iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

Благовещение. Θνοτоκος

Се, Дева во чреве приимет и родит Сына, и
нарекут имя Ему Еммануил, что значит: с нами Бог.


«Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим» И тогда Мария говорит: «Се, раба Господня; да будет мне по слову твоему» (Лк.1:35, 37).


Андрей Рублев
Благовещение  [1405]


Христианство исповедует абсурдность и противоречивость (для внешнего разума) истин. Пример: Бог - бесконечен, но при этом Дева Мария родила Бога (проблема несторианства). Для рацио абсурдность этой идеи совершенно ясна: как конечное существо имеющие начало и "точку" своего возникновения могла родить Бесконечного Бога?

Кстати, для Нестория это проблема была неразрешима. Несторий допускал употребление термина Богородица, но только в особом смысле. Пресвятая Дева могла называться Богородицей, но только в том отношении, что она родила не просто человека, а человека соединенного с Богом из ее утробы изошел сочетавшийся с человеком Бог, а не в том смысле, что она могла родить Бога. Иначе получался логический парадокс; существо, которое имеет временную точку отсчета в своем бытие, могла родить того, Кому имя Вечность.

Предостерегая против упрощённого понимаемого термина Богородица, Несторий говорил: "разве Бог имеет мать? Если да, то в таком случае оказывается безответным и эллин, приписывая мать богам; будет лжецом и Павел, когда говорит о божестве Христа: без отца, без матери, без роду. Нет, Мария родила не божество, потому что рождённое от плоти плоть есть; тварь родила не Творца, а человека, орган божества". Взгляд Нестория на природу Богочеловека несколько упрощается, когда утверждается, что он принципиально разделял два естества в Иисусе Христе, божеское и человеческое. То есть, от девы Марии родился простой человек Иисус, с которым впоследствии соединился Бог Слово, обитающий в Нём как в храме по примеру Моисея и других пророков, чему учили Павел Самосатский в III веке и Фотин в IV веке. Несторий будучи архиепископ Константинополя говорил: "Нет, Мария не родила Бога, совершившего наше искупление, и Св. Дух не образовал божественное Слово, такое же, как и Он, лицо Св. Троицы. Мария родила только человека, в котором воплотилось Слово; она родила человеческое орудие нашего спасения. Слово приняло плоть в смертном человеке, но само оно не умирало, а, напротив, воскресило и того, в ком воплотилось. Но и Иисус, рождённый Мариею, тем не менее и для меня есть в некотором смысле Бог, потому что Он вмещает в себе Бога. Я почитаю храм ради обитающего в нём; я чту носимое (одежду) ради носящего; почитаю видимого (человека) ради сокрытого в нем невидимого (Бога). Я не отделяю Бога от видимого (Иисуса); не разделяю чести Неразделяемого; разделяю естество, но соединяю поклонение". В беседе с Феодотом Анкирским, когда тот с жаром восточного человека излагал ему учение о вечном Слове, "родившимся во времени и по плоти из чрева Девы Марии", Несторий с негодованием воскликнул: "Вы можете думать об этом как хотите, но я никогда не признаю Бога двухмесячного или трёхмесячного; никогда не буду поклоняться, как Богу, дитяти, сосавшему молоко своей матери и бежавшему в Египет, чтобы спасти свою жизнь".


Беато-Анджелико Фра
Благовещение


Усвоив Никейскую «триадологию», которая в перспективе, так или иначе, вела к «христологической» проблематике, соборный разум Церкви Христовой не мог не «подойти» к следующим вопросам. Если во Христе с человеком соединился Бог, то, что в этом единстве осталось от природы человека? И второе: если Христос – Бог, в чем ценность и смысл Его человеческого бытия и подвига? Исповедуя Богочеловечество Христа оставалось ответить на вопрос, как это единство вообще возможно? Как Божество и человечество совмещаются в одной Личности? От решения этого вопроса зависело понимание тайны Боговоплощения и учения о спасении (сотериология).

Блаж. Феодорит Кирский великий представитель антиохийской богословской школы писал: «Бог всяческих, все и несовершившиеся, провидя как уже совершившиеся, созерцая будущее воплощение и вочеловечение Единородного, зная, что Он от Девы восприимет естество человеческое, так сочетает и соединит оное с Собою, что будет единое лицо Бога и человека, и единое поклонение приносимо Ему будет всею тварью, - весьма справедливо и само основание рода удостоил, величайшей чести». Несторий считал, что Христос и есть то самое лицо, в котором совмещаются два естества - Божеское и человеческое. Отсюда с неизбежностью вытекало наименование Пречистой Девы - Христородица. Несторий говорил: «Я не отнимаю у Марии Девы славы, знаю, напротив, что достойна всякого почитания та, которая приняла в себя Бога, чрез которую явился или изшел в мир Бог всяческих. Но (я не доверяю рукописанием вашим), как вы поняли слово изшел? По-моему, это не то же, что «родился»; я не так скоро забываю себя. Что Бог Слово изшел от Христородицы Девы, этому я научился из божественного писания; а что Бог родился от нее, этому Писание нигде не учит ... Ибо иное дело явиться в мире вместе с рожденным, и иное – родиться». Для Нестория это были не просто слова, как полагал Иоанн Антиохийский. Здесь было логическое богословское обоснование (впоследствие признание ересью). В «Трактате Ираклида» Несторий придумал даже особый термин для этого «сложного лица»: «Лицо единения», подчеркивая тем ипостасную полноту каждой природы, вплоть до особого ее (данной природы) лица. Вот за это разделение естеств современная Несторию Церковь и отвергла его» (А.В. Карташев «Вселенские соборы». Клин.2002 г. с.325-327).

«Распространенные по всему Востоку, они (речи и слова Нестория – прим. моё) дошли и до пустынных монастырей Египта и произвели на умы отшельников какое-то странное, потрясающее впечатление. Эти простые, но впечатлительные и пылкие умы, всецело разобщившиеся с миром и привыкшие во всем руководствоваться словами духовных отцов своих, узнавши в один «прекрасный» день, что константинопольский архиепископ отказывает Деве Марии в наименовании Матери Божией, поражены были каким-то суеверным ужасом: им показалось, что все «небо их верований» разрушалось, что нет более ни искупления, ни Христа, ни спасения, некоторые из них дошли даже до отрицания бытия Божия и обезумели». (Д. Поспехов. «Кирилл Александрийский и Несторий, ересиарх V века». М. 1997 г.с. 36-37). Один из монашествующих старцев того времени, узнав о том, что проповедует с кафедры константинопольский архиепископ, с горечью сказал: «Теперь я не знаю, кому я молюсь».

Симоне Мартини
Благовещение  [ок. 1333] Флоренция, галерея Уффици.
В этом смысле очень показательно письмо Иоанна Антиохийского, друга Нестория, который с любовью пишет ему: «К чему отстаивать то, чего нельзя отстоять? Зачем силиться без нужды вводить в язык церковный слова новые, смущающие совесть, и изгонять слова, вошедшие в употребление и выражающие мысль благочестивую? Наименование Девы Марии Богородицей отнюдь не новое; от него не отказывался ни один из церковных учителей; употреблявших его было много и притом знаменитых; а не употреблявшие его не осуждали употреблявших ... Не настаивай же, в вопросе об одних словах, на своем отдельном мнении, возмущающем мир Церкви; не смущай без всякой нужды совести братий своих, отвергая слово, смысл которого признаешь правильным».

Согласительное исповедание 433 г. православные богословы и считают христологическом оросом 3 Вселенского Собора. Стороны взаимно молчаливо упраздняют анафемы, что говорит о действительном величие их душ. Вот этот орос:

«Посему исповедуем, что Господь наш Иисус Христос, Сын Божий Единородный, есть совершенный Бог и совершенный человек с разумной душой и телом, Рожденный по Божеству от Отца прежде веков, в последние же дни Он же Самый (рожден) по человечеству от Марии Девы, нас ради и нашего ради спасения.
Единосущный Отцу по Божеству и Он же самый единосущный нам по человечеству. Ибо произошло единение двух природ.
Посему мы исповедуем Единого Христа, Единого Сына, Единого Господа.
Сообразно с этой мыслью о неслияном единение (природ) мы исповедуем Св. Деву - Богородицей, и это потому, что воплотился и вочеловечился Бог – Логос и соединил с Собой воспринятый от Нее храм.
Евангельские же и апостольские выражения о Господе мы признаем: одни - объединяющими, как относящиеся к одному лицу, а другие – разделяющими, как относящиеся к двум природам. И – одни(выражения признаем) передающими богоприличествующие (свойства) по Божеству Христа, а другие – униженные (свойства) по человечеству Его».

P/S. В лице Пресвятой Девы, - писал В. Лосский - человечеств дало свое согласие на то, чтобы Слово стало плотью и обитало среди людей, так как, по святоотеческому выражению, «если единая воля Божественная создала человека, то спасти его она не может без содействия воли человеческой». Вся трагедия свободы разрешается в словах святой Девы: «Се раба Господня».

Tags: богословие, история христианства, христианство
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments