iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

ОТВЕРЖЕННЫЕ Ч III

В продолжении ОТВЕРЖЕННЫЕ Ч II

12 ноября 1991 года 17 час. 00 мин.

Я знал, что на отдыхе у ребят есть, конечно, и личные дела, которые требовали их отсутствия на базе. У многих из них уже были друзья и хорошие знакомые в селе. Я всегда поощрял дружбу с местными, т.к. это давало нам порой и главное вовремя очень интересную информацию. Когда мы только осели на базе, я выстроил этих чертей и предупредил, что если они дадут волю своим инстинктам в селе, то я нарушителя патриархальной тишины расстреляю лично. Я недвусмысленно дал им понять, что из моих никто и никогда, пока я жив, не вернется за решетку. Но помнил я и свой приказ о том, что если кому-то из них сказано о задании, то эта часть состава обосабливается, а остальным до отхода группы в течение суток запрещено покидать базу вообще. Возможно, мое недоверие спасало нас. Они это понимали и помалкивали в тряпочку. А говорить о задании наступило время. Всем надо собраться.

12 ноября 1991 г. 17 час. 30 мин.

- Ренат!
- Да, командир.
- Построй людей.

Я никогда не придирался к форме и всегда был далек от тупой муштры. Ненависть к ней так и не забылась со времен моей срочной службы в рядах Советской Армии, покрывшей себя неувядаемой доблестью, славой и пр. и пр. У меня и на гражданке до сих пор редко пряжка ремня оказывается точно под пупком. Все позитивное наша Советская Армия вернула себе тут же после моей демобилизации. Так мой брат мне сказал. Просто он не любит нападок на армию.
В этот раз они были довольно сносно принаряжены. На некоторых были даже майки, головы покрыты носовыми платками с узлами на углах, а близнецы, как всегда, что-то жевали. Щипач Фаррух и брюк не успел надеть. Середину шеренги приукрасил Ахмед: весь в жуткой татуировке и с торчащим клочком серых трусов из открытого гульфика. Вьетнамки на босую ногу демонстрировали страшной длины желтые ногти, которые сделали бы честь африканским грифам.
Попытка выровняться "по носкам" привела к тому, что они просто взяли меня в полукольцо. На лицах почтительность. Многие перебирают чётки. Очень набожный Ислам шепчет про себя молитвы, за что Ренат делает ему страшные глаза.
- Ладно, ублюдки, расслабьтесь!
Все разом загудели, заулыбались. Поняли, что собрал не для накачки.

Они погалдели еще немного, а когда стали набирать воздух, тут я и вставил: "Ребята, выходим сегодня".
В наступившей тишине и я решил снизить тон до доверительного.
- Решайте сами, кому идти. Мне нужны двадцать человек. Слава и близнецы идут обязательно.
- Командир, я же пошутил, - Славка явно хотел отдыхать.
- Раз я командир, то мне и поводырь нужен зоркий, - изрек я свою колкость. - Слава, ты можешь идти спать.
Спаси Бог, командир. - В ответ я слабо махнул рукой и велел всем разойтись.

12 ноября 1991 г. 18 час. 30 мин.

- Командир, список людей готов. - Подавая бумагу, Ренат глазами попросил посмотреть на выстроившихся ребят.
Все девятнадцать, кроме спящего Славки, стояли на этот раз в строю всерьез.
Одеты, обуты, зачехленное оружие на вещевых мешках. Только не было взрывчатки у ног близнецов. Ее доставали и увязывали в последний момент. Я сам ее жутко боялся и запрещал излишнюю демонстрацию этого дерьма при скоплении людей.
- Ребята, времени выступления я не знаю, но в общих чертах работа обычная. Наведем шорох и унесем свои натруженные задницы обратно. Людей берем много потому, что после шороха может придется прикрываться.
Посуровевшие лица не выражали ничего. Но я знал, что ребята в душе проклинают всё и вся и еще очень верят, что им повезет.
- Закон вы знаете. Из базы ни шагу. С бойцами полка - ни слова. Ахмед, раз ты в строю, то возьми гранат побольше и второй гранатомет, передашь его тому из этой шайки, кому сочтешь нужным.
- Ты, наверное, командир, решил взять Ереван? - Ахмед проговорил все это очень серьезно, но уголки губ предательски дрожали, а воздух он сдерживал с трудом. Ну не ржать же в лицо командиру. Слава Аллаху, они были в настроении и это уже неплохо.
- Ахмед, во что мы превратим тогда этот чудный город? Баку отдыхает от вас, до Еревана как до Пекина раком, а я здоровый неглупый человек, стою тут перед вами, как Кум, распинаюсь о серьезном задании, переживаю, чтобы вы не изгадили вашу форму вашим же гнусным содержанием, а в это время ты, ублюдок, задаешь мне вопросы по географии.
- Командир, ты же не сердишься всерьез? - одновременно спросили близнецы.
Тут уже я не выдержал и заржал.
Зараженная моим смехом группа присоединилась, и мы от души минуты на две предались этому витаминному занятию.
Раздав еще необходимые задания, я велел ребятам разойтись. Конечно, мне мое поведение не нравилось, а они к другому и не привыкли.
Крикни я сейчас: "Вперед, чудо-богатыри!" - и все. Навалятся, свяжут и потащат в санчасть, проклиная жару, водку и отсутствие человеческих условий, которые вот, довели хорошего человека до ручки.
Нет, шалите. Здесь Карабах, а не Альпы. Натри задницу хоть до каменных мозолей, но сползти до Степанакерта - это навряд ли. Да и перед нами не маршал Массена. Перед нами вообще нет врага. Эти горцы пашут, сеют, пасут скот, едят, пьют, трахаются и растят свои выводки. По мне - так нормальное быдло. Но они любят такую жизнь, очень любят. Им просто объяснили, что мы так жить им просто не дадим. Тогда они берут ночью оружие, легко берут, как лопату или рычаги трактора и гвоздят нас везде, где только могут. Мы же, возмущенные такой наглостью, которая у них явно от лукавого, приходим к ним в их села и аулы и наглядно показываем, что все про нас - враки. Мы БТР-ами валим их заборы, куски которого летят в мангал. Поедаем их овец и индеек, пьем их вино и виноградную водку, балуемся с их женщинами и девчатами, пинаем сопливые выводки, жжем школы и вообще стараемся, как можем, упростить им существование.
Простота - матерь гениальности. Уходя, мы поджигаем все, что можем. Но не из озорства, конечно. Пусть строят заново. Красиво строят и лучше. Уставшему человеку трудно ночью держаться за оружие. Но у них такие заплесневелые мозги, что наши убеждения не проникают никак.
Ну, что поделаешь с тупыми горцами?
Или мы миссионеры говенные?
В конце концов, пусть разбирается начальство.
Пока придет время платить за разбитые горшки, мы просто лишимся своих.

12 ноября 1991 г. 19 час. 00 мин.

Горьковато-приторный дым буковых щепок возвестил о том, что Махмуд раскочегарил гордость взвода - двухведерный самовар. Этот трофей группа Рената волокла по горам двое суток, но донесла.
Чай был очень кстати. А под него и мысли выстроились рядком. Думать стало легче. А вот гадать я не любил. Но сверлила одна мысль - появится ли Меченый? Кто быстрее разменяет пятак? И разменяет ли вообще. Мысли о том, что мулла мне не нравится, были не мыслями, а так, просто свою антипатию к этому человеку я называл мыслями. Но я понимаю, что и любить его мне не за что. Но почему он мне так противен? Не знаю, не знаю. А не очень ли я подозреваю всех и всякого? "Нет", - ответил я себе. Я совсем не знаю Дервиша, а почему-то ему хочется верить. Оставалось ждать. Меченый, если появится, сам скажет, кто посланник. Если оба посланника видели монету почти одновременно и в одном месте, значит и дать знать Меченому могут почти одновременно.
Определенно, мне мулла не нравился. Но в чем мог я подозревать служителя Всевышнего? Неужели мой авантюрный характер втянул меня в какую-то вязкую игру, которая мне не по зубам. Да еще и заниматься не своим делом. Мне за это не платят. Мне до лампочки все это дерьмо. Симпатичен или нет. Я на мулле не жениться собираюсь. Пусть его приберет шайтан. Тряхнув головой и глубоко затянувшись сигаретой, я начал копаться под самой макушкой. Да, на этом чердаке дул ветер надежды, шумел и плескался прибой смекалки, и гнулись ветви под тяжестью плодов-догадок.
Мы подойдем с востока. Часть группы выдвинем в обход села на запад - им-то и придется ползти этак пару часов. Засечем смену караульных, нейтрализуем по возможности пост. А близнецы в группе, выдвинутой к мосту, должны работать как часы. Пока следующая смена подымет тревогу, мы будем ждать. Первая же суета - сигнал для подрыва моста. Отвлекающая группа, чуть пошумев, катит обратно на всех парах. Остальные подымаются на западный склон, переваливают высоту, скатываются к большому минному полю. Проходим минное поле. Обязательно до рассвета. И остается одна гора. За ней наш батальон пехоты - соседи. Надо обязательно попросить Павлина - пусть озадачит соседа-комбата. И всё, всё. Хватит думать. Куда ни кинь, а поле нашпигованное минами не обойти, а отходить всей шайкой — потеряем всех. С той стороны ждут.

12 ноября 1991 года 19 час. 30 мин.

- Командир, начштаба вызывает, - позвал негромко Ренат. Я встал, застегнул телогрейку и двинулся к школе, велев Ренату озаботиться ужином.
Проходя мимо часовых, я краем глаза заметил ребят из контрразведки. Один из них почему-то мне подмигнул. Интересно, что они, педиков сюда набирают? Да нет, дурак, сказал я сам себе, невольно приставив ногу, и еще раз внимательно осмотрел подмигнувшего. Да это же тот самый урод, который в каких-то лохмотьях проходил мимо, когда я днем любезничал с муллой.
Стало как-то нехорошо, неинтересно стало.
Появился вкус железяки во рту, и опять заныло колено.
- Заходи, заходи, сынок, - полковник стоял спиной к карте, опираясь вытянутыми руками о стол. Обозначившись, я замолк и ждал.
- А ты, оказывается, еще тот гусь! - выпалил он, буравя меня глазами, но губы его смеялись.
- Мы копаем под муллу полгода - и ни хрена. Только тайник его нашли. А ты что, его шилом в зад кольнул? Побежал как миленький с запиской. За ней местный урод появился. Он заставил наших топтунов тащиться в лес, где у того под самогонным аппаратом рация. Простучать ему не дали. Сидит в контрразведке вместе с муллой Акрамом. Дуэт жалуется на тяжелую жизнь и подлые деньги армян, которые их соблазнили!
Умолкнув, Павлин начал вертеть в пальцах карандаш, и вдруг резко швырнул его в стену. "А что с тобой прикажешь делать, а?!" - губы его уже не улыбались.
Лицо Павлина налилось кровью - даже лысина заалела. "Ну и дела," - подумал я. Пристегнут к Акраму и все.
- О чем ты с ним говорил?
- Мы толковали о богословии, господин полковник.
И что, он дал тебе направление в мэдрэсэ2 ?
Пока нет, но намекал, что учеба там платная, господин полковник.
- А ты, сукин сын, предложил ему аванс? Они по рации интересовались твоим счетом в банке, да?
- Нет, господин полковник. Я предложил ему деньги, но он не взял их. У него сдачи не было.
- Это что, билет в миллион фунтов?
- Разрешите подойти, господин полковник?
- Подойти, сукин сын, но не вздумай падать на колени. Тебя в контрразведке ждут!
- Вот эти деньги, господин полковник.
Взгляд, брошенный на пятак, возымел чудесное действо. Павлин обмяк и съеженным шариком опустился на стул.
- Откуда это у тебя, сынок?
- А вы как думаете?
- Я думаю, что такой пятак есть у меня и у начальника контрразведки укрепрайона. Мне казалось, что эта парочка, находясь так далеко друг от друга, никогда не родит третью.
Он полез в нагрудный карман, вынул аккуратно сложенный платок, развернул его и молча положил на стол монету-близнеца.
- Почему Меченый одарил тебя ею?
- Не знаю, господин полковник, - просто дал.
- Он научил тебя пользоваться ею? Хотя, подожди. У муллы не было сдачи. Значит, научил.
Жест присесть был дружелюбным. Павлин так же аккуратно завернул монетку в платок и спрятал. Указательным пальцем подтолкнул мою ко мне и жестом велел спрятать.
- Ты пойми, сынок. Нет проводников. Сам ищу.
Подняв телефонную трубку, он бросил несколько фраз: "Все в порядке. Да. Да. Мне еще его благодарить придется. А этих срочно этапируйте в Баку. Объяви в селе ЧП. Никто из гражданских не выйдет из села три дня. Я не знаю, как ты оцепишь село. Оцепишь и все!" - бросив трубку, Павлин попросил у меня сигарету. Жалко его - он ведь не курящий. Главное, нормальный цвет вернулся к его лицу. Здорово он страхуется, а вот какой исход будет у нашей группы - не знаю.
- Вот что, парень, - Павлин заговорил, явно целя в прошлое.
- Меченый когда-то был археологом. Копался в этих местах, тут женился и осел. Однажды, будучи в отпуске, он поехал на раскопки в Россию, и там нашел клад с разными монетами. Его наградили, как положено, но несколько монет, тех самых, что у нас, он сохранил на память. Жена его про монеты разболтала. Все местные знают, чьи они. Это визитка Меченого. Вот и все, что надо тебе знать про это.
Павлин затянулся последний раз и неумело погасил окурок. Его взгляд разрешил обратиться, и я попросил его содействия. Просил дать знать командиру соседнего батальона помочь нам, если мы выйдем к нему на передовую. А то постреляют нас, да и растяжек наверное много. Павлин уточнил, какой будет от нас сигнал, и заверил меня, что все будет в порядке.
Выщелкнув из моей пачки вторую сигарету, он снова закурил, встал и прошелся по комнате. Наконец, заговорил снова:
- Сынок, ты идешь в село, в котором жил тот парень, который позавчера и вчера, как ищейка вел за тобой врага. Он опасный человек.
Смерть твоего пулеметчика на его совести. Он мстит, а такого ничем не остановишь. Учти, в селе он сейчас не живет, но рядом с его домом - дом его брата. Брат в селе с семьей, но парень вроде мирный. Будьте там осторожны. Ищейку зовут Спартак, а брата — Ашот.

продолжение следует ...
Tags: рассказ
Subscribe

  • АФОРИЗМЫ и мысли русского блогера

    Афоризмы на тему вечного противостояния в нас: человеческого и звериного. Почему русского? Я солидарен с месседжем Бердяева: "И колеблется…

  • Куда идут русские и не пора ли создавать RLM?

    Во первых строках сразу хочу сказать, что речь идет не о разжигании межнациональной розни, а о попытке понять, кто есть русские сегодня…

  • Подумалось

    Если Библия - это Слово Божие и самоочевидная Истина в последней инстанции, то зачем множество людей (веками) занимаются теодицеей? Как это вообще…

promo iov75 november 5, 2013 13:14 68
Buy for 40 tokens
Печально знаменитая 58-я статья Безусловно, одной из важнейших составляющих Черного мифа репрессий в СССР является пресловутая 58-я статья УК РСФСР, по которой были осуждены подавляющее большинство «политических» (в том числе и «открыватель» темы А.Солженицын). Что же…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments