, которых никогда не произносил».

6 июля 1415 года Ян Гус окончательно отказался признать свои «заблуждения» и по приговору собора был сожжён на костре. Пепел выбросили в реку Рейн, чтобы его последователи не смогли сделать из могилы Гуса место для поклонений.

Наверное, можно сказать, что Ян Гус попросту опередил своё время. С другой стороны, если бы не его революционные взгляды и мужественное поведение на суде, возможно, через сто лет никакого Мартина Лютера и его реформ не случилось бы.

Вероятно, Ян Гус предчувствовал это, заявив на суде: «Я-то Гусь, а за мной придёт Лебедь».

Казнь Яна Гуса вызвала взрыв народного недовольства в Чехии, которое в конечном итоге вылилось в мощное гуситское движение и длительную религиозную войну.


из http://religiopolis.org/


P/S.

Сын каменотеса М. Лютер, ученый монах и человек живой религиозной совести, оказался очевидцем крайней распущенности и развращенности папского двора и римского духовенства.

Когда читаешь о том, как деятели эпох Возрождения и Просвещения, ругают по чем свет, Католическую Церковь, понимаешь что для этого у них были весьма серьезные причины, хотя критика римского клира, началась значительно ранее. «Священнослужители содержали мясные лавки, кабаки, игорные и публичные дома, так, что приходилось неоднократно издавать декреты, запрещающие священникам «ради денег делаться сводниками проституток», но все напрасно. Монахини читают «Декамерон» и предаются оргиям, а в грязных стоках находят детские скелетики как последствие этих оргий. Тогдашние писатели сравнивают монастыри то с разбойничьими вертепами, то с непотребными домами. Тысячи монахов и монахинь живут вне монастырских стен. Что уж говорить о монахах, когда такие люди как папа Александр VI, будучи кардиналом, имел четырех незаконных детей от римлянки Ванноци, а за год до своего вступления на папский престол, уже, будучи 60 летнем стариком, вступил в сожительство с 17-летней Джулией Фарнезе, от которой вскоре имел дочь Лауру. Имели незаконных детей также и папа Пий II, и папа Павел III, и папа Инокентий VIII, и папа Юлий, и папа Павел III; причем, что интересно, что все они – папы-гуманисты, известные покровители возрожденческих искусств и наук. Папа Климент VII сам был незаконным сыном Джулиано Медичи. Многие кардиналы поддерживали отношения со знаменитой куртизанкой Империи, которую Рафаэль изобразил на своем Парнасе в Ватикане. Нравственное развращение в это время доходило до ужасающих размеров. В 1490 г в Риме насчитывалось 6.800 проституток, а в Венеции в 1509 г. их было 11 тысяч. В Германии этим ремеслом начинали заниматься, начиная с 12 лет. В это время пышным, цветом цветет хиромантия, физиогномика, колдовство, сатанизм, оккультизм, астрология. Когда в XVI веке Медичи восстановили свое господство во Флоренции (этой колыбели Ренессанса), вся их дальнейшая история ознаменовалась убийствами, заговорами, зверствами. Особенно прославился из них, каким – то абсолютным сатанизмом сын папы Цезарь Борджиа. На его совести огромное количество зверски замученных душ» (А.Ф. Лосев «Эстетика Возрождения» М. 1998. «Мысль». С. 122-136)

Но, пожалуй, наибольший цинизм достиг в раздача на право и налево папских индульгенций. В итоге 31 октября 1517 г., Лютер прибивает к дверям Виттенбергского храма известные 95 тезисов, в которых развил свои взгляды на покаяние, оправдание через веру и доказывал духовный вред от продажи и покупке индульгенций. В 1520 г. Лютера отлучили от Церкви. Только заступничество светской власти спасло его от смерти. С другой стороны, многие западные государи увидели в религиозном движении к чистоте первохристианских общин, возможность получить и политическую независимость от Рима. Лютера поддержали в Германии многие профессора, князья, священники. Начался раскол, а вслед за ним последовали и религиозные войны. Есть любопытный документ, это один отрывок из мемуаров М. Лютера (написанные им самим, переведенные и упорядоченные М. Мишле) «Я не мог выносить этого слова – «правосудие Божие», я не любил этого Бога Справедливого и Святого, Который наказывает грешника. Я тайно негодовал на Него, ненавидел Его за то, что, не довольствуясь запугиванием законом и бедствиями жизни нас, Его бедных творений, уже сгубленных первородным грехом, Он увеличивал наши страдания еще Евангелием». Такие вот странные мысли, посещали Лютера при созерцании тогдашнего римского «благочестия». Движение в пользу очищение Церкви не ограничилось Германией. По тем же причинам, как и в Германии, начал движение в пользу церковных реформ в Цюрихе Цвингли, однако подлинным вождем швейцарских протестантов стал Кальвин. Кальвин пошел в богословии дальше Лютера, развивая учение о предопределение от вечности одних к спасению других к гибели. Интересный факт - одному из известнейших мистиков эпохи Просвещения Сведенборгу было видение, как Кальвин сидит в аду и пишет свою книгу о предопределении. Когда остается последняя страница ветер подхватывает книгу и все начинается сначала. Голос сказал: «Так он будет писать до пришествия Христова». Протестантская реформа, при английском короле Генрихе VIII (1509-1547), проникла в Англию. Это привело в 1534 г. к формальной автокефалии английской Церкви. Отныне ее главой являлся король, а, следовательно, независимость от папы была гарантированна.

Все это, не могло не подготовить эпохи «сомнений» и новых поисков истины. Тридцатилетняя война (1618 – 1648), явила пожалуй, первый беспрецедентный случай колоссальной и бесчеловечной жестокости, двигателем которой явился религиозно-идеологический фанатизм. А фанатизм, тем более «ради Истины и Христа», всегда страшен. Вот тогда по настоящему начали взывать, а порой и даже вопить к разуму. Положение Европы к концу XVII в. по свидетельствам очевидцев было ужасным. Война прекратилась только вследствие того, что разоренное население Франции и бесчисленных немецких государств – карликов стало вымирать от голода. По всей Европе пылали контррефармационные костры инквизиции, на которых жгли еретиков и ведьм. Бельгия и Голландия так же, как и все остальные государства Европы, были переполнены нищими, бродягами и разбойниками. В одном из германских городов все женщины были сожжены по обвинению в том, что они ведьмы. «Какова была законность в «просвещенной и культурной» Европе, хорошо показывает деятельность саксонского судьи Карпцофа. Он в одной только крошечной Саксонии ухитрился за свою жизнь казнить 20. 000 человек. В Испании, где свирепствовала инквизиция, дело было еще хуже». Великий и «незабвенный» Инквизитор Торквенадо (1483 – 1498 гг.) – сжег 8.800 человек. Тридцатилетняя война убедила всех и вся, что ни протестантов, ни католиков полностью победить нельзя. Для этого нужно полностью истребить представителей другой конфессии, причем, поскольку они будут сопротивляться, это будет сделать весьма непросто. Поэтому пошедшие на применение стороны, решили отбросить, идею фикс средневековья, надежду создать единство веры. Это резко увеличило личностную свободу и число людей способных и могущих самостоятельно думать даже о доктринальных вопросах веры, что явилось началом размывание фундамента средневековой религиозно-политической мировоззренческой мифологемы. Да, и еще усталость, явившаяся следствием религиозных войн, привела к возрастанию веротерпимости, что и было одним из источников направления, развившегося впоследствии в либерализм XVIII - XIX веков. Различие между вероучениями в разных странах, дало возможность избегать преследований, живя за границей. Отвращение к религиозным войнам привело к тому, что внимание наиболее способных и образованных людей все больше привлекали светские знания, особенно математика и естественные науки.



Tags: история христианства, протестантизм
Subscribe

promo iov75 апрель 4, 2020 17:07 3
Buy for 40 tokens
Читаю книгу Адама Меца «Мусульманский Ренессанс». Это второе издание Академии наук СССР (институт востоковедения). Издательство «Наука» 1973 г., в переводе Д.Е. Бертельса. Ответственный редактор В.И. Беляев. Немного о книге. Книга швейцарского востоковеда Адама Меца…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments