iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Мы верноподданные ("Der Spiegel", Германия)

Мы, немцы, хотим, наконец, услышать ясные слова от Ангелы Меркель по поводу скандала с прослушкой. Но федеральный канцлер молчит. Если мы смиримся с этим, то это означает, что мы ничему не научились из опыта двух диктатур. Трусость перед другом – это тоже трусость.

Когда контроль становится тотальным контролем? Когда человек ему добровольно подчиняется – и после этого перестает его ощущать. Соединенные Штаты уже очень близки к достижению этой цели в Германии. Об этом свидетельствует отношение широких кругов немецкой общественности к скандалу по поводу прослушивания. Это заметно и по реакции немецкого правительства. Принизить значение и приуменьшить серьезность: наши ответственные политики пожимают плечами и вместе с собственным суверенитетом сдают и наши права. Их пособники в средствах массовой информации аплодируют. Если немцы с этим смирятся, то они не извлекли никаких уроков из двух диктатур.

Подавляющее большинство немцев хотят, наконец, услышать ясные слова Ангелы Меркель: по данным проводимого телеканалом ARD ежемесячного опроса (ARD-Deutschlandtrend), 78% немцев считают, что федеральный канцлер должна однозначно высказать свой протест Соединенным Штатам и Великобритании. Однако федеральный канцлер заставляет немцев пребывать в англосаксонском холоде. И, тем не менее: только на этой неделе в Вашингтон должна отправиться делегация экспертов по вопросам безопасности для того, чтобы поговорить с американцами. Теперь и министр внутренних дел Ханс-Петер Фридрих (Hans-Peter Friedrich) направляется в самый центр мирового господства. Однако спустя четыре недели после разоблачения крупнейшего скандала с прослушкой самому федеральному канцлеру сказать нечего – кроме знаменательной фразы о том, что «Интернет является неизведанной территорией для всех».

Еще более странным выглядит спектакль консервативных публицистов, взявших под защиту не справляющееся со своими функциями правительство: слежка со стороны американцев и британцев, по их мнению, не является, во-первых, чем-то новым, во-вторых, это не страшно, в-третьих, служит нам защитой и, в-четвертых, давайте доверять нашим американским друзьям.

Примером этого служат принадлежащие концерну Springer газеты Welt и Welt am Sonntag, где Эдварда Сноудена (Edward Snowden) называют «предателем» и где считают, что все критики американской политики, наконец-то, хотят «во всей полноте выразить свой грубый антиамериканизм». А также газета Bild am Sonntag, в которой опубликована беседа министра иностранных дел Гидо Вестервелле (Guido Westerwelle) с покидающим свой пост американским послом Филипом Мэрфи (Philip Murphy), поражающая своей туманной бессодержательностью.

Слияние военной и экономической сфер

И обозревать интернет-портала журнала Der Spiegel (S.P.O.N.) Ян Фляйшхауэр (Jan Fleischhauer) подчеркивает: «Если в ближайшее время в Гамбурге или во Франкфурте взорвется спрятанная в портфеле бомба по причине того, что мы поздно перехватим данные преступника, то было бы неплохо, если бы в таком случае Министерство юстиции нашло в себе смелость объяснить людям, что подобного рода теракты являются платой за информационное самоопределение, которому в настоящий момент мы придаем столь большое значение».

Верит ли Фляйшхауэр в то, что постоянное увеличение масштабов наблюдения означает постоянно увеличение безопасности? Американцы и так уже давно ввели и для себя, и для остального мира перманентное чрезвычайное положение. А теперь еще выяснилось, что в Соединенных Штатах контролируется вся почтовая переписка. И тем не менее 15 апреля не удалось предотвратить теракт во время марафона в Бостоне.

Только наивный или безрассудный человек может сделать из этого вывод о том, что необходимо еще больше наблюдения. На самом деле защитники проводимой американцами линии не являются, естественно, ни наивными, ни безрассудными. И на самом деле речь здесь не идет о нашей безопасности. Речь идет об интересах гегемонистской власти Соединенных Штатов – политической, экономической, военной.

В газете Frankfurter Allgemeine Zeitung Франк Ширрмахер (Frank Schirrmacher) недавно написал: «Слияние военной и экономической сфер создало новую общественную ДНК, в которой частные предприятия с военной рациональностью и точностью способны производить данные, а военные и разведывательные бюрократии имеют возможность оценивать их с точки зрения эффективности для частного предпринимательства, а также с точки зрения наличия рисков». Действительно, вся история со Сноуденом читается как глава из его, Ширрмахера, книги под названием «Его» (Ego), посвященной вопросам дигитализации и экономизации нашей идентичности.

Речь идет не о безопасности, а о власти

В последнем номере журнала Der Spiegel подчеркивается: «Германия – это страна, которой нее хватает смелости». Если что-то направлено против Америки, то сердце и у остальной Европы уходит в пятки. Францию, Испанию, Португалию, Италию никто не принуждал к тому, чтобы они запрещали пролет или посадку самолета боливийского президента Эво Моралеса (Evo Morales), в котором, как полагали, мог находиться беглец Сноуден. Это был жест добровольного подчинения.

При этом Германия и Европа не являются столь бессильными, как следует из их поведения. 500 миллионов граждан Европейского Союза не должны идти на поводу у лживых дебатов по поводу безопасности. Очевидно, что военные возможности Соединенных Штатов не сделали мир более безопасным местом, но они сделали Соединенные Штаты более могущественным государством. И речь в данном случае идет не о безопасности. Речь идет о власти.

Хотят ли немцы с молчаливым удовлетворением подчиниться этой власти, как это делает «Верноподданный» в романе Генриха Манна? «Власть, которая растаптывает нас, а мы целуем копыта ее коня! Перед которой мы безоружны, потому что мы ее любим! Она вошла в нашу кровь, потому что покорность у нас в крови».

Или мы хотим противопоставить этой власти другую власть? В последние несколько месяцев много было высказано догадок по поводу новой роли Германии в мире. В свежем номере журнала Der Spiegel социолог Хайнц Буде (Heinz Bude) в своем эссе объясняет, «Почему эта страна, наконец, должна взять на себя роль одного из наиболее мощных государств в мире».

Германия могла бы выступить в защиту интересов Европы, в которой гражданские свободы не являются предметом переговоров – в том числе и в споре с англосаксонским пониманием свободы, которое в своих основополагающих установках удалилось на большое расстояние от своих корней. Это было бы разумным уроком, извлеченным из нацистского террора и режима, основанного на власти Штази.
Оригинал публикации:


Якоб Аугштайн (Jakob Augstein)
Источник: "ИноСМИ "
Оригинал публикации: "Wir Untertanen "
Tags: ЕС, США, мир под эгидой США
Subscribe

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments