iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

В поисках справедливого общества

Оригинал взят у strannik1990 в НОВОЕ СПРАВЕДЛИВОЕ ОБЩЕСТВО

Идея справедливого общества волновала умы человечества с древнейших времён. Однако все попытки построить такое общество на деле оборачивались ещё большей несправедливостью и диктатурой. Возможно ли вообще справедливое общество на Земле?
Недавно в философском клубе Русской христианской гуманитарной академии я слушал лекцию знаменитого социолога доктора философских наук, профессора Г.Л.Тульчинского о постсекулярном обществе. По мнению Тульчинского Г.Л. сейчас мы переживаем буквальную реализацию проекта Просвещения: всё во имя человека, всё во благо человека, человек есть мера всех вещей. Но к концу ХХ века стало понятно, что человек это не всегда есть хорошо, и не все потребности человека хороши.
Каким же будет новое общество будущего?

Invalid video URL.

Известный в мире социолог Рональд Франклин Инглхарт на протяжении 38 лет проводил изучение динамики системы ценностей в 84 странах (включая Россию). И он констатировал, что в мире произошёл сдвиг от ценностей выживания и коллективизма к ценностям индивидуальной свободной самореализации. Этот сдвиг происходит по достижению определённого уровня благосостояния. Инглхард назвал это концепцией человеческого развития, которое определяет социальное и политическое развитие. Лучшим показателем человеческого развития сегодня обладает Швеция.

Темп у разных стран разный, но вектор движения один и тот же. Только две страны пошли наоборот – от ценностей свободы к ценностям безопасности: Россия и Украина.
СССР шёл по основному вектору, но Россия в последнее время идёт в противоположном направлении.

Российскому обществу сейчас особенно необходимы три вещи:
1\ гражданское общество;
2\ полноценная элита (люди с «длинными мыслями», которые открывали бы новые горизонты и пути к этим новым горизонтам);
3\ внятная культурная политика.

По мнению Инглхарда сейчас ситуация напоминает время позднего эллинизма и конца древнеримской империи. Тогда тоже был общественный порядок и материальный достаток, много свободы самореализации, снижение рождаемости и поиск новой религии.

Современное общество массового потребления это достижение цивилизации, и от него мало кто откажется. Но есть негативные последствия, с которыми надо бороться. Первое последствие – это ценностной релятивизм.

В традиционной культуре ценности выстроены иерархически от низких (материальных) к более высоким (духовным). Сейчас уже нет ценностей более высоких и более низких. Это не плохо, но утрачивается иерархия ценностей. Когда все ценности равны с точки зрения морали и нравственности это плохо.

В обществе массового потребления имеет право на существование только то, что кому-то нужно. Если что-то никому не нужно, оно не будет существовать.
Мы не знаем, чего мы хотим, но знаем, чего мы не хотим. Мы оказываемся в самодостаточном, ценностно-плоском мире, который готов удовлетворить любые наши потребности. И ничего трансцендентного этому посюстороннему миру не надо.

Мы имеет самодостаточное общество перформанса, в котором никто не собирается ничего менять. Нет запроса на выход за рамки этого мира, нет потребности в новых горизонтах, нет трансцендирования в иное.

Мы создали цивилизацию, и теперь маемся, не зная, что с ней делать.
Ни в искусстве, ни в политике нет образа будущего, нет идеологии. Новое ищется в старом. Всё искусство носит характер левацкого протеста как отрицание настоящего.
Всё моделируется на простой линейной логике. За всем этим лежат простые рациональные схемы и модели.

До тех пор, пока обеспечивается высокий уровень благосостояния, имманентный самодостаточный мир общества массового потребления всё «переваривает»: и протест, и поиск новой религии.
Но стоит вырубить электричество, мы сразу оказываемся в обществе 8-9 века. И все наши ценности толерантности, мультикультуральности оказываются не нужны. Люди начнут руководствоваться ценностями безопасности и выживания.

Немецкий философ Юрген Хабермас говорит, что религия возвращается.
Только религия даёт человеку опыт переживания трансцендентного.

Ждёт ли нас новое постсекулярное общество?

Секулярное общество это общество модерна, которое направлено на удовлетворение человеческих потребностей на основе достижений человеческого разума.
Секулярность – это светскость, самодостаточность рационалистически устроенного общества, великий проект модерна, – и он реализован.

Видны поиски новой трансцендентности в постсекулярности.
Но сводятся ли эти поиски к религии? – Нет.

Человек жалкое и убогое существо, близкое к Богу. И этому жалкому конечному существу хочется постичь бесконечное. Но он это бесконечное постигает со своей конечной точки зрения.

Профессор Тульчинский Г.Л. выделяет возможные четыре стратегии:
1\ стратегия тотального манипулирования (манипулировать можно сейчас как угодно и кем угодно).
2\ уход и поиск нового в том, что уже есть или было.
3\ стратегия отрицания этого мира (которую мир легко «переваривает»).
4\ четвёртая стратегия – поиски «нового трансцендентного».


ПО МОЕМУ МНЕНИЮ, в России сейчас наблюдается тенденция возращения к клерикальному обществу, несмотря на то, что по Конституции Россия социальное государство.
Недавно я был на встрече с известным литературоведом и общественным деятелем Ириной Дмитриевной Прохоровой. Она считает, что у нас никогда реально не было светской культуры, у нас всегда была клерикальная культура. В 90-е годы прошлого века было реальное первое рождение в России светского общества, которое сейчас в опасности. Оно не успело сформироваться, как снова нам предлагается клерикальная культура.

Ещё древнегреческие философы заметили, что всё повторяется. Платон в своем диалоге «Государство» в 360 году до нашей эры писал: олигархию сменяет демократия, демократию тирания, тиранию олигархия и далее по кругу.
Идеальное государство Платон понимал как государство справедливое, где каждый занимает то место¸ которое оптимально соответствует его талантам. Справедливость в том, чтобы каждый, выбирая своё, не мешал другим делать то же.

Платон

В понимании Платона справедливость есть то главное, что объединяет людей. Отсутствие справедливости приводит к раздорам, взаимной борьбе и ненависти, делает невозможной совместную жизнь и деятельность.

«Справедливость – это то, что пригодно сильнейшему», – говорит в диалоге некто Фрасимах. «Устанавливает же законы всякая власть в свою пользу: демократическая – демократические, тираническая – тиранические; так же и в остальных случаях. Установив законы, объявляют их справедливыми для подвластных. Во всех государствах справедливостью считается одно и то же, а именно то, что пригодно существующей власти».

По Энгельсу государство возникло в процессе образования частной собственности в качестве органа власти экономически господствующего класса.
Платон же говорил о государстве не как об аппарате подавления, но как о некоем благе. «Когда люди отведали и того и другого, то есть и поступали несправедливо, и страдали от несправедливости, тогда они <..> нашли целесообразным договориться друг с другом, чтобы не творить несправедливости и не страдать от неё. Отсюда взяло свое начало законодательство и взаимный договор».

Демократию Платон считал худшей формой государственного устройства. Поскольку принципом государственного строительства оказывается воля большинства, и поэтому реально правят те, кто завоёвывает «расположение толпы». Уравнивание равных и неравных на деле оборачивается несправедливостью.

И США, и Россия лишь по названию демократии, а на самом деле кланово-олигархические режимы.

Олигархию Платон также считал неправильным государственным устройством, поскольку «подобного рода государство неизбежно не будет единым, а в нём как бы будут два государства: одно государство бедняков, другое – богачей».

«Может ли быть, по-нашему, большее зло для государства, чем то, что ведёт к потере его единства и распадению на множество частей? и может ли быть большее благо, чем то, что связует государство и способствует его единству?» – задаётся вопросом Платон и отвечает: «По-нашему, не может быть».

Совершенное государство, по мнению Платона, устроено таким образом, что оно служит не меньшинству или большинству, выражает не интересы того или иного слоя, сословия, а все их ставит на службу целому. Правители государства должны следить за тем, чтобы сословные перегородки не были препятствием для продвижения талантливых и благородных людей.



В философии Древней Греции и Древнего Востока справедливость рассматривалась как внутренний принцип существования природы, как физический, космический порядок, отразившийся в социальном порядке.
Справедливость – понятие о должном, содержащее в себе требование соответствия деяния и воздаяния: соответствия прав и обязанностей, труда и вознаграждения, заслуг и их признания, преступления и наказания.

Начиная с Аристотеля принято выделять два вида справедливости:
1\ уравнительная – как равное деление равным;
2\ распределительная – пропорциональное деление по тому или иному критерию.

В экономической науке справедливость – это требование равенства граждан в распределении ограниченного ресурса.
В работе «Теория справедливости» американский философ Джон Ролз сформулировал два основных принципа справедливости. Социальные и экономические различия должны быть устроены так, чтобы наибольшие преимущества от них получали бы наименее привилегированные члены общества в соответствии с принципом ответственности перед будущими поколениями и принципом справедливого неравенства.

Нобелевский лауреат по экономике 1974 года Ф.А.Хайек считает, что «эволюция не может быть справедливой», поскольку любые изменения приводят к выигрышу одних и проигрышу других; и потому требование справедливости равнозначно прекращению развития.

Нобелевский лауреат по экономике Милтон Фридман полагает: «Я не сторонник справедливости. Я сторонник свободы, а свобода и справедливость — это не одно и то же. Справедливость подразумевает, что некто будет оценивать что справедливо, а что — нет».

Чтобы выйти из «Великой депрессии» Президент США Франклин Рузвельт стал проводить в 1933—1936 годах новый справедливый курс. Он назвал его «Новый курс для забытого человека». «По всей стране мужчины и женщины, забытые в политической философии правительства, смотрят на нас, ожидая указаний, что им делать, и более справедливого распределения национальных богатств…».
Джозеф Кеннеди вспоминал: «…в те дни я чувствовал и говорил, что охотно расстался бы с половиной своего достояния, если бы был уверен, что сохраню в условиях поддержания законности и порядка вторую половину».

«Новый курс» Рузвельта, проводился по рецептам известного экономиста Дж.М.Кейнса, который считал, что экономическая мотивация людей во многом определяется справедливостью и моралью.
В результате принятых правительством мер за первый год «Нового курса» совокупный объём производства в США увеличился на 45%.

Карл Маркс, Фридрих Энгельс и Владимир Ленин мечтали построить справедливое общество – коммунизм в отдельно взятой стране. В процессе строительства «справедливого общества» в России было загублено более 10 миллионов человеческих жизней. Принцип равного распределения привёл к тому, что вместо справедливого общества получилась тоталитарная диктатура.

Сколько ни пытались построить справедливое общество, ничего не получалось. Всё время натыкались на порочную природу человека.
Люди («политические животные», по определению Платона) нуждаются в строгом контроле, иначе данная им свобода их разрушит.
Ещё Аристотель и Цицерон признавали: величайшая свобода порождает тиранию или несправедливейшее и тяжелейшее рабство.

Что лучше: мятежная голодная свобода или спокойная сытая рабская жизнь?
Каждому своё!



Может ли быть общество справедливым и при этом экономически эффективным?
Я утверждаю: только справедливое общество может быть экономически эффективно!

То, что идея построения «справедливого общества» не умерла вместе с СССР, свидетельствуют успехи коммунистического Китая.

Людям уже важен не капитализм или социализм, им нужна справедливость. И при социализме мало было справедливости, при капитализме ещё меньше.
Людей возмущает не эксплуатация, а несправедливость – когда зарплата не отражает трудовых усилий. Достаточно вспомнить отличие зарплаты школьного учителя от доходов какого-нибудь олигарха, присвоившего себе право на природные богатства, принадлежащие всему народу.

Что более справедливо: отобрать у кучки богатых и раздать массам бедных, или отобрать у бедных, чтобы раздать богатым: национализация или приватизация?



Чтобы смягчить законы природы, где лучшее получает сильнейший, люди придумали справедливое неравенство – «социальную справедливость»:
1\ равенство всех людей перед Законом
2\ оплата труда, гарантирующая нормальный жизненный уровень
3\ помощь тем, кто нуждается в поддержке.

Как же устроить общество по справедливости, чтобы и волки (олигархи) были сыты, и овцы целы? Возможно ли это?

Богатые существуют, потому что есть бедные; это позволяет эксплуатировать бедных, обеспечивая богатым безбедное существование.

Чего в конечном итоге хочет человек? – Подчинить другого человека, чтобы благоденствовать за его счёт.
Чего хотели революционеры в России 90-х: людей осчастливить или захватить власть для собственного обогащения?
Все эти «вожди» – больные непомерным тщеславием люди. Они как наркоманы стремятся во что бы то ни стало удовлетворить свою страсть и получить власть. Никакая это не борьба за демократию, а животная борьба за лучшее место под солнцем.

Чего вообще хотят люди? Они хотят жить лучше, чем живут. Они хотят справедливости. Но будут ли они жить по справедливости?

Казалось бы, самый яркий пример справедливости живая очередь. Но и здесь кто-то хочет пролезть вне очереди, полагая, что он имеет больше прав, чем все остальные, что законы писаны не для него.

Что же такое справедливость?
Вопрос не праздный. На нём, быть может, всё мироздание держится. Существует ли Высшая Справедливость? Справедливо ли устроено мироздание?
Откуда в нас сама идея справедливости?

Миром правят идеи, и всякой вещи предшествует идея об этой вещи, полагал Платон. Он считал, что законы, правящие космосом, едины, а значит, сущность, структура и функции микрокосма-человека и макрокосма-государства аналогичны.

Крупнейший физик современности В. Гейзенберг подтвердил: «Мне думается, современная физика со всей определённостью решает вопрос в пользу Платона. Мельчайшие единицы материи в самом деле не физические объекты в обычном смысле слова, они суть формы, структуры или идеи в системе Платона».

По данным нейробиологов, за чувство справедливости отвечают ряд участков мозга, связанных с эмоциональной сферой человека. Утверждают, что тяга к справедливости сформировалась на генетическом уровне в процессе племенного развития человека, поскольку предоставляла более «справедливым» племенам преимущества в выживании.

Автор книги «Эволюция человека» доктор биологических наук, профессор А.В.Марков на вопрос «Homo sapiens – это ведь не последняя ступень в эволюции?» ответил: «Одно могу сказать: культурная эволюция с появлением человека забивает биологическую, то есть именно изменения культуры будут изменять характер и направление отбора».

В обществе людей, как и везде, правят законы природы: слабый умирает, сильный выживает, выносливый приспосабливается. Господствует право силы. За всеми ухищрениями и ложью скрывается чисто животная борьба за существование. Малейшее преимущество используется для того, чтобы подавить соперника.

Для подавления неугодных используется власть. Власть рождается из необходимости управления сообществом. Властная иерархия воспроизводится одинаково и в армии, и в тюрьме, и в Академии наук: во главе вожак, вокруг – его окружение, под ними – подчинённая масса. Это заложено на генном уровне и наблюдается у всех высших животных.

Казалось бы, самое эффективное формирование бюрократии – экзамены. Однако властителям личная преданность важнее профессионализма. Поскольку главной задачей является сохранение личной власти.

Вчера посмотрел фильм «Кромвель». То, что тирания вырастает из народного представительства, заметил ещё Платон. Чтобы придти к власти, революционеры всегда обещали создать справедливое общество для всех, а в результате возникала тирания.

Всегда были желающие властвовать, и всегда были желающие исполнять и подчиняться. Творческих людей, осуществляющих прогресс общества, не более 10 процентов. Ещё примерно 10 процентов это так называемые «отбросы общества». Остальные – «инертная масса», живут как придётся, при этом горюя о несправедливости и мечтая о новом справедливом обществе.

Тысячелетние памятники литературы и философии свидетельствуют: зависть, лживость, жадность неискоренимы в человеческой природе. Ни условия быта, ни характер исторической эпохи, ни экономический или политический строй не меняют нас по существу. Мы всё те же, что были и две, и три, и пять тысяч лет назад. Времена меняются, а люди остаются неизменными.

Даже в рамках своей ограниченной жизни легко заметить, что ничего не меняется. Революции и войны лишь создают ненужное для всех беспокойство. Законы существования невозможно изменить никакими благими пожеланиями. Одни правители сменяют других, пытаются что-то преобразовать, как они уверяют, “к лучшему”, но всё рано или поздно возвращается на круги своя.

«Человек был устроен бунтовщиком; разве бунтовщики могут быть счастливыми? – писал Фёдор Достоевский в легенде о великом инквизиторе. – Он слаб и подл. Что в том, что он теперь повсеместно бунтует против нашей власти и гордится, что он бунтует?»

Как реакция на несправедливое мироустройство возникли представления о справедливом обществе во внеземном мире. Иисус Христос в своей нагорной проповеди говорил о справедливости Царства Божия. В России мечты о справедливом обществе воплотились в Сказаниях о невидимом Граде Китеже.

Утопические мотивы присутствуют в мифологиях практически всех народов. Наиболее известные утопии создали Томас Мор – «Утопия», Томмазо Кампанелла – «Город солнца», Фрэнсис Бэкон – «Новая Атлантида» и другие.

Ныне больше создаются антиутопии. Кажется, люди уже разуверились в возможности построения справедливого общества. Многие распрощались с идеальными надеждами на совершенствование человека. В человеке видят двуногое животное, способное понимать только принуждение и страх.

Согласно автору антиутопии «1984 год» Джорджу Оруэллу, все утопии похожи тем, «что они постулируют совершенство, но не в состоянии достичь счастья». В эссе «Почему социалисты не верят в счастье» Оруэлл соглашается с мыслью православного философа Николая Бердяева, который заявил, что «так как создание утопии стало людям по силам, перед обществом встала серьёзная проблема: как утопии избежать».

Бердяев

В работе «Царство духа и царство Кесаря» Николай Бердяев писал: «… утопии глубоко присущи человеческой природе, она не может даже обойтись без них. Человек, раненый злом окружающего мира, имеет потребность вообразить, вызвать образ совершенного, гармонического строя общественной жизни».

Писатель Борис Натанович Стругацкий считал, что «справедливое общество: мир, в котором каждому – своё».

Стругацкий_1

«Справедливое общество нам тоже пока недоступно. И будет недоступно до тех пор, пока мы не научимся ещё в детстве искоренять в человеке склонность к лени и в особенности агрессивность».
«Дай бог, чтобы десять, максимум двадцать процентов половозрелого человечества способны оказались заинтересоваться хотя бы в большей или меньшей степени своим трудом. Над остальными же… – категорическое нежелание работать плюс неудержимое стремление к халяве. Светлая мечта – сидеть на одном стуле, положив ноги на соседний, с бутылочкой пивка в расслабленной руке…».
«Пока же Великая Теория Воспитания не создана и не реализована – никакого Справедливого общества... Всё будет продолжаться тысячу лет после в точности так же, как было до...»

К 2015 году население Земли составит 10 млрд.человек. Для удовлетворения всё возрастающих потребностей человечеству к 2030 году понадобится вдвое больше того, что может дать Земля.
Какой подход победит в условиях дефицита ресурсов: равенство при распределении или лучшее лучшим?

Спасти может только добровольное самоограничение. Поскольку насильственное ограничение потребностей и снижение жизненного уровня приведёт к социальному взрыву.
Пора менять потребительскую экономику. А для этого нужно изменить мировоззрение и систему ценностей. Необходима идеология материального самоограничения и духовного преображения. Иначе человечество просто не выживет.

Люди живут по принципу: обмани и сожри другого, чтобы выжить самому.
Убийства, конфликты, ни дня без распрей. Повсюду борьба за выживание, а в результате череда смертей, кажущаяся бесконечной. Вся история человечества это история убийств, предательств и войн. За прошедшие пять тысяч лет люди не воевали лишь 215 лет!

Миром правит Её Величество Ложь. В то время как правдолюбцы приходят и уходят, царство лжи растёт и укрепляется благодаря их глупой честности. И хотя правда, как это ни покажется странным, иногда побеждает, зато Ложь господствует.

Меня лично тошнит от этого мира. Я не могу и не хочу жить в бессовестном обществе, построенном на лжи, в котором мало кто верит в Высшую Справедливость.

По Канту тяготение к справедливости вложено в нас Богом в качестве категорического императива.
Чувство справедливости заложено в нас Творцом и ведёт нас к Высшей правде.

Каждая религия имеет своё понятие о справедливости. Например, ведическая религия утверждает, что случайности в мире нет, что всё происходящее связано с предыдущей причиною, что мир, который мы видим вокруг себя и в котором мы живём, всё же есть мир закона, справедливости и порядка.

Быть может, олимпиада – честные спортивные достижения – модель справедливого общества?
Нет, и здесь обман: допинг, воровство, фальсификации, судейский сговор…

После проведения московской олимпиады в 1980 году Л.И.Брежнев заявил, что СССР банкрот.
Всё повторяется: «холодная война», гонка вооружений, дорогостоящая олимпиада, кризис, революция, развал страны, олигархия, демократия, тирания …

Спасёт ли Россию олимпиада, или подтолкнёт к гибели, как это было с СССР?



Люди устали от царящей несправедливости!
Несмотря на обещания политиков, справедливости в России не становится больше. Бедный беднеет, богатый богатеет.
Новое справедливое общество неизбежно, потому что оно необходимо!

Но возможно ли создать справедливое общество без опоры на трансцендентное?

Наука и культура не могут дать ответ о смысле жизни человека, поскольку ограничены этим миром. А если жизнь имеет смысл, то смысл этот лежит за границами этой жизни – в трансцендентном!



Цель жизни не сама жизнь, а нечто большее. Человек рождается не для того, чтобы умереть, а чтобы создать что-то, накопить духовный опыт, оставить после себя нечто, что будет жить после его смерти.
«… человек есть мост, а не цель …» – Так говорил Заратустра устами мрачного гения «Весёлой науки» Фридриха Ницше.

Что же мешает построить справедливое общество?
Недостаточность материально-технического базиса? порочность самого человека? или неверные представления о справедливом?

«Среда виновата или подлая натура человеческая?» – вопрошал Достоевский.

Достоевский_1

В рассказе «Сон смешного человека» Достоевский убедительно доказал, что основное препятствие в построении справедливого общества заключено в порочной природе человека.
«Да, да, кончилось тем, что я развратил их всех! … Они научились лгать и полюбили ложь и познали красоту лжи. … Затем быстро родилось сладострастие, сладострастие породило ревность, ревность – жестокость… Когда они стали преступны, то изобрели справедливость, и предписали себе целые кодексы, чтобы сохранить её, а для обеспечения кодексов поставили гильотину».

«Что может удержать человечество от самоуничтожения? Только любовь. Она — необходимость. Внутренняя необходимость! А возможно, и внешняя. Без любви, человечество обречено на самоуничтожение. ЛЮБОВЬ ТВОРИТЬ НЕОБХОДИМОСТЬ!»
(из моего романа-быль «Странник»(мистерия) на сайте Новая Русская Литература



А по Вашему мнению, ВОЗМОЖНО ЛИ НОВОЕ СПРАВЕДЛИВОЕ ОБЩЕСТВО?

© Николай Кофырин – Новая Русская Литература

Tags: возможное будущее, государство
Subscribe

Buy for 40 tokens
Христианство – смерть врагов на войне не является убийством... Ч. I Крайне важно, для нашей темы, познакомится с мнением блаженного Августина: «Естественный порядок вещей, стремящийся к установлению мира среди людей, требует, чтобы решение и право начать войну принадлежало…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments