iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

Антихрист и Русский мир



Русское учение и представление об Антихристе -- успешно развивалось по двум основным руслам большой и мутной мистической реки. Первое учение, вполне чётко отражает евангельское представление и церковное предание о "чувственной" природе этого страшного претендента на чёрный трон своего сокрытого до времени отца.

Второе, которое меня и интересует, развитое в старообрядческой литературе – федосеевцами, поморами Выготской пустыни и некоторыми керженскими авторами, говорит о "духовной" природе и генезисе антихристианского движения, как о невидимом мировом зле, положенном в мир от создания Универсума. Это интересное учение, вносит принципиально новый момент в рассмотрение антихристианской мифологемы, как духовного состояние мира на финальном участке его истории. Причем финал, есть не просто некая статистическая данность, а динамично-становящийся, вариативный процесс, растянутый в перспективе будущее-настоящее-прошлое.

Будущий Апокалипсис - катастрофа предсказанная в прошлом – актуализируется (в духовном плане) в вариативном настоящем. Зло, как духовное начало, разлитое в мире ищет и находит для своей персонификации медиумов сатанинских инспираций. Антихристы уже приходили, это и Нерон, Деций, Диоклетиан, Юлиан Отступник, Петр I (в русской старообрядческой религиозной литературе),  Наполеон (в синодальном православии), Ленин, Гитлер  и многие другие.



Апокалипсис постоянно стучится в дверь, он постоянно может реализоваться здесь и прямо сейчас.


В этом смысле, представляется крайне интересным рассмотреть это учение на примере непростого генезиса и развития русской государственности. Государственные потрясения, социальные эксперименты, утопические реформы (или как сейчас любят говорить - модернизация, инновация и т.д.), военные и геополитические  неудачи, природные катаклизмы, социально-экономический хаос, эпидемии и современные убийственные вирусы, могут восприниматься и воспринимаются – религиозным сознанием ...  апокалиптически. Для ожидающих будущую парусию, это вполне нормально и предсказуемо. Мир не надёжен. Если внешние враги Отечества принимают облик и дух Антихриста (например, Наполеон, Гитлер), то тем паче внутренние носители чуждых и исторически-капитулирующих идей, облекаются в этот духовный образ без всякого права на историческую амнистию и народное прощение.



При этом, не важно, какую официальную позицию по отношению к этим несостоявшимся "героям" занимает государственная машина, сама облечённая всеми атрибутами и сущностынми особенностями (государство = машина насилия)  вселенского зла. Дело в том, что секрет русской политической власти изначально коренился и сакрализовывался в религиозном мире символов (в этом смысле, сегодня мало что изменилось). Сбой в идеократической сфере, с неизбежностью приводил и к сбоям во внешних механизмах управления. Можно обоснованно предположить, что не русское государство «пожирало» общество, а шел встречный процесс взаимопроникновения, формирования особого симбиоза государства и общества. Последнее в тех суровых условиях развиваться автономно от государства (т.е. с институтом частной собственности, с наличием не подконтрольных верховной власти экономических ресурсов), просто не могло. Важно отметить, что формированию «служилого» государства способствовал ценностный консенсус народа и власти на базе единых православных универсалий, рождавших в сознании власть предержащих особую «политико-государственную имперскую парадигму» (И.Каспе). В этом смысле, не сакральная власть в России долго не просуществует.  "Как нам представляется, патриотизм, особый «дух государственного служения», энергетика подвижничества и высокой жертвенности, нацеленные на отстаивание суверенитета и национальной независимости страны, самих ценностей православия от внешних завоевателей, всегда играли в России выдающуюся мобилизующую роль. Стратегический выбор, сделанный Владимиром Святителем в пользу православия, с его полифонией и соборностью, во многом позволил на московском этапе развития отечественной государственности обеспечить процесс «собирания русских земель», а затем создать мощную державу, раскинувшуюся от моря до моря" /В. Мерзляков/.

Только мощное идеократическое государство с сакрально-освящённым монархом могло противостоять не менее мощным внешним врагам. В.Соловьев, И.Ильин, Н.Лосский подсчитали тяжкую хронику русских военных испытаний: «с 800 по 1237 г. на Русь военные нападения происходили каждые четыре года, с 1240 по 1462 год отмечалось 200 нашествий, с 1368 по 1893 (в течение 525 лет) было 329 лет войны, т.е. два года войны и один год мира». «Россия пошла по иному пути, чем западный мир, - пишет В.Межуев, причем в основу своей государственности она вслед за Византией положила не национальный и правовой, а конфессиональный и династический принципы (православие и самодержавие), в силу чего русские осознали себя не только светской, сколько православной нацией, единой в своей вере и служении Богу. Православие и национальное сливались в одно понятие. Претендуя на роль защитника и хранителя православной веры (Святая Русь), государство оспаривало здесь у Церкви право на духовное водительство проживающего на подвластной его территории народа. Оно видело в последнем не столько граждан, наделенных личными правами, сколько коллективного носителя определенного символа веры («народ – богоносец»), главной обязанностью которого является терпеливое исполнение своего религиозного долга по отношению не только к «граду Божьему», но и к «граду земному», т.е. государству. Оба града предельно сближались между собой.

Само служение государству наполнялось религиозным смыслом и содержанием, свидетельствовало о приверженности православной вере. Отдавая жизнь «за веру, царя и отечество», русские люди не очень-то разделяли эти понятия в своем сознании. Отсюда свойственная им высота духовной мотивации в мирских делах, способность к самопожертвованию во имя «общего дела», с одной стороны и недостаток индивидуального самосознания с учетом собственного интереса, - с другой». Вот к чему призывал перед битвой, от исхода которой зависела судьба страны великий князь Дмитрий Иванович (1380): «Отцы и братья мои, Господа ради сражайтесь, и святых ради церквей, и веры ради христианской, ибо эта смерть наша ныне не смерть, но жизнь вечная; и ни о чем, братья, земном не помышляйте, не отступим ведь, и тогда венцами победными увенчает Христос Бог, спаситель душ наших». Наверно мы сейчас не в состоянии оценить всю глубину этого мировоззрения, когда сакральное вплетено тонкой и невидимой нитью в реальный мир. Более того, весьма трудно даже и сказать, а что реальнее? Духовный мир наполнен не только светлыми ангелами. Вселенское зло, от того, что его не видно невооружённым глазом, не становится от этого менее активным. Одно известно точно. Любой сбой в сакрально-бессознательной плоскости, с неизбежностью приведёт к ужасающим последствиям в профаном мире.

Когда то К. Леонтьев поразил своих современников зловещим предсказанием о том, что именно Россия породит Антихриста. "Без строгих и стройных ограничений, без нового и твердого расслоения общества…русское общество, и без того довольно эгалитарное по своим привычкам, помчится ещё быстрее всякого другого по смертному пути всесмешения и – кто знает? – подобно евреям, не ожидавшим, что из недр их выйдет Учитель Новой Веры, и мы неожиданно…родим того самого Антихриста, о котором говорит еп. Феофан, вместе с другими духовными писателями". Страшно и подумать о последствиях для государства и общества при распространении учения об императоре-Антихристе (при Петре I, через Преображенский приказ прошли сотни старообрядцев обличителей императора-Антихриста. Указ о веротерпимости 1702 г. был аннулирован указом 1716 г., по которому старообрядцев заковывать в "клетки двойного оклада"), а теперь и президенте-Антихристе (в простом  народе, один претендент уже на этот статус существует).

Как считает большинство церковных публицистов - Русская апостасия началась с Петра Великого. Его духовная слепота, в отличие от государственно, была просто поразительной. Запущенный при Петре процесс бюрократизации Церкви, через двести лет во многом предопределил в массовом сознании увядание самой идеи самодержавия, а также превращению РПЦ в нечто казенное и официальное. Он сознательно уничтожал сакральные символы-смыслы, противопоставив им новую идеологическую парадигму, суть которой сводилась к имперско-национальной идеи "Державы Российской". Можно обоснованно сказать, что в случае, когда сами цари или императоры (деятельность императора Николая II на фронте) показывали пример служения Отечеству, предложенная государственная идеологема обладала мобилизующей силой. Так перед Полтавским сражение Пётр обратился к войскам: «Пришел час, когда будет решена судьба нашей страны. Именно о ней вы должны думать, именно за нее вы должны сражаться… что касается Петра, знайте, что он не цепляется за свою жизнь, лишь бы Россия жила в славе и процветании». В то же время, любой сбой в механизме передачи личных качеств в династии, приводил к гибельным последствиям для государства. Ибо только выдающаяся личность могла выполнять с честью функции такого жертвенного служения находясь на вершине огромной инерционной государственной пирамиды при все убыстряющемся объективном беге времени.

"Когда в результате апостасии это соединение разрывается, человек вынужден перейти с управления Словом на какой – то другой вид управления. В принципе тут имеется всего два варианта: либо взять в качестве организующего бытия начала цифру, либо подчинить бытие лжеслову, слову с маленькой буквы, не Божественному Логосу, а идее, изобретенной конечно человеческим разумением. В Европе выбрали первый вариант, и там установилась плутократия, власть денег, получившая название капитализма. Мы стали на путь отпадения позже, а потому лучше помнили о Слове и склонились ко второму варианту, к идеократии, названной социализмом. То, что установившаяся над нами на десятилетия свою власть идея оказалась именно учением Маркса, не было случайностью. Это учение обладало большой притягательностью для уже расцерковленного, но еще хранившего в себе смутное дорогое воспоминание о Христе русского сердца. Как и Христос, Маркс обещал царство света и правды, только не на небе, а на земле, и в этом царстве, как и в обещанном Христом, последние должны стать первыми; как и святые отцы, он указал на три стадии духовного восхождения, только не индивидуального, а коллективного, более соблазнительного по своей легкости, - рабскую (рабовладельческая формация), наемническую (капиталистическая формация) и сыновнюю (социалистическая формация, высшей стадией которой будет коммунизм). И конечно, огромным достоинством марксизма было то, что он выдавал себя за научную теорию (абсолютно таковой не являясь), - наука обладала в то время высшим авторитетом». /В.Н. Тростников «Путь России в двадцатом столетии» «ИПК «Московская правда» М. 2001 г. С. 4-5./.

Так мы получили Апокалипсис революции и демонологию быта. Булгаковский Воланд не просто начал своё шествие по Москве, а начал проводить инспекцию успехов антихристового дела добровольно творимых поколением 30-х годов. Но это уже Апокалипсис Русской культуры. Наша отечественная культурная элита разродилась в начале XX в. произведениями типа: "Всадник (Нечто о городе Петербурге)" Е. Иванова, "Трилогия. Антихрист" Мережковского, "Конь Бледный" Савинкова, "Апокалипсис нашего времени" Розанова. Развернул деятельность союз "апокалиптиков" - "Братство Христианской Борьбы" (В. Эрн, П. Флоренский, А. Ельчанинов, В. Свенцицкий). "Краткая повесть…" Соловьёва вызвала замечательно подражание в сфере массовой беллетристики: двумя изданиями вышла поэма свящ. Е. Сосунова "Победа Христа над Антихристом". Гигантскую поэму-мистерию издал в г. Ташкенте В.М. Гаврилов под эпохальным названием "Антихрист". Как на реализующиеся царство Антихриста смотрит на Русскую революцию С. Аскольдов. По Г. Федотову имплантация в тело России чуждых ей коммунистических идей, есть духовное воплощение современного Антихриста.

Мощнейшее оружие русского Антихриста – квазирелигиозные ценности будущей нон-религии успехи которой превзойдут всё, что строилось и созидалось до сих пор. Сильное центристское государство, с такой же монолитной идеологией и квазипатриотизмом окажется неспособной к созданию новых сакральных символов-смыслов. В стране властолюбивых, алчных дураков и голых королей просто не будут средств к выработки вакцины от легализованных средств Антихриста. "Ни в одной части света глубина Божьего попущения не достигала такой опасно удлинённой вертикали, как в России. Нигде, как на её пространствах, не осуществлялись до конца замыслы антихристова царства и нигде его антиутопии не воздвигались наяву на тщательно подготовленной почве и с таким размахом" /К. Исупов/.


Tags: публицистика, религиозная философия
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Красиво...

    Мон-Сен-Мише́ль (фр. Mont Saint-Michel, норманд. Mont Saint Miché — гора святого Михаила) — небольшой скалистый остров,…

  • С Пасхой Христовой!

    А если Христос не воскрес, то вера ваша тщетна: вы еще во грехах ваших. Поэтому и умершие во Христе погибли. И если мы в этой только жизни…

  • Донской храм в Перловке. Весна 2021 (фото)

    Начинаем строительный сезон :)

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment