iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

Ядерный щит России

Заместитель командующего войсками воздушно-космической обороны Кирилл Макаров заявил, что новая зенитно-ракетная система C-500 станет ответом на приближение американской ПРО к границам России.


«Мы сможем организовать противоракетную оборону не только Москвы и Центрального промышленного района, но и других объектов на территории России. Это наш ответ на противоракетную оборону США», - приводит слова Макарова агентство «Интерфакс».
В армии рассчитывают, что система пройдёт все испытания в короткий срок", - сообщил недавно

politikus.ru

Планомерно выстраивается комплексный оборонный ЩИТ! С системами раннего обнаружения, единого пространства радиолокации, сверхточного ракетного оружия. Вот и С-500. Такое не может не радовать патриотов России.

И все же, давайте вспомним недавнюю историю.

18 февраля 93-го года было подписано «Соглашение между правительством Российской Федерации и правительством Соединенных Штатов Америки об использовании высокообогащенного урана, извлеченного из ядерного оружия».

По нему наша страна обязалась за мизерные деньги (при стоимости всей массы зарядов в 8 триллионов долларов ее уступили за 11,9 миллиарда) передать американцам 500 тонн боевого урана с обогащением в 90 и более процентов. Много это или мало? Начиная с 1945 года в США при их-то мощи было произведено всего 550 тонн оружейного урана. Примерно тем же порядком цифр исчислялся и ядерный арсенал Советского Союза. (Полторанин М. Власть в тротиловом эквиваленте. Наследие царя Бориса)

А что мы имеем сейчас?

Глава РФ начал цикл совещаний, посвященный проблемам перевооружения армии. Архитекторы продолжающейся военной реформы делают ставку на компактную профессиональную армию. В таких условиях силы ядерного сдерживания становятся ключевым фактором обеспечения обороноспособности страны. В связи с чем большую часть из 20 триллионов рублей получат те предприятия ОПК, на которых создается «ядерный щит».
Президент РФ сообщил, что в следующем году арсеналы РВСН пополнятся 22 МБР наземного базирования.

Идиллические представления о состоянии российских сил стратегического сдерживания ставит под сомнение и недавнее заявление вице-премьера Дмитрия Рогозина, который признал, что случае молниеносного глобального удара высокоточным оружием «США могут за несколько часов уничтожить до 90% нашего ядерного потенциала».

Член комитета Госдумы по обороне Вячеслав Тетекин не уверен, что декларации властей соответствуют реальности.

– Меня смущают перманентные проблемы с исполнением гособоронзаказа. Когда то и дело срываются текущие программы по перевооружению армию, наивно предполагать, что стратегические планы будут реализованы в заявленный срок. Я уже не говорю о том, что у нас намечаются серьезные проблемы в смысле разработки новых технологий. Власти полагают, что если они выделяют миллиарды или даже триллионы на создание техники, то она будет создана как по мановению волшебной палочки. При этом совершенно не берется в расчет, что само производство безнадежно устаревает. Квалифицированных инженеров, технологов и рабочих практически нет. Прикладная наука уничтожена. Спрашивается, кто и что будет создавать, когда говорят о новых системах оружия? Оборонно-промышленный комплекс постепенно деградирует. АПЛ «Владимир Мономах», уже принята на вооружение, а нормальной ракеты для нее еще нет. Хотя на строительство новых подлодок было потрачено до половины военного бюджета России.

«СП»: – Расхваленная «Булава» пока не отличается особой надежностью.


– Мне вообще непонятно, почему ракету морского базирования поручили разрабатывать «сухопутному» КБ – Московскому институту теплотехники? Когда у нас в Миассе есть превосходное КБ Макеева. Ведь у нынешних разработчиков нет ни традиций, ни опыта, ни даже испытательного стенда для выполнения такого рода заказов. Наш оборонно-промышленный комплекс нужно даже не модернизировать, а практически создавать заново.

Станочный парк чудовищно устарел, его нужно менять. Специалистам по 60-70 лет. Завтра последние уйдут, а достойной смены им не видно. Система профессионально-технического образования разрушена. Я уже не говорю про научные школы. Начинать надо не с громогласных заявлений о том, что у нас скоро появится чудо-техника, а с кропотливого разбора - куда и на что пойдут деньги.

«СП»: – Можно ли использовать советский опыт разработки комплексных оборонных программ?

– Обязательно. Напомню, в советское время Совет министров издавал комплексные постановления. Когда на десятках страниц подробнейшим образом расписывалось, кто и чего будет делать: исследовать, разрабатывать, производить, монтировать и испытывать. Такой системный подход позволял решать сложные задачи, стоящие перед ВПК.

Сегодня власти ограничиваются лишь успокаивающей риторикой. Нам рассказывают, сколько триллионов было выделено на создание новой техники. Но деньги сами по себе не работают, если отсутствует нормальная производственная и научная база. В лучшем случае деньги «зависнут». В худшем их разворуют.

«СП»: – Надолго ли еще хватит советских технологических запасов?

– Они уже иссякают. Есть еще один важный момент. Может, нам все же удастся каждый год производить и ставить на боевое дежурство по 22 ракеты. Но не следует забывать, что у них только одна боеголовка. «Ярс» приходит на смену «Воеводе», у которой по 10 боеголовок (причем, с индивидуальным наведением на цель). Получается, что вместо выходящим из строя многозарядным носителям, мы получаем такой «куцый» вариант с одной боеголовкой (в лучшем случае 3-4 ядерных заряда). Это явно неэквивалентная замена. Я уже не говорю о том, что на новых ракетах будут стоять более легкие боеголовки.

«СП»: – Наш потенциальный противник тоже не теряет зря время.

– США, как известно, развивают глобальную эшелонированную систему противоракетной обороны. Так что им не составит особого труда парировать удар, нанесенный ракетами с одной-двумя боеголовками. Одновременно Пентагон совершенствует средства высокоточного нападения. В том числе ориентированные на уничтожение высокозащищенных объектов. Включая шахтные пусковые установки наших стратегических ракет.

Следует также отметить, что существующая система воздушно-космической обороны находится в неудовлетворительном состоянии. У нее сегодня три «хозяина». Это ВВС, к которым оказалась чудесным образом «приписана» ПВО. Это объединенное стратегическое командование и войска воздушно-космической обороны. В такой ситуации совершенно непонятно, кто несет ответственность. А у нас на севере страны колоссальное пространство, совершенно незащищенное от массированной атаки крылатых ракет. Наши силы сдерживания можно «прихлопнуть» одним залпом из Карского моря. И нам будет нечем ответить. ( kprf.ru )

Инициатива США "Молниеносный Глобальный Удар"

МИД РФ дал комментарий по поводу американской концепции "глобального молниеносного удара", который разъясняет недавнее предупреждение Рогозина – "...размещая неядерное оружие на стратегических носителях, надо иметь в виду, что если на нас будет совершено нападение, мы, безусловно, в определенных ситуациях будем прибегать к защите с помощью ядерного оружия". (Ранее, Рогозин признал, что случае молниеносного глобального удара высокоточным оружием «США могут за несколько часов уничтожить до 90% нашего ядерного потенциала» - прим. мое).

Интервью заместителя Министра иностранных дел России С.А.Рябкова газете «Коммерсант», 12 декабря 2013 года

Вопрос: Если система глобального молниеносного удара будет принята на вооружение в США, сможет ли она представлять угрозу для России?

Ответ: Мы тщательно отслеживаем все то, что происходит в США вокруг концепции глобального молниеносного удара, или, как пишет Джеймс Эктон в своей книге, «глобального обычного молниеносного удара». Не секрет, что дискуссия на эту тему в США ведется давно. Неформальные и полузакрытые, но затем и вполне официальные дискуссии на сей счет начались еще при президенте Билле Клинтоне. Для того чтобы говорить, что может представить для нас угрозу, нужно четко понимать, о каких именно параметрах этой системы, какой ее конфигурации, архитектуре, или, как говорят военные, облике, идет речь.

Вопрос: А если судить по тому, что об этой системе известно на сегодняшний день?

Ответ: Здесь есть как минимум три важных элемента. Во-первых, по состоянию на декабрь 2013 года оснований опасаться такого изменения состава стратегических ядерных сил США, когда на межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) и баллистические ракеты подводных лодок устанавливались бы неядерные боезаряды (то есть эти ракеты переводились бы в обычное снаряжение), нет. За последние десятилетия ликвидировано значительное количество носителей, и на сегодняшний день боевой состав стратегических ядерных сил США не предполагает подобного рода доработок или модификаций.

Во-вторых, даже если в нынешних планах произойдут изменения и в Вашингтоне вновь вернутся к варианту оснащения МБР и баллистических ракет подводных лодок обычными боезарядами, все равно в соответствии с правилами засчета действующего договора СНВ эти носители будут рассматриваться как ядерные и соответствующим образом учитываться в военном планировании.

Третий момент, главный: в ситуации гипотетического кризиса (очень серьезного и тяжелого) велика опасность того, что пуски подобных средств в обычном оснащении (даже по целям не на территории России, но по траекториям, которые отслеживаются нашими средствами предупреждения о ракетном нападении) будут восприняты у нас как возможное нанесение удара по российской территории. Со всеми вытекающими последствиями. Это означает, что подобного рода системы, если они будут созданы, будут носить исключительно опасный и дестабилизирующий характер. Мы возражали и будем возражать против переоснащения баллистических ракет наземного базирования и баллистических ракет на подводных лодках в обычные варианты.

Вопрос: Но есть еще и перспектива возникновения совершенно нового класса носителей — гиперзвуковых платформ. США их сейчас активно тестируют.

Ответ: Да, в США ведутся соответствующие НИОКР, проводятся испытания. Нам еще предстоит оценить, как появление таких систем может сказаться на нашей безопасности. С учетом супервысокотехнологичного уровня подобного рода средств и с учетом того, что комплекс вопросов, связанных с противодействием их применению, находится на самом переднем крае соответствующих исследований и разработок, я не берусь давать этому вопросу однозначной оценки. Могу лишь подчеркнуть: развитие подобного рода систем существенным образом влияет на стратегический баланс и стабильность. Россия считает, что любые дискуссии о будущем в сфере контроля над вооружениями должны учитывать создаваемый США потенциал в сфере глобального молниеносного удара.

Вопрос: Поэтому Вы упоминали развитие системы глобального молниеносного удара, когда объясняли, почему Россия сейчас не может согласиться на предложение президента США Барака Обамы по дальнейшему сокращению вооружений?

Ответ: Это несколько упрощенная постановка вопроса. Мы не говорили, что не готовы сейчас обсуждать это предложение. Мы говорили, что первоочередным вопросом и главной задачей является снятие наших озабоченностей в сфере противоракетной обороны (с учетом планов создания США глобальной системы ПРО и соответствующих планов, которые реализуются по натовской линии), но не только.

Мы считаем, что в ряду факторов, которые должны приниматься во внимание в ходе предстоящих обсуждений тематики разоружения, помимо ПРО должны учитываться также и программа глобального молниеносного удара, и перспектива появления оружия в космосе, и многое другое. Это очень важный момент, ситуация тревожная. Нам пока не удается мобилизовать достаточную международную поддержку в пользу идеи заключения Договора о предотвращении размещения оружия в космосе. А мы в нем видим главный политико-дипломатический и правовой инструмент недопущения переноса гонки вооружений в космос. Но это отдельная тема.

Вопрос: Все эти аспекты взаимосвязаны с точки зрения России?

Ответ: Да. Однако это не все. На перспективы разоружения также влияет дисбаланс в обычных вооружениях и целый ряд других вопросов.

Вопрос: То есть как минимум два тревожных момента в отношении системы глобального молниеносного удара — угроза нарушения стратегического баланса и опасность того, что пуски могут быть восприняты Россией и другими державами как ядерные?

Ответ: Да, если мы говорим о существующих баллистических носителях в обычном оснащении, то это однозначно путь к разрастанию конфликта с тяжелейшими, по сути дела, апокалиптическими последствиями. Если мы говорим о новых носителях — гиперзвуковых планирующих, гиперзвуковых с двигателями и так далее,— то здесь надо понять, какими будут их технические характеристики и варианты применения. Мы следим за этим предельно внимательно, понимая, что возможное решение по этому комплексу вопросов в Вашингтоне будет приниматься в обозримой перспективе.

Вопрос: Какие-то меры доверия могут уже сейчас снять российские озабоченности или эта тема имеет шансы стать еще одним серьезным раздражителем в отношениях России и США?

Ответ: Не исключаю никакие варианты. В дипломатической практике есть разные модели — от запрещения целого класса или вида вооружений до информационных обменов (как наиболее мягкой и «необязывающей» формы укрепления доверия). Не уверен, что наши американские партнеры готовы к первому варианту. Опыт показывает, что в США многие решения принимаются не только в зависимости от конкретных военных задач, но и в зависимости от наличия или планов развития тех или иных технологий. Джеймс Эктон об этом тоже пишет в своей книге. Сейчас вопрос о разработке мер доверия применительно лишь к этой сфере не стоит. Нужно продвигаться по всему спектру проблем.

Источник: "МИД РФ "

Академик Радий Илькаев: «Только ядерное оружие может быть основой обороны России»
Tags: Россия - Запад, армия, военное обозрение, ядерное оружие
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments