iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

Духовный Чернобыль продолжается!

Андрей ФЕФЕЛОВ. Роман, какова твоя оценка того, что происходит с обществом? Надвигается новая эпоха, быть может, последняя в истории человечества…

Роман ГАЗЕНКО. Я рискую навлечь на свою голову гнев патриотической общественности, но я искренне рад тому, что в минувшие недели формирует заголовки новостей — событиям на Украине, нашумевшему опросу телеканала "Дождь", заявлению Шендеровича о фашистских корнях наших Олимпийских побед.

Несмотря на потоки информационного либерального гноя, нельзя не радоваться тому, что нарыв, наконец-то, вскрылся. У меня складывается впечатление, что сейчас на наших глазах происходит, прости за пафос, былинное чудо: Россия просыпается. Количество мерзости в отечественных и зарубежных СМИ, затрагивающее священные, сакральные струны русского сознания, превысило предел терпимости. Мировой либерализм утратил чувство опасности в игре с нашим национальным характером. И, похоже, доигрался.

Несомненно, картина по пробуждении предстает неприглядная. Вдруг выясняется, что либерально ориентированные деятели науки, культуры и журналистики, формально вписанные в систему демократических ценностей, на деле уже давно работали против государства и народа. Легион шендеровичей, собчаков, альбацей, ерофеевых возник не вчера. И не одно десятилетие изливается скверна. Сейчас своей истерикой они, в иллюзии безнаказанности, вышли из невидимого русла и сами поставили общество перед вопросом — насколько безопасно терпеть в своем теле эту занозу… Если угодна метафора — вирус возомнил себя целым организмом, а в ответ породил гипериммунную реакцию общества. Любой трезвомыслящий — произношу это с ударением на каждом слоге — увидел, как незримый майдан в головах воплотился в украинский бунт. А от Малороссии до Великороссии — один шаг.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Либеральная пропаганда носит системный характер?

Роман ГАЗЕНКО. Проще всего ответить кратко утвердительно и подвергнуться обвинениям в кухонной конспирологии. Но я готов изложить аргументы. Согласно не особо афишируемой теории современной войны, основной упор в ней делается на так называемый "бесконтактный этап". Танки и бомбардировки — это лишь финал. Возможно, западные теоретики внимательно изучили русский военный опыт и сделали правильный вывод, известный любому отечественному полководцу: "Победа и поражение нации рождается в головах".

Бесконтактная война предусматривает несколько этапов, но ее победным итогом должно стать замещение ценностных императивов в архетипическом, так называемом "среднем" представителе уничтожаемой страны. По всем признакам, Россия находится на предпоследнем этапе этой агрессии, и дальше отступать некуда. Значит, необходимы ответственные и системные шаги в направлении пересмотра отношения государства к антигосударственной системе, я подчеркиваю — системе либеральных СМИ.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Насколько велика угроза?

Роман ГАЗЕНКО. Анализ роли СМИ в украинском бунте показывает это наглядно. Несомненно, стратеги Майдана явно подготовились к тому, что для славянского народа с его традиционалистской инертностью модель фейсбучной арабской весны нуждается в серьезном фундаменте традиционных СМИ, прежде всего — телевидения. Что и было с блеском продемонстрировано. Действительно, в социальных сетях организаторы переворота натолкнулись на ожесточенное, можно сказать — партизанское сопротивление. И голос правды в потоке официальной дезинформации был услышан. Но именно украинское "телебачення" сработало как безальтернативный идеологический таран. И пока ни украинские телеподстрекатели, ни поддержавшие Майдан российские лицензированные СМИ и так называемые "публичные" персоны не унялись и не понесли ответственности за соучастие в государственном преступлении.

Насколько велика угроза? У них пока есть эгида, и это — не только трактуемая по своему усмотрению свобода слова, которая жестко пресекается у себя западными вдохновителями и инвесторами деструктивных процессов, но жестко оберегается ими на нашем информационном пространстве. Война есть война, и побеждает тот, кто навязывает свои правила. А бесконтактное оружие тем опаснее, что его поражающий фактор, подобно проникающей радиации, поначалу себя не обнаруживает. Но Майдан сработал как духовный Чернобыль — после взрыва всем стало очевидно наличие радиоактивного излучения.

Андрей ФЕФЕЛОВ. В нашем разговоре "война" перестает быть метафорой. Сказывается твое офицерское прошлое? Можешь ли ты объясниться с нашими читателями в этих категориях? Любые боевые действия планируются стратегами, решаются рядовыми, а координируются штабами. Предполагается наличие некоего штаба в районе невидимого фронта?

Роман ГАЗЕНКО. Действительно, фронтовая структура предполагает эшелонирование. То, что мы наблюдаем на поверхности новостей и комментариев в отечественных либеральных СМИ в виде истерик по поводу Олимпиады, прав человека — преимущественно по имени Михаил Ходорковский, развратных хулиганок из панк-группы с труднопроизносимым по-русски названием, болотных белоленточных активистов и всяческих распилов — это, действительно, только поверхность глубоко эшелонированных технологий. Если это рассматривать как набор случайных фрагментов, может сложиться успокаивающее представление о просто выражении чаяний и чувств либерально ориентированной части гражданского общества. Но стоит только теоретически расширить горизонт анализа и предположить, что ВСЕ эти темы объединены некоей общей проектностью, то картина предстанет не такая благостная.

В разведке принято рассматривать, прежде всего, негативные сценарии развития конфликтов исходя из принципа: "Один раз — случайность, два — совпадение, три — закономерность". В таком случае нити управления должны сходиться в одном центре. И, судя по масштабу охвата, этот центр должен находиться гораздо выше плоскости, на которой разворачивается столкновение по формальному признаку "либералы против государственников". На сцене этого театра военных действий, как на киевском Майдане, откровенные нацисты взаимодействуют с политическими гомосексуалистами, боевики с политиками и так до бесконечности. А режиссер остается невидимым. Если продолжить эти гипотетические рассуждения, я бы начал с вопроса: чье имя, в отличие от Путина, ни разу не подверглось хуле на Болотной площади в Москве? Кто стоял за содержательной пропагандистской доктриной прежнего формата федерального информационного агентства РИА-Новости, которое являлось узаконенным поставщиком отечественных и зарубежных СМИ пропагандистской антигосударственной позиции по поводу белоленточного движения, панк-молебна и "невинного политузника" Михаила Ходорковского? Тогда нити бы сошлись на высочайшем административно-ресурсном уровне, имя которому — руководитель премьерской пресс-службы Наталья Тимакова. Подчеркиваю, это — лишь сценарные предположения, и буду рад, если эта почтенная дама сможет аргументированно их опровергнуть. Но только у меня, как и у многих, вдогонку назрел еще один наивный вопрос к премьерским спичрайтерам: какими стратегическими соображениями продиктовано заявление премьера РФ в самый разгар Женевского саммита по сирийскому урегулированию о том, что (законно, замечу) избранный президент Сирии не является стратегическим партнером России? Снимаю всю ответственность с газеты "Завтра". Это — мои вопросы.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Но сходные противоречия наблюдаются не только у нас, можно сказать, повсеместно в мире.

Роман ГАЗЕНКО. Человечество пришло к так называемой эпохе постмодерна. Изъяв Бога из политических доктрин и социальных конструкций, мировые элиты полагали, что начнут апеллировать к голове человека. Но, как говорит блестящий элитолог Дмитрий Журавлев, "перестали обращаться к душе, а воткнулись в туловище". Если угодно, это — основа того, что мы сейчас называем "обществом потребления" и "обществом производства удовольствий".

Я думаю, что мы находимся сейчас на следующем этапе. От антропоцентрической модели мира мы на глазах переходим к эгоцентрической. В центре стоит среднестатистический безликий и бездушный "Я" с его оцифрованными потребностями потребления и развлечений. Финальная стадия нацелена на абсолютное обесчеловечивание большинства. Превращение его из человечества в популяцию. Потому что десоциализация личности ‒ изъятие человека из контекста коллектива, нации, страны, человечества, ‒ фактически превращает этого человека в организм, в биоединицу, которой очень легко управлять.

Параллельно запускается еще один интересный процесс. Общие цели нации или всего человечества поменялись местами со средствами их достижения: средства сделались целью. Деньги, материальные ресурсы, статусы, власть, возможности ‒ стали целью, а не средством. На поверхность вышла философия успеха. Она предполагает не взаимодействие в рамках обществ, а непримиримую конкурентную борьбу всех со всеми.

И те, кто преуспел в этой борьбе, видят в собственном народе не соратников в достижении общих идеалов, а пораженцев, "лузеров", которых ради закрепления своего успеха надо и далее разобщать. Тогда становится понятным, что именно стратегия вырывания человека из консервативного, традиционного контекста (вот вам вся толерантность и прочие безумные доктрины), нуждается в определенных инструментах необъявленной войны. Причем эта война ведётся элитами всех стран, тем самым либеральным интернационалом, прежде всего против собственных народов. Стоит ли удивляться, что доморощенные либералы по-звериному ненавидят президента Путина, который уже открыто и недвусмысленно дает понять, что его приоритетом являются российские национальные ценности?

Андрей ФЕФЕЛОВ. Кстати, не только лингвистам известна главная из них — родной язык.

Роман ГАЗЕНКО. Именно он является духовным каркасом нации и, если угодно, последним оплотом в архипелаге независимости и генетической преемственности национального архетипа. Недаром все революции, в том числе и культурные, сопровождаются попытками структурных реформ языка. Потому что народ, сохранивший язык, невозможно отформатировать по либеральному монетаристскому мировому шаблону.

Интересный факт, который упускают из виду историки и политологи: в 1914 году наряду с защитой границ и территориальной целостности Российской империи во время Первой мировой войны вопрос языка был равновелик. Священный Синод начал проводить контрреформы языка. Именно в это время Санкт-Петербург превратился в Петроград, аэроплан стал самолетом, локомотив ‒ паровозом. Это было иммунное противостояние тому, что я сейчас бы назвал процессом, сходным с трансгенными технологиями ‒ когда генетическому коду прививается чуждый ген. Соответственно, организм становится другим. Это другой биологический вид. И наши с вами соотечественники 100 лет тому назад без всяких наук это понимали на уровне метафизики. Это было то, что не нуждается в объяснениях. В это время нация была синонимом языка.

Андрей ФЕФЕЛОВ. Другое дело, когда заимствования на уровне "консенсусов", "кластеров" и прочих трудновыговариваемых и труднопонятных русскому уху терминов становятся повседневностью и внедряются в русскую грамматику и в русскую повседневность. Что произошло?

Роман ГАЗЕНКО. Это слом, который, с моей точки зрения, начался с компании НТВ. До тех пор эталоном языка ‒ я как дипломированный лингвист это утверждаю, ‒ был язык радио, телевидения и СМИ. Это была ретранслируемая матрица до самых до окраин, это был стандарт. Уничтожение стандарта языка открыло все шлюзы для коверкания смыслов, необоснованных заимствований и дальнейшей ретрансляции этого трансгена в общество в качестве нормы.

Андрей ФЕФЕЛОВ. НТВ с самого начала был русофобским, либеральным каналом номер один. Это — из разряда тех же либеральных войн? Видишь ли ты уже сегодня последствия войны 90-х с языком?

Роман ГАЗЕНКО. Да, у нас стали появляться феноменальные вещи. Скажем, уже ни у кого не вызывает реакции отторжения на такие благоглупости как: планы на будущее, патриот своей родины, профессионал своего дела, магазин по продаже, завод по производству, крупный мегаполис… А ведь это размывание смысла языка. Язык сакрален, потому что в каждом слове зашиты очень глубокие смысловые категории. Удар наносится в глубинные, смысловые, сущностные основы русского самосознания.

Но было бы наивно полагать, что процесс денационализации осуществляется только на уровне языка. В условиях, когда самым высокотиражным продуктом являются дензнаки, начинает работать визуальное зомбирование. На любой российской купюре и монете есть знак, который превращает ее в денежную единицу, противоречащую Конституции РФ, и всех нас, по сути, в преступников. Ведь наши дензнаки содержат герб нелегитимного Временного правительства: крылья опущены вниз, корон — нет, скипетра, державы — тоже. Это путчисты, "февралисты", которые привели императора к отставке, узурпировали власть, не успели ее законодательно оформить, но решили это сделать через эмиссию 1918 года. Это были люди, которые готовы были поступиться суверенитетом в обмен на демократические парламентские евроамериканские ценности. И за девять месяцев окончательно обрушили экономику воюющей России. Ничего не напоминает?

Духовный Чернобыль продолжается. Теперь — очередь за властью — сделать выводы и оградить народ от смертоностного излучения.

Роман Газенко — автор более 50-ти документальных лент об истории России и знаменитых деятелях культуры, науки и военного искусства. Лауреат ряда престижных отечественных и международных премий, в том числе — им. Артема Боровика и Союза литераторов России.

http://zavtra.ru/content/view/duhovnyij-chernobyil-kak-neobyavlennaya-agressiya/

Tags: интервью, информационная война, информация, либерализация и вестернизация
Subscribe

promo iov75 09:37, Пятница Leave a comment
Buy for 40 tokens
Христианство – смерть врагов на войне не является убийством... Ч. I Крайне важно, для нашей темы, познакомится с мнением блаженного Августина: «Естественный порядок вещей, стремящийся к установлению мира среди людей, требует, чтобы решение и право начать войну принадлежало…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment