iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Убийство суфия в Дагестане

Суфийский шейх Ильяс Ильясов был убит вечером 3 августа в Махачкале. По данным МВД, нападение было совершено около 20:30 возле дома 76 по улице Хизроева. Неизвестные напали на Ильясова, когда он садился в машину, застрелили его из пистолета и скрылись на автомобиле.



Кто такие СУФИИ?

Особое место в традиции ислама /уникальное и весьма важное/, занимает СУФИЗМ. Слово “суфи” по всей видимости, происходит от наименования грубой рубахи из верблюжьего волоса, которую носили мусульманские аскеты и подвижники.
При этом это же слово означает человека, верящего в непосредственное приобщение к Всевышнему и подчинившего свою жизнь этой святой цели. Бируни в свое время этимологически возводил термин "суфи" к греч. sophos – мудрец. Жизнь, подчиненная какой-либо высокой цели, часто ассоциируется с Дорогой, и суфи обычно именуют себя людьми Пути, имея в виду путь к Истине, являющейся одним из имен Всевышнего. “Быть суфи означает быть таким, каким ты был до того, как появился в этом мире”, – сказал по этому поводу знаменитый суфи, багдадский шейх Абу-Бакр ас-Шибли. "Место сердца в знающем и совершенном человеке словно гнездо камня в перстне" - говорит Ибн Араби. "Кто правдивый мурид? - Тот, кто говорит слово из сердца" - читаем у Абу-л-Хасана Харакани.

Суфизм характерен для всех направлений ислама. Возникший практически сразу с возникновением исторического ислама, суфизм существует и по сей день и переживает коллосальное возрождение. Также как нельзя помыслить христианства – без монашества, подвижничества и аскетизма, так точно нельзя помыслить ислам без суфизма. Правда, если христианство предполагает внешние институциональные формы любого вида подвижничества /иначе это рассматривается как “прелесть” и “соблазн”/, то таких формально-институцианальных систем, ислам не знает. Суфизм шёл от практики к теории /созерцанию/, и первоначально его носителями были дервиши – странники, бродившие по необъятным просторам исламского мира простиравшемся от Гибралтара до Ганга. Суфизм в большей степени есть движение души, но, как и в христианстве, суфизм ещё на ранней стадии своего развития имел различные школы, традиции, ордена. В средние века в исламском мире постоянно возникали, дробились и исчезали суфийские братства, носившие имена основавших их суфийских мудрецов.
Пожалуй, из наиболее ранних суфий, наибольшую известность получила и в мусульманском мире и в Средневековой Европе - Раби'а ал-'Аддавиа. Эта молодая женщина была рабыней в одном богатом доме г. Басры. Раби'а выполняла самую невозможную, с точки зрения аскетической практики, обязанностей – наложницы. В христианской традиции таковой женщиной является Мария Египетская до своего обращения ко Христу. Но в отличии от Марии Египетской, которая грешила по своей воле, Раби'а делала это только из послушания к своему хозяину. Она верила, что в отличие от её бренного тела, её душа всецело принадлежит одному только Богу. Её слова, которые потрясли не только мусульманский мир, но и христианских послов Людовика IX находившихся при дворце Багдадского халифа, звучали так: “Надо любить Бога так, чтобы при этом не думать об ужасах ада и не желать радости рая”. То есть Бога надо любить Самого по Себе, а не из-за страха будущих мучений и не из-за будущего блаженного воздаяния. Ей же принадлежит фундаментальный тезис о том, что "пыл любви к Богу сжигает сердце". Со временем, Раби'а смогла купить свободу и стала вести благочестивую жизнь, являясь при этом родоначальницей большой суфийской школы в которую входило не только огромное количество женщин, но и большое количество мужчин. Умерла она в 801 году. В этом контексте важнейшее значение в суфизме имеет принцип бескорыстия, незаинтересованности. К Всевышнему нельзя обращать мольбы о ниспослании благ, любовь к нему не должна иметь внешней, отличной от него цели, причем ригоризм этого требования достигает в С. пределов, не подвластных логике: на восклицание мурида "Я хочу не хотеть" Абу-л-Хасан Хара-кани отреагировал укоризненно: "Но этого он все-таки хотел!".

Пытаясь донести до людей смысл суфизма, эти замечательные подвижники говорили о том, что главное в вере - это не внешнее, а внутренняя установка сердца и щедрость души. Как писал великий суфи Джелал-ад-Дин Руми:

“Вы, взыскующие Бога средь небесной синевы,
Поиски свои оставьте: Вы – есть Он, а Он есть Вы.
Вы – посланники Господни, Вы пророков вознесли,
Вы – Закона дух и буква, Веры твердь, Вы – Правды львы,
Знаки Бога, по которым вышивает вкривь и вкось
Богослов, не понимая суть Божественной канвы.
Вы – в источнике бессмертья, тленье не коснётся Вас,
Вы – ковер для Всеблагого, трон Господен средь травы.
Для чего искать Вам то, что не терялось никогда?
На себя взгляните – вот Вы, от ступней до головы,
Если Вы хотите Бога увидать глаза в глаза,
Со своей души смахните пыль смиренья, сор молвы,
И любой, как я когда-то, истиною озарен,
В зеркале Его увидит, ведь Всевышний – это Он”.

Пожалуй, наибольшую известность среди суфиев приобрел багдадский мудрец ал-Халладж /ум. 922 г/. Он прославился тем, что юродствовал и объявлял себя абсолютной истиной, чем подвергал в ужас окружающих его мусульман /его считали жутким богохульником/.


"Мой дух - всеобщий дух, и красота
Моей души в любую вещь влита...
Разрушил дом и выскользнул из стен,
Чтоб получить вселенную взамен.
В моей груди, внутри меня живет
Вся глубина и весь небесный свод".
(Омар Ибн ал-Фарид).


Когда у ал-Халладжа спрашивали: “Почему он не идет в Мекку на паломничество?”, он отвечал: “Я сейчас иду туда” и начинал вращаться во круг самого себя. Если юродство в христианстве считается одним из высочайших вершин праведности и юродивому позволяется обличать власть имущих в случае с ал-Халладжем это не прошло /он обвинял халифов в том, что они не отвечают своему высокому призванию – быть наместниками Пророка, являясь на самом деле обычными горделивыми царями наслаждающимися тиранической властью/, он был приговорен к казни через повешение. Ему инкрементировалось: богохульство и оскорбление величия халифа. При этом он оставил по себе память великого мученика, отдавшего предпочтение вере, а не собственной жизни. Современный суфизм говорит о том, что мысли и слова ал-Халладжа истины, однако говорить об этом неподготовленным людям НЕЛЬЗЯ.

Классический суфизм выделяет следующие стадии подъема мистика к Абсолюту: шариат (закон) - ревностное исполнение предписания ислама, которое, собственно, обязательно для любого правоверного вообще и еще не делает суфием; тарикат (путь) - послушничество у наставника, носителя традиции (пира) и аскеза, мыслимая как очищение души постоянными мыслями о Боге и отказом от суетных вожделений; марифат (познание) - постижение сердцем единства себя, мира и Бога; хакыкат (истина) - ощущение непосредственного чувственно данного единства с Богом. Исходной точкой мистического пути суфия выступает особое состояние духа, сосредоточенное только на Боге. "Я сказал: "О Боже, мне надо тебя!" И услышал в тайне своей: "Если хочешь меня, будь чист, ибо я чист, не нуждайся в тварях, ибо я не нуждаюсь!" (Абу-л-Хасан Хара-кани в "Свете наук"). Отрешенность от внешнего мира - необходимое, но недостаточное условие для постижения божественной истины: от суфия требуется особая способность усмотрения за пестрым покровом преходящего бы-вания свет абсолютного бытия, способность

"Сквозь земные вещи заглянуть
В нетленный свет, божественную суть".
(Омар Ибн ал-Фарид).

В этом контексте момент Таухид являет собой апофеоз духовного синтетизма:
"Моя любовь, мой Бог - душа моя.
С самим собой соединился я".
(Омар Ибн ал-Фарид).

Вместе с тем, с другой стороны, человеческое богопознание оборачивается Божественным самопознанием: "человек для Бога - зрачок глаза, ... ибо им Бог созерцает свое творение" (Ибн ал-Араби), - микро- и макрокосм сливаются в одну божественную целостность.
Суфии, прежде всего люди, которые видят в другом человеке – душу ищущую Бога и видят Бога – ищущую человеческую душу.
Для ортодоксальных мусульман Любовь – это послушание Богу, но суфии ощущают Любовь как единение, ибо цель суфия есть соединение, слияние с Богом. Замещение в человеке человеческих качеств…божественными, а затем и метафизическое единство. Исчезновение себя в любви Божией. Цель одна, но методы различны. Суфизм – “это Путь на котором Бог понуждает тебя умереть для себя, дабы жить для Него”. Нужно сказать, что ортодоксы всегда относились к суфизму с подозрением, но благодаря трудам ал-Газали отношение к суфизму изменилось в лучшую сторону. Ал-Газали, благодаря своему авторитету знатока и толкователя Корана, удалось доказать богоугодность суфийского Пути. Он обеспечил мистике законное место в исламе, после чего возникает бурный расцвет суфизма /XII-XIII века/. Огромное место в суфизме занимают труды испанского мусульманина Ибн-Араби, который привлекал язык неоплатонизма и гностицизма для описания мистического опыта, который он переживал в своих откровениях. Одновременно в исламском мире распространяется суфийская поэзия. Одно только имя гениального математика, астронома и поэта Омара Хайама известно всему просвещенному миру. Но это уже отдельная тема.


http://iov75.livejournal.com/1331997.html

Tags: Кавказ, радикальный исламизм, суфизм
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments