iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

Царь и казнокрады (интересно)

Александр Румянцев рассказывает одну старую историю:  Советский писатель-историк Валентин Пикуль не жаловал российского царя Николая I. Нет, писатель не отрицал того, что при Николае Россия заметно усилилась и стала мировой державой. «На рубежах империи возводились мощные крепости, города отстраивались в камне, флот бороздил океаны, величие России никем в мире не оспаривалось, Брюллов и Пушкин, Глинка и Каратыгины – эти люди творили как раз в эту эпоху». Тем не менее, рассказывая о событиях тех времён, Пикуль называл ту эпоху не иначе как «прогнившей». По его мнению, ярче всего «мерзость разложения николаевского царствования» показало «дело Политковского», которому он посвятил одну из своих миниатюр под названием «Николаевские Монте-Кристо».

Этот Политковский во времена Николая, имея высокий чин камергера, в течение двадцати лет заведовал «инвалидным капиталом» – деньгами, на которые содержались дома для солдат-инвалидов тогдашних войн. То есть, в нынешних терминах, «рулил финансовыми потоками». Ну и «допускал нецелевое расходование» или, проще говоря, крал. Конечно, в ведомстве Политковского случались ревизии. Мы с вами, уважаемые читатели, примерно представляем, как решаются подобные проблемы в насквозь прогнившем государстве: надо просто позвонить высокопоставленному родственнику, либо поднапрячь нужного прикормленного заранее чиновника, либо взять ревизора в долю, либо мало ли что. Увы, бедному коррупционеру Политковскому такие современные технологии были недоступны. Ему и трём его ближайшим жуликам-подручным приходилось на свой страх и риск дурить ревизоров, подсовывая им «куклы» с резаной бумагой, как последним привокзальным кидалам. А чтобы легализовать нетрудовые доходы, Политковский изображал из себя удачливого карточного игрока.    Однако, на его беду, в прогнившей империи всё-таки нашлись толковые ревизоры. Едва запахло жареным, ушлый Политковский   бъявил себя борцом с кровавым царизмом и уехал в Лондон просить политического убежища. Ладно, шучу – на самом деле он просто и без затей выпил яду. Подельники-подчиненные Политковского тут же кинулись с повинной. Ревизоры насчитали недостачу более миллиона рублей – огромные деньги.  Хоть в ту пору не было интернета и блоггеров, пристрастно следящих за коррупционерами, Николай не стал «заметать мусор под половичок». Эффективного менеджера Политковского, ещё не преданного земле, с жутким скандалом лишили наград и званий, а всё имущество его семьи было конфисковано подчистую. Подручные его, хоть и «сотрудничали со следствием», попали не под домашний арест, а прямиком в Петропавловскую крепость. Печальна участь и непосредственного начальника Политковского, героя Отечественной войны 1812 года и турецкой кампании, кавалера многих наград, генерала Павла Николаевича Ушакова. Этот достойный человек за «допущение важного государственного ущерба» был с позором разжалован и осуждён на арест в крепости, где вскорости умер. Следует признать, что власть хоть и допустила на своем теле гнойник, но лечение провела радикальными методами. Коррупция не была при Николае лёгким и приятным бизнесом.  Есть в этой истории ещё один примечательный персонаж – Иван Яковлев, миллионер и промышленник, «олигарх» по-нынешнему. Его покойный брат Савва во время своей службы в гвардии прославился как мот, кутила и хулиган. Помимо этого, он считался постоянным карточным партнером недоброй памяти Политковского. Вроде ерунда, но «олигарх» посчитал, что задета честь его фамилии, и решил её защитить. Он не стал подавать иск в Страсбургский суд о взыскании с российского государства компенсации за моральный ущерб. Вместо этого он явился к Николаю и передал в «инвалидный капитал» два (!) миллиона рублей собственных денег, закрывая, таким образом, с лихвою все финансовые потери от «дела Политковского». Вот такой ещё штрих к нравам николаевской эпохи.  Наша нынешняя моральная оценка тех событий – не такая суровая, как у Валентина Пикуля. Это происходит оттого, что мы с ним находимся в разных системах координат. Хорошо быть советским писателем-историком, если ты в 15 лет ушёл на войну юнгой Северного флота, если победил страшного врага и построил страну, на которую с надеждой смотрит половина мира. Если за окном 1974-й год, и никто ещё не слышал ни про Горбачёва, ни про Ельцина. Видимо, не мог Валентин Саввич тогда, в своей системе ценностей, представить что-то более прогнившее, чем николаевская Россия и кого-то более отвратительного, чем казнокрад Политковский – это просто выходило за пределы шкалы.

Наше время значительно расширило горизонты познания, и мы представить можем. Нам сегодня преступление Политковского кажется чуть не детской шалостью в песочнице, а действия власти вызывают ностальгию. Выходит, наша шкала за 40 лет здорово сдвинулась вниз. Про наше время тоже когда-нибудь напишут историки. И дадут ему оценку, не глядя на лица. Возможно, они тоже назовут нашу эпоху прогнившей и ужаснутся глубине нашего падения. Я, по крайней мере, на это надеюсь.

из takie.org

Tags: история России
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments