iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Oб отношениях между иудаизмом и католицизмом ("Оссерваторе Романо" , Ватикан)

«Я считаю, что раввинат – и я говорю сейчас о раввинате во всем мире, во всех его компонентах, – переживает период глубокого и острого кризиса. Есть кризис в Израиле, есть кризис во всех общинах Диаспоры. Мы выйдем из него, лишь если будем иметь мужество и силу взяться за его решение, отложив в сторону старые схемы и взглянув на будущее с иным осознанием».

Так утверждает Авраам Скорка, раввин и ректор латиноамериканской раввинской семинарии, за несколько месяцев до поездки Папы Франциска в Израиль. В этой апостольской поездке рядом с Папой будет именно раввин Скорка, друг и собеседник кардинала Хорхе Марио Бергольо еще во времена Буэнос-Айреса. От Аргентины до собора св. Петра: связь между двумя религиозными лидерами вылилась в книгу, – На небесах и на земле, – которая ознаменовала собой новый этап в отношениях между иудаизмом и христианством. В тот момент, когда диалог между этими двумя религиями нуждается в дальнейшем и неизбежном качественном скачке, равви Скорка анализирует успех Бергольо и бросает вызов иудейском миру, предлагая изменить способ общения с христианами.


Своими словами и делами, которые глубоко впечатлили общественное мнение всего мирового сообщества, Бергольо совершил самую настоящую революцию в способе общения Церкви с миром. Столь же глубокое впечатление он вызвал в отношениях с иудейским миром. Как Вы, хорошо знающий нынешнего Папу, оцениваете его поведение?

Я ничуть не удивлен. Бергольо действует в соответствии со своими самыми глубокими убеждениями. Особенно в отношениях с иудаизмом, которые поддерживал с той же интенсивностью и страстью еще в Буэнос-Айресе.

За прошедшие пятьдесят лет после обнародования декларации Nostra aetate прогресс в диалоге между иудеями и католиками очевиден для всех. Если, с одной стороны, невозможно не выразить удовлетворения достигнутым результатом, немыслимым до II Ватиканского Собора, то с другой было бы неплохо задуматься о том, каким является лучший путь для достижения дальнейшего и решительного качественного скачка.

Это очень важный и настоятельный вопрос для обоих – для иудеев и католиков. Я могу заверить, что не проходит дня, чтобы я не задавал себе этот вопрос.

Особенно с иудейской стороны, – мы должны поразмышлять о том, как принимать многочисленные проявления приближения католической Церкви в эти последние несколько лет. Это вызов, от которого мы не можем уклониться, и огромное удовольствие разделять его с таким другом, как Бергольо. Обмен мнениями по этим особым темам является активным и плодотворным.

Среди множества сигналов, исходящих от Ватикана, который среди них, по Вашему мнению, был самым важным?

Я признаю огромное значение выступлений Бергольо против прозелитизма. Это пункт, по которому он сражается энергично и с особым воодушевлением, что обретает еще большее значение, если учесть, что Папа Франциск высказывается в контексте евангелизации. Бергольо мне пояснил, что эта концепция была разъяснена еще его предшественником.

Но влияние нынешнего Папы в этой теме является гораздо более значимым. Вспомним хотя бы о том, что еще до недавнего времени евангелизация неизбежно ассоциировалась с прозелитизмом. Теперь же Папа говорит о возвращении к вере только католиков. Ответ, который он нам сейчас дает в этой и в других сферах, представляет собой важное разъяснение к спорным аспектам прошлого. Я надеюсь, что иудейские лидеры полностью осознают это.

Как внести вклад в межрелигиозный диалог, сохраняя иудейскую самобытность без упрощения и компромиссов?

Я считаю, что раввинат – и я говорю сейчас о раввинате во всем мире, во всех его компонентах – переживает период глубокого и острого кризиса. Есть кризис в Израиле, есть кризис во всех общинах Диаспоры. Мы выйдем из него, лишь если будем иметь мужество и силу взяться за его решение, отложив в сторону старые схемы и взглянув на будущее с иным осознанием. Мир изменяется, все меняется. Мы должны вновь открыть для себя наши самые глубокие ценности, передаваемые из поколения в поколение на протяжении тысячелетий, и задать новое направление событиям. Лишь поддержав этот импульс, который я считаю неизбежным, мы сможем стать сознательными героями перемен.

Это очень жесткий анализ. В чем, по Вашему мнению, причины этого кризиса?

Их много, и они разные. Часть из них связана напрямую с иудейским миром и с его внутренней динамикой. Кроме того мы ощущаем кризис ценностей и духовности, который является глобальным и охватывает различные аспекты повседневной жизни. Церковь переживает кризис, мы тоже находимся в кризисе: было бы утопией считать, что мы защищены от него.

Поэтому я говорю: давайте засучим рукава, приложим усилия, чтобы идти дальше, приведем в действие наши лучшие физические и интеллектуальные силы для достижения цели, от которой все мы сможем получить выгоду.

Первые месяцы понтификата выявили необыкновенный талант Бергольо вызывать эмоции, приводить их в движение. Возможно, иудаизм нуждается в таких же харизматичных лидерах?

История – это нескончаемая череда харизматичных лидеров, которые совершали преступления и убивали самым варварским способом. Одной харизмы самой по себе недостаточно, требуются и другие качества. Для меня идеальной моделью иудаизма является та, которую отстаивал раввин Авраам Йегошуа Гешель, – иудаизм, которого сегодня так не хватает.

Какие отношения у Вас с итальянскими раввинами?

Среди них у меня много друзей, начиная с главного раввина Рима Риккардо ди Сеньи и с его флорентийского коллеги Йозефа Леви. Недавно мы вновь встретились в Риме, по случаю Дней в защиту мира, организованных Общиной св. Эгидия.

В те дни Вы были персональным гостем Папы Бергольо, в Доме св. Марфы. Папа и раввин, бок о бок на протяжении целой недели. Что особо запомнилось Вам из этого опыта?

Одно очень приятное воспоминание. Мы были рядом все эти дни, разделяя пищу трижды день, а также другие моменты публичные и приватные. Мы говорили обо всем: о диалоге между иудаизмом и христианством, а также о поездке, которую мы вместе совершим в Израиль. Годами мы разделяем идеи, опыт и моменты молитвы.

Теперь все это, в силу его новой роли, обретает, естественно, иной вкус и значение. Но он остается прежним Бергольо: искренним собеседником, но прежде всего другом, который старался всеми своими силами сделать так, чтобы я ни в чем не ощущал нужды. Мы вместе отметили начало Шаббата, он стоял рядом со мной, когда я читал киддуш и преломлял трапезный хлеб, который нам доставили от посла Израиля при Святейшем Престоле Зиона Эврони. Это были незабываемые дни, и я думаю, что их значение гораздо выше той любви и доверия, которые всегда связывали нас.

Каким Вы нашли Бергольо?

В отличной форме, сосредоточенным, решительным, твердо убежденным в своей миссии. Церковь находится на пороге переворота. Мы ждем от нее эпохальных перемен. Я не знаю, произойдет ли это в вопросах, связанных с догмами и в аспектах учительства.

Но я уверен, что, в сфере восприимчивости всего общества к духовности, нам придется привыкать к новым и важным заявлениям. Способность удивлять является неотъемлемой частью ДНК Папы Бергольо. Будущее – за ним.

Вы вместе с Бергольо являетесь автором книги, имевшей огромный успех: На небе и на земле, написанной, когда вы были в Буэнос-Айресе. Как возникла идея ее совместного написания и в чем заключался этот вызов?

У нас всегда была идея написать что-то вместе. Решающий импульс придал ей Бергольо. Однажды он сказал мне: “Давай, Авраам, напишем эту книгу”. В результате появился труд, в котором иудей и христианин обмениваются мнениями по великим темам нашего времени: религиозная практика, этичность поведения, участие в общественной жизни. Это был обмен мнениями на абсолютно равных позициях, с полным уважением и признанием достоинства другого.

Книга была опубликована в 2010 году. Могли ли Вы представить тогда, что Ваш друг Хорхе станет Папой?

Бергольо то время был уже лидером, великим героем латиноамериканской Церкви. После Конференции епископов в 2007, во время которой получил большую поддержку, он признался мне, что ощутил высокую оценку многих коллег. Он сделал это с огромным смирением, без малейшего проявления гордости. С тех пор у меня всегда было ощущение, что, в ближайшем конклаве, Бергольо может быть избран возглавить Церковь в этот исторический момент, полный подводных камней, но также огромных возможностей.


Источник: "Радио Ватикана "
Tags: иудаизм, католики. Ватикан
Subscribe

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment