iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

И христианство покинуло Европу ("Il Giornale", Италия)

Причины этого явления — радикальные социальные перемены, антирелигиозный Евросоюз и иммиграция. А потом и Бергольо...

На наших глазах и в наших умах свершается необыкновенный процесс, всего значения которого мы не осознаем. Он более радикален и важен, чем экономический кризис. Речь идет о том, что христианство покидает Европу.

Три фактора подталкивают процесс исчезновения христианства. Во-первых, уже целое столетие происходит дехристианизация Европы, которая в последнее время значительно ускорилась. Этот процесс выражается не только в исчезновении религиозного чувства, несоблюдении обрядов, непосещении месс и резком снижении числа желающих стать церковными служителями, но он приводит к тому, что люди уже не ощущают свою принадлежность к христианской цивилизации, что проявляется в культуре и в народном быту, в глубинной ориентации и в повседневной жизни. То, что казалось естественным и цивилизованным, устоявшимся за тысячелетия в обычаях и сердцах, рушится с потрясающей скоростью и опрокидывает в первую очередь человека, изменяя его отношение к жизни и сексу, к рождению и смерти, разрушая семью во всех ее аспектах. Вековые убеждения, незыблемые еще двадцать лет тому назад, мораль, обычаи, язык — все рушится. Перемены в повседневной жизни европейцев, возникшие в результате экономического кризиса, не идут ни в какое сравнение с радикальными антропологическими мутациями, которые мы переживаем. Пророческое видение этих сумерек предложил Серджо Куинцио в книге «Христианство от начала до конца» (Sergio Quinzio, Cristianesimo dall’inizio alla fine; Adelphi, 1967).

К первому социальному и культурному фактору присоединился второй институциональный фактор: Европейский Союз не имеет общего исторического и стратегического, культурного и духовного мировоззрения. Наоборот, преобладает сильное и очевидное желание освободиться от всяких связей с христианской цивилизацией. Первородный грех ЕС выразился уже в отказе признать корни Европы в христианстве и греко-римской цивилизации, к чему тщетно призывали святой Иоанн Павел II и Ратцингер. Эти корни были единственной общей базой, на которой можно было бы построить расшатанную веками и разделенную во всем остальном Европу. Но все установленные нормы и большинство принятых европейскими советами и судами решений очевидно направлены на дехристианизацию Европы. Это и произошло несмотря на наличие Европейской народной партии (Христианских Демократов), которая в течение многих лет была самой многочисленной в Европе, и несмотря на европейское лидерство Ангелы Меркель, возглавляющей Христианско-демократическую партию и нацию, играющую роль гегемона в Евросоюзе. Общими нитями, связывающими Европу, стали валюта, финансы и экономика, что искоренило возможность любого другого — неэкономического — призыва к единству. Разве что остались некоторый дух Просвещения и права человека.

Третий фактор — это массированное присутствие иммигрантов, в основном мусульманского вероисповедания, сконцентрированных в Средиземноморье. Еще недавно опасались 800 тысяч мигрантов, готовых нахлынуть в Европу, но это лишь часть, потому что, как сказал бывший президент Европейской комиссии Романо Проди, североафриканская иммиграция покажется незначительной по сравнению с ожидаемым исходом из стран, расположенных к югу от Сахары. Помимо очевидных социальных и гражданских потрясений общественного порядка и трудностей, связанных с приемом иммигрантов, эта оккупация приведет к дальнейшему отчуждению Европы от христианства. Конечно, многие мигранты могут обратиться в христианство, но этого трудно ожидать от тех, в ком укоренилась мусульманская вера.

К этим трем важным факторам год с четвертью назад добавился четвертый: был избран Папа, пришедший с другого конца света, который призывает церковь способствовать «децентрализации» христианства. До сих пор Папы в основном были итальянцами, если не римлянами (Святая Римская церковь, как говорил кардинал Оттавиани). Бергольо — первый Папа, не имеющий европейского происхождения. В конце концов, преданных католиков больше в Южной Америке, чем в Европе. Бергольо не пришлось лично присутствовать и переживать европейский духовный кризис. Он не сталкивался с практическим нигилизмом на утомленном своей историей континенте и с относительной дехристианизацией продвинутых сообществ. Он происходит с молодой периферии и говорит на языке, который больше соответствует периоду Второго Ватиканского собора, когда христианство пронизывало повседневную жизнь, а не являлось незначительным явлением. Он преподает элементарный катехизис: Бог, Дьявол, святые — все понятно. Его послания от Бразилии до Лампедузы переместили церковный центр из Европы в южное полушарие. Избрание Франциска произошло после культурного и пастырского поражения двух предшествующих Пап (особенно — Бенедикта XVI), которые действовали в Европе, утерявшей Христа, и старались противостоять религиозному кризису. Вместе с их поражением римский католицизм стал клониться к закату. Сейчас делается попытка оживить его, действуя на периферии среди наиболее смиренных и искренних верующих. Итак, христианство покидает Европу и старается укрепиться на периферии. С религиозной, евангельской и пастырской точки зрения было бы дерзко высказывать суждение, особенно, если веришь в Провидение.

Церковь меняется, и речь не идет о левых, третьем мире и нищете трудящихся. Это более обширное явление, которое пытается отреагировать на очевидный процесс изгнания христианства из европейской жизни. Более мудро подождать, что и делает Бергольо, хотя можно критиковать конкретные решения. Бесполезно твердо стоять на позициях защиты римского католицизма. Нельзя полагать, что церковь может превратиться в секту правоверных, которая окажется в меньшинстве и будет чуждой окружающему миру. Такого рода чистота больше приличествует гностикам и неофитам, а христианство обращено к народам, потому что к ним взывает глас Божий.

Назревающая проблема касается не только религии, но и гражданской и бытовой стороны жизни в лишенной традиций Европе, которая отказывается от основ своей цивилизации и поклоняется только экономике и технике. Европа не заменяет христианское мировоззрение на какое-либо другое, она полностью его теряет, отдаваясь простому существованию. Абсолют — это не Бытие, но то, что я ощущаю первоначалом всего Сущего. Европейский Союз называет свободой свое отчаянное погружение в ничто.


Марчелло Венециани (Marcello Veneziani)
Источник: "ИноСМИ"
Оригинал публикации: "E il cristianesimo lasciò l'Europa "


Tags: христианство
Subscribe

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments