iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Лучшая религия ...

Рассказ "Лучшая религия ... "

- И все же я не могу понять тебя. Чем тебе не нравится русское православие? Какой год ты уже пребываешь в поиске истины, а в итоге, я вижу терзающуюся и пребывающую в сомнениях душу. В чем дело?

Он внимательно посмотрел на меня и задал встречный вопрос.
- А чем оно нравится тебе? Насколько я тебя знаю, твоя вера весьма отлична от веры многих. Да и вообще, я не врубаюсь, как в твоей душе, разуме и духе умещается все это?
- Что ... это?
- Да вот это. Ты не часто исповедуешься. В храм ходишь только с детьми. Прикалываешься с батьков и демонстративно уходишь с их проповедей. Ты критичен в вере, но при этом, бросаешься защищать это самое православие, когда кто-то пытается доказать её лживость. Как это умещается в тебе? Вот что я не пойму. Да и вообще, меня уже достало называться православным, но не христианином. Ты ответишь или опять соскочишь?

-Ты знаешь, друг, - подумав сказал я. Нельзя ответить на твои вопросы, поскольку от ответов на них не зависит ни твоя вера, жизнь и дальнейшая судьба.

- Ну вот, опять ты за свое, - раздраженно взмахнул он руками. Опять эта твоя манера говорить  обо всем и не о чем одновременно.

- Это не манера. Это принцип. Поскольку я считаю, что в религии нет принуждения, а вербализация моего внутреннего опыта, это уже скрытое принуждение. Но, для тебя и поскольку мы знаем друг друга уже не один десяток лет, я сделаю исключение. Но, только с условием.
- Каким?
- Ответь мне, ты знаешь сакральный смысл русской матрешки, этого удивительного символа Единства и тонкого напоминания о многомерной проекции этого мира  в глубинах нашей личности?
- Да, я читал об этом?
- Это очень хорошо, поскольку ты все понял.
- Нет, вот теперь я уже точно ничего не понял.

Я посмотрел на его раздосадованное лицо и засмеявшись продолжил.

- Наша русская матрешка, это ключ к пониманию нашего русского православия. Во всяком случае, я так думаю. И вот почему. Русское православие вмещает, как и русская матрёшка, в себя весь религиозный опыт предшествующих нам поколений. В православии есть все: фетишизм (поклонение сакральным предметам), магия, культ предков (как сакральная связь поколений), стройная византийская ритуалика и лоск вельможного богослужения, рафинированный религиозно-философский рационализм и таинственные высоты мистического (апофатического) богословия. Заметь, в лучших традициях "мистического богословия" псевдо-Дионисия Ареопагита. Есть абсолютно все. Единство противоположностей, как диалектика единого и многого. Как в нашей матрёшке. Ну а ты, уже сам выбираешь, какой из этих сакральных опытов тебе ближе.

Он странно посмотрел на меня и сильно задумался.
-Послушай, но ведь это же полная ересь. Я столько лет пролазил по монастырям и даже жил три года на Афоне (кстати, ты сам помог мне туда попасть), но такой ереси не слыхал. Да и потом, ведь попы требуют иной веры. Иного мировоззрения. Иного воцерковления и иной свободы.

- Безусловно, и в этом они правы.
- Почему?
- А зачем анархия. Тем более, что дальше личного спасения взор человека не устремлен. Вот для него и созданы условия, порой даже жесткого характера, в которых он чувствует себя вполне комфортно. Возникла проблема и к его услугам весь необходимый материал. От фетиша, через почтительно-благоговейное отношение к ранее жившим, к строгому соблюдению речёвок батька. Ну а тем, кто жаждет больше ... дорого открыта! Ты же помнишь слова мудрого, что только: "Двери ада закрываются изнутри". Дорога к небесам открыта! Ступай.
- Но как же так? Так просто?
- Конечно нет. Тем более, что верные псы инферно следят за тобой более чем пристально. Да и с попами возникают коллизии. По сути, им плевать на твое спасение. Их задача несколько иная. Проще, что ли. Да и после бучи Кураева (скоро, это явление так и назовут - кураевщиной) им приходится не сладко. Благо, что святынь в православии больше чем людей. Разберутся как-нибудь. Главное для тебя, это помнить слова замечательного человека Божьего Амвросия Оптинского: "Никогда ни с кем не спорь о вере. Не надо. Потому что никому ничего не докажешь, а сам только расстроишься".
- Да, я помню.
- Ну вот и хорошо! Тогда отпускай меня к деткам.

- Подожди, брат. Последний вопрос.
- Ну что тебе ещё, душа неспокойная? - я улыбнулся.

- Скажи по-чесноку, как ты относишься к тому, что происходит вокруг "Даров волхвов".
- Никак.
- Опять ты за свое. Ты не выносим.

- Ладно, прочту тебе один фрагмент из книги Умберто Эко "Имя Розы", но обещай, что после этого мы расстанемся.
- Слово даю.
- Ну тогда слушай.

"...Потом Николай показал нам другие реликвии, которые я вряд ли сумею толком описать из-за их невероятного количества и великолепия. Там был, в ларце из цельного аквамарина, один из гвоздей со святого креста. В стеклянном сосуде, помещавшемся на подушке из маленьких засушенных роз, лежала частица тернового венца. А в другом кивоте, тоже на лепестках, покоился пожелтевший лоскут салфетки с тайной вечери. Затем был там кошель Св. Матфея, серебряный, кольчужной вязки, а рядом в трубке, опоясанной фиалковой лентой, полуистлевшей от времени, опечатанной золотой печатью, локтевая кость Св. Анны. Увидел я там и наичудеснейшее чудо: прикрытую стеклянным колоколом и уложенную на алую, расшитую жемчугами ткань щепку от Вифлеемских яслей; малую пядь пурпурной туники Св. Иоанна Евангелиста, две цепи, оковывавшие лодыжки Св. Апостола Петра в Риме, череп Св. Адальберта, меч Св. Стефана, бедро Св. Маргариты, палец Св. Виталия, ребро Св. Софии, подбородок Св. Эобана, верхнюю часть лопаточной кости Св. Златоуста, обручальное кольцо Св. Иосифа, зуб Крестителя, посох Моисея, изорванный и хрупкий кусочек кружева от подвенечного платья Пресвятой Девы Марии..."
"...Кстати, не очень обольщайся по поводу этих реликвий. Обломков креста я перевидал очень много и в самых разных церквах. Если все они подлинные, значит, нашего Господа терзали не на двух скрещенных бревнах, а на целом заборе…»
«Учитель!» — вскричал я, потрясенный.
«Но это так, Адсон. А бывают еще более роскошные реликвии. Когда-то в Кельнском соборе я видел череп Иоанна Крестителя в возрасте двенадцати лет…»
«Какое диво! — отозвался я с восхищением. И сразу же, усомнившись, воскликнул: — Но ведь Креститель погиб в более зрелом возрасте!»
«Другой череп, должно быть, в другой сокровищнице», — невозмутимо отвечал Вильгельм..."

- Тебя устроил мой ответ, друг мой?


Tags: рассказ
Subscribe

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments