iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

В поисках утраченных смыслов

Наверное инфо о том, что наше общество духовно больно, уже не воспринимается как спорное утверждение. Это скорее аксиома не требующая специального доказательства. Понятно, что извечный русский вопрос о том "Что делать"? - опять стоит на повестке дня. Призывы к объединению вокруг национальной идеи, звучать все громче, а её "жажда" всё требовательней. Причем, чем острее мы входим в кризисное состояние, тем острее становится наша потребность. В конце концов, творцом и жертвой кризиса (суда) - является сам человек. Только он творит реальность способную как погубить его, так и вознести. Проблема осложняется тем, что национальную идею не только невозможно придумать, но и невозможно заставить принять её (без рефлексии) или заставить поверить в неё. Более того, как справедливо отмечал Хосе Ортега-и-Гессет, любая идеи может быть только тогда воспринята широкими массами, когда сами народы уже готовы и способны к её восприятию.

С другой стороны, сама вот эта тяга к её поиску, естественное желание как-то оформить бесформенное, свидетельствует о том, что идея не только существует, но и в каком-то смысле - "валяется" под нашими ногами. Как справедливо пишет автор: "Наша национальная идея только потому может всегда у нас уже быть в той или иной её форме (например, в такой её искаженной форме как коммунизм), что смысл, то есть цель, нашего национального исторического существования нам заранее уже предопределен. А этот смысл, в свою очередь, может быть нам предопределен, только если предопределенным является смысл всей мировой истории в целом. Тогда смысл особого исторического существования каждого народа заранее ему предзадан как его внутренняя возможность и в том числе и нам тоже". Замечательно сказал Виктор Эмиль Франкл: "Смысл должен быть найден, но не может быть создан". Проиллюстрирую этот тезис на простом примере: "То, что установившаяся над нами на десятилетия свою власть идея оказалась именно учением Маркса, не было случайностью. Это учение обладало большой притягательностью для уже расцерковленного, но еще хранившего в себе смутное дорогое воспоминание о Христе русского сердца. Как и Христос, Маркс обещал царство света и правды, только не на небе, а на земле, и в этом царстве, как и в обещанном Христом, последние должны стать первыми; как и святые отцы, он указал на три стадии духовного восхождения, только не индивидуального, а коллективного, более соблазнительного по своей легкости, - рабскую (рабовладельческая формация), наемническую (капиталистическая формация) и сыновнюю (социалистическая формация, высшей стадией которой будет коммунизм). И конечно, огромным
достоинством марксизма было то, что он выдавал себя за научную теорию (абсолютно таковой не являясь), - наука обладала в то время высшим авторитетом». /В.Н. Тростников «Путь России в двадцатом столетии» «ИПК «Московская правда» М. 2001 г. С. 4-5./.

Так мы получили Апокалипсис революции и демонологию быта. Булгаковский Воланд не просто начал своё шествие по Москве, а начал проводить инспекцию успехов антихристового дела добровольно творимых поколением 30-х годов. Но это уже Апокалипсис Русской культуры. Наша отечественная культурная элита разродилась в начале XX в. произведениями типа: "Всадник (Нечто о городе Петербурге)" Е. Иванова, "Трилогия. Антихрист" Мережковского, "Конь Бледный" Савинкова, "Апокалипсис нашего времени" Розанова. Развернул деятельность союз "апокалиптиков" - "Братство Христианской Борьбы" (В. Эрн, П. Флоренский, А. Ельчанинов, В. Свенцицкий). "Краткая повесть…" Соловьёва вызвала замечательно подражание в сфере массовой беллетристики: двумя изданиями вышла поэма свящ. Е. Сосунова "Победа Христа над Антихристом". Гигантскую поэму-мистерию издал в г. Ташкенте В.М. Гаврилов под эпохальным названием "Антихрист". Как на реализующиеся царство Антихриста смотрит на Русскую революцию С. Аскольдов. По Г. Федотову имплантация в тело России чуждых ей коммунистических идей, есть духовное воплощение современного Антихриста. Мощнейшее оружие русского Антихриста – квазирелигиозные ценности будущей нон-религии успехи которой превзойдут всё, что строилось и созидалось до сих пор. Сильное центристское государство, с такой же монолитной идеологией и квазипатриотизмом окажется неспособной к созданию новых сакральных символов-смыслов. В стране властолюбивых, алчных дураков и голых королей просто не будут средств к выработки вакцины от легализованных средств Антихриста. "Ни в одной части света глубина Божьего попущения не достигала такой опасно удлинённой вертикали, как в России. Нигде, как на её пространствах, не осуществлялись до конца замыслы антихристова царства и нигде его антиутопии не воздвигались наяву на тщательно подготовленной почве и с таким размахом" /К. Исупов/.

Однако, становится понятным, что: "Во-первых, если смысл нашего национального исторического существования нам заранее уже предопределен, то его так или иначе, с той или иной степенью ясности могли уже раньше видеть наиболее зрячие, мыслящие люди нашего народа. Во-вторых, представление о провиденциальном характере мировой истории является краеугольным камнем, основой христианского учения о судьбах этого мира. (Впрочем не только христианского, но и других религий). Провиденциальная идея имеет исток своего происхождения именно из религиозного Откровения" (там же).

Итак, провиденциальная идея - точнее, её богооткровенное содержание, которое так или иначе была раскрыта русскими религиозными философами. Поскольку очевидность эмпирии не тождественна очевидности божественное истины, это позволяло (и позволяет) строить теоретические модели призванные каким-то, пускай и гипотетическим образом обосновать и примирить кажущиеся противоречия. Проблема заключается в том, что русские религиозные философы времен Русского Ренессанса (XIX - XX в.в.) считали, что русская национальная идея может быть только религиозной. Сегодня, это не очевидно. Поляризация между светским и сакральным - факт, с которым хотим мы этого или нет, но считаться приходится. Да и вообще, религия не может выполнять идеологическую функцию, поскольку её лик обращен в небеса, а не опущен "долу". Идеологическая функция только вносит хаос и в целом (имхо), является признаком деградации, тем паче, что теократическая модель Средневековья (эпоху ветхозаветных Судей, я спецом не касаюсь) оказалась исторически дискредитированной. Намалеванный фасад только раздражает или в лучшем случае, создает видимость re-ligare, а на бытовом уровне - скандалы и неизбежные противоречия.

Возникает вопрос: а может ли быть провиденциальная идея (национальная идея) без религиозного содержания? Принципиально.Ответ на этот вопрос важен потому, что сегодня раскол российского общества обусловлен специфическим противостоянием между людьми религиозными и так сказать, не верующими. Всё остальное, следствие, а не причины. Нам говорят ... "да" и такую функцию с легкостью может выполнять культура, которая априори является духовным "организмом". Культура, не только цементируюет нацию, но и способна идентифицировать размазанную массу кочующих номад, в цельный и оформленный народ. Лично для меня, этот тезис не столь очевиден, как он видится теми кто это утверждает. Культура, в широком смысле этого слова - есть любая деятельность человека по освоению (приспособлению) окружающего его мира. Не зря же мы говорим о техногенной культуре, культуре модерна или светской культуре больших городов (наука - это тоже культура, поскольку животным она на фиг не нужна. Как и ядерные реакторы, танки, самолеты, бомбы и т.д.). Только человеку свойственно познавать, изучать, открывать или переформатировать мир. Только человеку. Вот почему культура - есть путь от Лица Бога к лицу мира. Я не говорю что это плохо или хорошо. Просто это есть и с этим приходится cчитаться.

На мой взгляд, линия разлома проходит по "верую, ибо нелепо", "верую, чтобы знать" и "знаю, чтобы верить". Происходит это за счёт рационализации Откровения и натурализации Природы (природы – как творение Божие, при этом, проявляется интересная идея "мир не просто не выводим из Бога, он есть сам по себе" - деизм. В том смысле, что данные единожда Законы уже ревизии не подлежат = капут Чуду). Одним словом, историческая пустота религиозного заполняется чем-то, в содержательном смысле, религиозным не является. Этот принципиальный и еле уловимый импульс, явился доминантой всех последующих интеллектуально-культурных мотивов в различные эпохи. Это фундаментальная (наследственно-генетическая), ценностная ориентация современного человека с принципиальным эсхатологическим уклоном. При этом, объективное противоречие, заложенное в самом religare, не может не сказываться в историческом развёртывание культурного бытия. Речь идет о фундаментальной нестабильности между сакральным и профаным мирами. Религия входит в мир (Откровение, Пророки), исторически пребывает в нем, но само не от мира. Исток его не в мире, тогда как культура - есть то, что "плоть от плоти" мира. Вот почему, тезис о принципиальной духовности культуры, мне не видится столь очевидным. Но, это лирическое отступление и если оно было и так понятно читателю, прошу меня плиз извинить :)

Вернёмся. Понятно, что национальная идея, пусть и закованная в броню культуры - есть все же явление духовное. Но вот в чём проблема, а что вообще в таком случае есть духовность? Мне нравится рассуждение (не скажу, что до восторга) уже цитируемого ранее автора : "Она определятся отношением человека к своей смерти. Два типа отношений к своей смерти и дают нам возможность ясно различать, духовный перед нами человек (в том числе и мы сами) или, наоборот, бездуховный. Если человек принимает свою смерть как некую естественную, полагая, что она будет означать полное его уничтожение навсегда, и на основании этого принятия полностью погружается в окружающий его мир как единственный - этот целиком посюсторонний человек есть человек совершенно бездуховный. Вся его жизнь состоит из удовлетворения своих материальных и "духовных" (развлечения) потребностей и размножения. И если бы такого рода жизнь человека кто-нибудь стал отстаивать как всё-таки некую духовную, а не бездуховную, то тогда бы ему пришлось признать, что и жизнь животного тоже духовна. Ведь и тот, и другой способы существования по своей сути друг от друга неотличимы. Духовна же жизнь человека только тогда, когда смерть воспринимается им, наоборот, как противоестественная, как самое большое зло, и на этом основании он через веру ли, или через познание взыскует для себя жизни вечной. Тогда главным для человека является не этот мир, в котором он конечен, а тот, который только ещё возможен, мир воскресения и бессмертия, но войти в него может далеко не всякий, а только праведный". Почему я заострил внимание на этом моменте? Да потому, что только ради высокой и духовной национальной Идеи, человек отдаст свою жизнь и встретит смерть не "аки тварь дрожащая".

Итак, Идея. Самсонов Александр совершенно верно отмечает, что "патриотической молодёжи Российской Федерации необходим новый мегапроект. Эти люди верят, что Россия ещё способна снова стать великой мировой сверхдержавой, лидером мирового развития, не допустить конца гибели человечества в огне новой мировой войны и повести человечество новым путем к новым целям". В целом, речь идет о рождении новой или "старо-новой" мировоззренческой парадигмы с универсальными атрибутами, способными ответить на глобальные вызовы современной истории ("русское чудо"). Я думаю, что только три феномена человеческой культуры вправе претендовать на мировоззренческий статус. Это мифология, религия и философия.

Ранее, я говорил о том, что религия "опустившись" до идеологической надстройки не только растворяется в мире посюстороннем, но и теряет своё истинное сакральное значение и, самое главное, Смысл. Русское слово «смысл» (кажется, не имеющее точных аналогов в западных языках) для данного определения очень удобно. В нем сразу подразумеваются и логическое значение, и цель, и оправдание существования, и ценность, и замысел (провиденциальное значение). Далее, я повторюсь, что для того, чтобы та или иная идея нашла адекватное понимание и приятие среди широких слоев, необходимо: «чтобы идеи и чувства были у них уже сформированы, созрели, были им свойственны. Без этого, спонтанного предрасположения массы, любой пророк останется пророком в пустыне. Поэтому исторические перемены требуют появления таких людей, которые так или иначе отличались бы от тех, что были, - т.е. требуют смены поколений» (Хосе Ортега – и-Гассет). Причем, не механической смены поколений, а идеологической. Трудно отрицать факт того, что в СССР (не смотря на диссидентов 60-ов) идеологическая подпорка была на "олимпийской" высоте. Однако, внутренние противоречия ... назревали. Действительно, смысловой символ в эпоху позднего СССР - "диктатура пролетариата" очень слабо ассоциировалась с реальным заплывшим партийным чиновником". (Дмитрий Петров) Как и сегодняшняя Единая Россия с "разбродом и шатанием", а в действительности, истреблением (демография - "русский крест") туземного населения. Но, "смена поколений" - процесс неизбежный, а следовательно, предпоссылки априори заданы. Есть те, кто неудовлетворен сегодняшним идеологическим раскладом и в целом, готов к восприятию старо-нового. В буквальном смысле, идеологически нового не бывает. Например, идея - "Москва - Третий Рим", не смогла бы сформироваться в антихристианском государстве. Не говоря уже о том, чтобы быть воспринятой широкими массами.

На мой взгляд, национальная идея - духовный "продукт", возникающий на стыке: культуры (как специфической ментальности), мифологии (Алексей Федорович Лосев в книге "Диалектика мифа" утверждал, что основным принципом мифологического мышления является воплощение общего смысла в вещах, содержащих смысл более частный. Мифологичность вещи отрывается когда она отрешается от своего частного смысла, выражая смысл общий. Мифология стремится во всех вещах и событиях раскрыть общие смыслы. Что же касается темы "мифа и современности", то на этот счет высказывались многие. "Французский философ и филолог Ролан Барт считал современность привилегированным полем для мифологизирования. Из орудия первобытного образного мышления миф превращается в инструмент политической демагогии" ... В ХХ веке миф стали рассматривать не в обычном значении слова как "сказку", "вымысел", "фантазию", а так, как его понимали в первобытных и примитивных обществах, где миф обозначал как раз наоборот, "подлинное, реальное событие" и, что еще важнее, событие сакральное, значительное и служащее примером для подражания. При этом речь шла не о возрождении "пережитков" первобытного менталитета, а о том, что некоторые аспекты и функции мифологического мышления образуют важную составляющую часть самого человеческого существа. По мнению М. Элиаде, миф описывает различные, иногда драматические, мощные проявления священного (или сверхъестественного) в этом мире, а его господствующая функция состоит в том, чтобы предоставить модели для подражания во время любых значимых действий /Мишель Турнье/), науки (для возможности внешнего противостояния силам из-вне, т.е. выживаемость) и, само собой, религии. Всё это вместе и дает то, что мы называем мировоззрением. Таким образом, национальная идея - есть синкретический итог, колоссальной творческой деятельности с одной стороны, широких масс, а с другой - тех, кого сейчас стало модным обзывать "креативным классом". "Креативный класс" в переводе на русский означает "творческий класс". Термин, предложенной американским экономистом Ричардом Флоридой для обозначения социальной группы населения, включённой в постиндустриальный сектор экономики. Артисты и художники, дизайнеры, учёные и инженеры, специалисты PR и пр" (Дмитрий Петров).

Далее, хотим мы этого или нет, но идеология (и в этом её мощный жизненный потенциал = самосохранение) всегда поляризует мир: "свой - чужой", "друг - враг" и т.д. Это объективно. "Темные силы мирового зла", "всемирный тотальный контроль", "всемирный заговор","общемировые человеческие ценности", "свет мировой культуры","свобода угнетенным" и т.д. и т.п., - все это её питательная и в целом, мифологическая среда. Это нормально. Если врага нет, его просто необходимо придумать. Но, враг Есть! Понятно, что в век информации, а следовательно, век жесточайшей борьбы за сознание человека, в головах людей, должны происходить определенные мировоззренческие сдвиги, при которых "пророки" нового времени могут использовать с максимальной эффективностью новые типы идеологического манипулирования, а не того о чем я говорил выше (колоссальной творческой деятельности). Манипулирование - есть гнусное, черное и инфернальное паразитирование и чем более мутными и менее рациональными предстают "новые" идеологемы, тем более скорый отклик и "благодатную" почву они найдут в необъятном поле "человеческих сердец".

окончание следует ...

Tags: публицистика
Subscribe

  • Где образ будущего России?

    Главная проблема в том, что стране нужны не деньги, а идея. Люди должны понимать, ради чего живут, в какой державе и какие перед ней цели. Если будет…

  • О национальной идеи

    Что такое национальная идея в исторически сложившемся многонациональном Российском Государстве? В.В. Кожинов как-то сказал, что Россия - это…

  • Мы наш, мы новый… патриотизм построим?

    Возвращаясь к недавнему разговору о «Юнармии» и куче перемог, с нею связанных, а также ознакомившись с комментариями читателей (90%…

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments