iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

Сестры милосердия



Холодный ветер носился по влажной болгарской долине, кружился вокруг шатра, обдавал сыростью и стужей. В шатре, в соломе, спали сестры милосердия, слышалось тяжелое дыхание, бред, стон во сне.

Сестра Раевская проснулась на рассвете. Еще недавно это была русоволосая девушка со свежим личиком. Куда делись ее волосы, отчего поблекло и осунулось лицо? Это не она, совсем не она. На днях с ней встретился петербургский знакомый и не узнал.

- Что с вами? - спросил он потом.
- Два тифа выдержала... Да и работа у нас, сами знаете, какая...
- Ольга Петровна, уезжайте скорее! Вы сделали слишком много, будет с вас. Спасайтесь сами теперь.
- Меня и то посылают в Россию. Говорят: еще два месяца, и я умру здесь.
- Как легко вы говорите это!
- Притерпелась...

Да, притерпелась и она, и все ее подруги. Подвиг их незаметен, только солдат унесет воспоминание о нем в свою глухую деревушку, - солдат, которого они отвоевали у смерти.
День зарождался холодный и тусклый. Вдали разгоралась перестрелка. Мимо шатра проходят на боевые позиции солдаты.

- Сестра Раевская! Вы назначены в Россию, - говорит молодой врач, приветливо улыбаясь:- потрудились, будет! Завтра надо выезжать. Только послушайте меня, уезжайте вы куда-нибудь подальше на юг, - вам надо серьезно заняться собой.

Раевская стала укладываться. Сестры прощаются с нею. Теплые и сухие комнаты, свежая постель, горячая пища — грезятся им как нивесть какое счастье... Раевская поедет к сестре в Италию. Та уже давно зовет ее к себе, на благодатный юг, на берег теплого моря: у них и солнце греет, и небо безоблачно. Как хорошо там!

- Сестра, Степанов умирает! Уж бред начался...

Раевская бросила вещи и выбежала из палатки.
В стороне шалаш из хвороста. Сюда сносили всех, кого отмечала гангрена (антонов огонь) своею страшною печатью. Отсюда один только выход — в могилу. Сестра Раевская шла сюда, - она не боялась заразы и не раз просиживала над умирающими дни и ночи.

- Ну что, Степанов? - спросила Раевская, входя в тот шалаш.

Метавшийся в бреду раненый дико взглянул на нее. Она положила ему на голову свою худую холодную руку. Понемногу бред больного стал утихать. На лице мелькнуло сознание.

-Сестра...голубушка...родимая! Все бросили, ты одна со мною, спаси тебя Бог!

-Ну, полно, полно! Кто же тебя бросил? Видят, что тебе лучше и пошли к другим, кто потяжелее. А я зашла сюда отдохнуть, поговорить с тобою. Тебя назначили домой, дома выздоровеешь.

-Дома-то! - и будто солнце бросило свой прощальный свет на потемневшее уже лицо умирающего - Дома-то, слава-те Господи! У нас семья хорошая, большая;  живем сестра, хорошо: одних коров три держим, четыре лошади! Вот у нас как! Мать ты наша, чистая голубка!- И он уже не отрывал от нее своего просиявшего взгляда.

Усталая рука сестры оставалась на его горячем лбу. Она не переставала улыбаться умирающему и долго-долго говорила ему о родимой стороне, о далекой семье, которая его ждет- не дождется.
Слушая сладкие речи, Степанов отходил счастливый...

Сестра закрыла умершему глаза, перекрестила его...

«Все бросили,- ты одна со мною!» - припомнилось Раевской слова Степанова.- Так неужели же она теперь бросит их и уйдет? Неужели же то горячее солнце, то синее небо, те беззаботные люди заставят ее забыть этот мир скорби и мук, где она жила каждый день. Нет...здесь ее место. Она никуда не уйдет.

И она отказалась от всего, она не ушла... Но она не ушла также и от смерти, давно сторожившей мученицу. Через два месяца ее не стало.

( Из рассказа Немеровича-Данченко)
Tags: рассказ
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments