iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

НАЙДЕНЫШ Ч I (рассказ старого воина)

28, 29 июня 1991 г. Северо-западная окраина НКАО1.

К концу дня по неослабевающему упорству и накалу боя, по донесениям, поступавшим из батальонов, со всей очевидностью стало ясно, что главный деблокирующий удар армянского ополчения, был направлен на тот коридор-ущелье, который удерживал наш полк.

Тому, что нас ещё не смяли, и не разнесли ко всем чертям, мы были обязаны только нашей авиации. Это она не позволила противнику создать более плотный кулак наступления. Но ночь работает против нас. К утру основные силы противника подтянутся ближе и явно будут готовы атаковать сходу. По приказу начштаба я находился на КП. Тот же приказ рассредоточил моих ребят среди бойцов второго батальона.

Пулемётчики Галиб и Юсиф занимали позиции на левом склоне ущелья, и весь день прикрывали своим огнём первую линию окопов первого батальона. Расположил я их уступами;- Галиб по ниже Юсифа метров на пятьдесят.

Весь день армянские миномётчики обрушивали на них свой огонь, но пока Слава Аллаху они были целы. Я просил разрешения у начштаба на то, чтобы выдвинуть ещё по выше снайпера Славу.

Наконец, получив разрешение, я стал готовить Славу. В принципе он должен был прикрывать наших пулемётчиков, импровизируя по обстановке. Оставалось ещё выслать людей с патронами для Галиба и Юсифа,- но это всё ночью. А пока приходилось кланяться после каждого разрыва на нашей высотке.

Зная, что ночью подтянут боеприпасы, противник к вечеру видимо решил весь запас покидать на наш КП. От слаженной работы батальонных миномётов высота содрогалась, кряхтела и стонала, как живая. Осколки вперемешку с камнями осыпали блиндаж подобно граду. Крупнокалиберный пулемёт, жёстко установленный на КАМАЗе, бил почти непрерывно по нашим окопам, заставляя бойцов первого и второго батальонов лежать вповалку. Но то был просто пулемётный огонь.

Захлебнувшиеся три отчаянные атаки противника привели лишь к тому, что всё ущелье было забито убитыми и раненными. Враг отошёл либо для перегруппировки или ожидал подкрепления.

Я отобрал шесть своих бойцов и велел им нагрузиться патронами для пулемётчиков. Позвал и сапёров-близнецов. Сапёры должны были скрытно выдвинуться перед пулемётчиками и заминировать подступы к ним.

Кажется, мы пережили этот день. Быстро наступавшая ночь только пугала трассерами2.

Но самым страшным был туман. Он поднимался снизу, и образовывался в ущелье самом. Выступая к пулемётчикам, мы шли в тумане уже по колено. Все в сборе. Только Славы нет. Я велел ребятам ждать, а сам отправился на поиски моего снайпера.

За КП находилась небольшая буковая роща, заметно поредевшая после сегодняшнего обстрела. Перешагивая через поваленные стволы, я услышал тихий говор. По голосу вроде Славик. Направляюсь в его сторону, но скоро приходится остановиться. Славик, преклонив колени возле зажженной свечки, молится.


  • Господи! Иисусе Христе! Воздай мне по грехам моим, но сбереги мою маму. Призрей её невинную. Дай ей здоровья и не оставь без куска хлеба.


Постепенно голос Славика стихает, и я уже не слышу, о чём он просит Бога. Жду. Вскоре Славик встаёт и направляется в мою сторону.


  • Славка, ты куда подевался?


  • Я не надолго, командир. Были дела.


  • Ладно, Слава,- пойдём.


Туман усиливается и нам приходится торопиться. Все сильно нагружены, но и я не сачкую. Термос с горячей кашей для моих пулемётчиков я несу сам. Ещё я навьючил на спину два одеяла. Ночь прохладная,- а ребятам надо выспаться.

Только через полтора часа, в полном тумане и при нулевой видимости, мы добрались до огневых позиций пулемётчиков. Из низины доносились гортанные возгласы. Противник, подбирал своих убитых и раненных, и нам надо было торопиться.

- Ребята, остаются двое набивать ленты. Остальным выдвигаться вперёд с сапёрами. Близнецы, отойдите на 70 метров и закладывайте. Я надеюсь на вас! До Галиба и Юсифа ни одна тварь не должна подобраться! Славик, ищи себе укрытие. У тебя телефон и запасные батареи. Связь со мной постоянно! Ты мои глаза и уши.

Пулемётчики, начштаба выражает вам свою благодарность. Кушайте и ложитесь отдыхать. С каждым из вас я оставляю гранатомётчика. Разрешения на это не было, но возьму грех на себя. Ахмед,- ты будешь с Юсифом. Садых,- останешься с Галибом. Ребята, у вас отличные позиции. Пулемётчиков в окопах постоянно накрывают миномёты. Не бздите! Мы выдержим. У них тут не миллион людей наступает. Они выдохнутся.

Юсиф, как ты?


  • Спасибо командир,- всё нормально. И за Ахмеда спасибо. С ним не соскучишься.


Ахмед только хихикнул, не отрываясь от работы. Он ловко набивал патроны в ленту, что-то тихо напевая про себя.

- Галиб, а ты как?


  • Нормально командир. Немного камушками побило.


  • Потерпи браток. Вернутся сапёры и сложат вам хорошие брустверы.


  • Спасибо командир. Не беспокойся за нас. Я вот только за мальчишку переживаю. Как он там?


  • Галиб, мальчишка всё время ест, спит и балдеет с такими же сорванцами на каникулах. Не скучай Галиб,- уцелей. Скажу, ребята по секрету: отобьёмся- вернёмся на базу. Сам слышал от комполка. Берегите себя. Я хочу, чтобы вернулись все.


Только через два часа мы осторожно спустились к нашим окопам. Конечно, у пулемётчиков было охранение из бойцов второго батальона. По три салаги3 на пулемёт, но их боевой дух оставлял желать лучшего. Уже в окопе, я, переговорив по радиотелефону со Славой, и убедившись, что у него всё нормально,- попытался заснуть. Из-за тумана вся одежда вымокла насквозь, и меня немного знобило. Но вот подошли ребята и сгрудились вокруг меня.

- Мужики, у кого есть водка? А то мы все здесь окочуримся! Нашлась водка и в хорошем количестве. Все пили и ели с завидным аппетитом, хотя временами накатывала ужасная вонь от разлагающихся тел и испражнений. Где-то в тылу противника слышался натужный вой моторов. Конечно, они подтягивали что-то мощное для нас на завтра. Быстро закончив с водкой и кашей, мы закурили.


  • Вот что ребята. Завтра держитесь вместе. Помогайте бойцам второго батальона, но особенно не высовывайтесь. Завтра вряд ли удастся пробиться к роще,- так что выделите людей и пусть отправляются за водой. Чтобы фляги у всех были полными. Проверьте оружие и медпакеты. Утром ничего не ешьте! Пусть кишки будут пустыми! А сейчас, Ренат, назначь часовых, и ложитесь спать. Армяне кругом ползают, так что будьте бдительны!


Выговорившись, я разулся. И тут же получил на ноги струю! Это Джахангир, как всегда сплюнул не вовремя.


  • Джахангир, где ты в горах нашёл листовой табак? Опять жуёшь эту гадость и плюёшься как верблюд?


  • Командир, у меня всегда запас. Попробуй хоть раз. Стоять будет как в пятнадцать лет!


  • Ты сошёл с ума Джахангир! На кого тут будет стоять? Так что сверни свою гадость и засунь в свою натруженную задницу!


  • Эх, зря. Зря командир. Я чувствую себя половым гигантом.


  • Да? Тогда ложись, пожалуйста, от меня подальше!


Посмеявшись для приличия, взвод начал укладываться спать в щелях и норах, уподобившись диким суркам и шакалам. Но, даже находясь непосредственно в расположении батальона, мы жили своим порядком.

Выставили часовых, а дневальные отправились в рощу за водой. Согретый водкой и укутавшись в два сырых одеяла, я начал засыпать. Провал в сон дело обычное. Но после тяжёлого дня видеть сны,- что-то ненормальное. Но сон я увидел...

- И что, по-твоему, мы будем с ним делать? Ты вообще думал о чём-то, когда тащил его сюда?

Взвод за моей спиной молча смотрел на это действо. Ещё бы,- спектакль хоть куда. Потеха, да и только! Передо мной переминался с ноги на ногу Галиб. Он то вздыхал, то краснел, то подтягивал сползающий с плеча пулемёт. Рядом с ним, прижавшись головой к его боку, стоял донельзя замурзанный мальчишка, чёрный как негр, и в порванных тапочках.

Он угрюмо глядел на меня своими чёрными глазами, и крепко прижимал к груди, лоснящуюся грязью и жиром сумку от противогаза. Однако, решив больше не мучить Галиба,- я велел всем разойтись.

Взвод снова обступил самовар. Попивая чай, я тайком наблюдал за Галибом. Только вчера я отправил его в первую роту для усиления патруля и вот на тебе,- он притащился не один. Нашёл в кустах ночью мальчишку и привёл с собой! Заметив, как он с мальчишкой направился к нашей берлоге, я довольно резко окликнул его.

-Галиб стой. Вернись ко мне, пожалуйста.

-Да командир. Я весь внимание.


  • Галиб, ты устал и тебе надо отдохнуть. Но ты сам наделал проблем. Почему не сдал ребёнка в комендатуру?


  • Сам не пойму командир. Очень его жалко. Я немного расспросил его. Он полный сирота.


  • Галиб, я ещё не принял решения, но вот приказ: - отложи оружие. Мальчишка не войдёт в помещение, пока ты не отведёшь его в баню. По дороге зайдёшь в санчасть. Я позвоню Камале,- она подберёт что-нибудь из одежды. После бани опять зайдёшь к ней. Пусть его осмотрят на предмет кожных болезней. Волосы ему в бане сбреешь. Все где только есть! И ради Аллаха сожги его барахло и сумку эту страшную тоже. Потом только явишься ко мне. Подумаем вместе.


  • Ну, это совсем другое дело. Ты Галиб явил нам чудо. Галиб улыбался, а я вертел мальчишку во все стороны,- на этот раз более внимательно приглядываясь к нему. Малец весь щетинился и бормотал что-то совсем непонятное.


  • Галиб, он что француз? Что он говорит? Ты понимаешь?


  • Да командир. Этот язык курдский.


  • А ты откуда его знаешь?


  • Моя мама, командир, из этого народа.


Бля,- про себя выругался я. Как же с ним объясняться?


  • Галиб, он вообще не говорит по-нашему?


  • Говорит командир. Просто стесняется, потому что плохо говорит.


  • Галиб, всё племя твоей мамы спряталось в горах Лачина4. Как он здесь оказался? Это добрая сотня километров по горам. Пусть отвечает.


  • 5Камран, аво командири мейя. Мэзни мэ юзбаши.6 Дхаса бзанба то, ча кэти?


  • Апо Галиб, - ава бзнэ барчавлах, расти нзана зманэ ма?


  • Расти нзана яна тэй чераки рнд ве бхра. Паки нзанэ змонэ тэа. Тара двежм эрсэви ранака бежа у раст бежа.


  • Юзбаши, сала таза пе маска катнэ мале, вана дястэя крона и. Хстнэ зерэу пара пашэ хастнэ бвнэ. Дэ баво кишта cap ван. У вана кошт у бавема у дя ма.


Пока Галиб переводил мне всё, что не ранит моё самолюбие, я внимательно вглядывался в повлажневшие глаза мальчишки и видел в них большое горе.


  • Галиб, как ему удалось спастись и пусть назовёт село. Как его зовут и почему его не приютили родные. Спроси так же, на каком языке говорили между собой напавшие бандиты.


  • *Апо Галиб, бежав и навемн Камран. Вахе катнэ малэ аз cap крышебум. Мн ха вышарт. Мн бист зманэ фла у зманэ аджама. Вана бр телевизор у зер у зиве. Шэш вана хушка. Ма брн гредал у брэн. Мн иди надитон. Еваре аз равим еваре ж. Гнд аз галак чул. Гндара нан ддоэна змын. Аз тав паз радзам. Паз гармбун у мн сармодакр. Аз вара двежм ваки мн шир дуди.


Галиб закончил, а я курил и думал. Что с ним делать? Это ребёнок. Галиб сказал, что ему 14 лет. Зря я спросил про его родичей. Никто не приютит свидетеля. Всё равно прибьют. Вот передо мной живой человек и как-то надо его пристраивать. Вся эта херня очень отвлекала, и я решил в последний раз поговорить с Талибом.


  • Галиб,- это живой человек. Сдадим его в комендатуру. Отправят его в Баку, в детдом. Там его оденут не в старую форму нашего врача, а в нормальные детские шмотки. Он будет учиться, и общаться со сверстниками.


  • Всё это верно, командир. Но ты сам знаешь, что творится в наших детдомах. Кормят там скудно, бьют и могут надругаться. А мальчишка и так много пережил.


  • Ты что-то темнишь Галиб. Открывай карты.


  • Командир, дай немного времени. Я позвоню жене и поговорю с ней. Мы бездетные и могли бы его усыновить.


  • Усыновить? Ты что, - кошку подобрал. А что об этом думает сам мальчишка?


Но видимо мальчишка всё понимал и при моих словах всё теснее прижимался к Галибу.


  • Сам видишь командир. Мы с ним ладим.


  • Но ему Галиб надо учиться и где-то жить. Так что завтра собирайся к начальнику штаба. Пусть этот аксакал решает. А ты не тяни с разговором с женой.


Прошло добрых три дня пока мы утрясали эту ситуацию. Галиб со мной явился к начальнику штаба. Он написал заявление, в котором просил разрешение у командования на усыновление. Так же он просил по возможности оставить мальчика в полку, обещая сам кормить и одевать его. Видимо этот вопрос он с женой пока не решил.

Начштаба улыбаясь, сложил заявление в какую-то папочку и только покачал головой.


  • Боец, я походатайствую. Ситуация не штатная. Во-первых, ты тянешь срок- это первое препятствие для роли опекуна. Во-вторых, за мальчишкой присмотрит контрразведка. Чего он шатался здесь? Жить он будет в санчасти. Полк не обеднеет на его питании. Да, кстати, ты не указал фамилию мальчика.


  • Я пока не спрашивал у него, господин полковник.


  • Ну, хорошо,- ещё успеешь. А сейчас я позвоню директору школы. Она зачислит его. Хотя сейчас каникулы, но лучше подсуетиться. Завтра же отправляйтесь в школу. Дети должны учиться!


До самого вечера взвод метался по селу, занимаясь необычными покупками,- но вроде справились. Мы достали четыре смены белья и приличную пару обуви. Двое штанов и чуть великоватый пиджак довершили гардероб «сына полка». Очень гордые собой Мир-Паша и Ислам вручили Галибу четыре рубахи. Как ребята всё это достали,- не знаю, но уж очень серьёзно они подошли к этому делу. Ахмед, клятвенно сложив ладони, уверял меня, что это не краденное. Из мешка, который он приволок, уже к вечеру, он вывалил на стол кучу разномастных учебников аж на трёх языках7.

К вечеру подоспели из села и друзья Юсифа. Они принесли тетрадки, карандаши, кучу всякой учебной чепухи и сверху на всё это торжественно водрузили древний бухгалтерский портфель приличной кожи и с двумя громадными никелированными замками. В последствии мы редко видели мальчишку без него. А сейчас он торчал тут же, уже дважды игнорировав приказ отправляться в санчасть на ужин. Он что-то выскребал из котелка Галиба и смешно облизывал ложку. Но глаз от стола он не отводил. Да и разве можно было не смотреть на всё это богатство!

С блестящей бритой головой, в громадной тельняшке и в только что купленных брюках, с подвёрнутыми штанинами,- этот чертёнок уже не выглядел таким страшным.

Затем, сложив всё это в мешки, мы отправили его в санчасть. Провожатых было очень много. Галиб, зажав ладошку мальчишки, в своей лопатообразной ладони, шёл впереди. За ним сельские ребята тащили приданое пацана.

Все стали собираться ко сну, а вернувшийся Галиб тихо сказал мне, что Камаля обещала подшить брюки для мальчишки. Сам не знаю почему, но с тех пор я стал называть его Таптыг. К большому неудовольствию мальчишки.

1НКАО - Нагорно-Карабахская Автономная Область

2Трассирующий огонь в данном случае играл роль ориентира для выдвинутых вперед подразделений в условиях плохой видимости.

3Салага - солдат первогодок.

4Лачинский район с административным центром Лачин. Район компактного проживания курдов на территории Азербайджана.

5Перевод с курдского языка:


  • Камран, - это наш командир. Обращайся к нему "юзбаши". Он хочет знать, как ты попал сюда?


  • Дядя Галиб, - этот занудный козел в очках совсем не знает нашего языка?


  • Наверное, нет, а то за козла ты получил бы хороший пинок. Так что не зли его и отвечай честно и только честно.


  • Юзбаши, в январе ночью к нам ворвались люди в масках. Они навели оружие на отца и мать и стали вытаскивать все ценное. Потом они хотели забрать маму. Папа бросился на них. И тогда они убили и отца и маму.


6Юзбаши (тюрк.) - соответствует званию ст. лейтенант.

^Перевод с курдского языка:

- Дядя Галиб, скажи ему, что я Камран. Когда напали, я был на чердаке. Мне удалось затаиться, но я слышал, как они говорили на армянском и азербайджанском языках. Они унесли телевизор и все ценное. Они связали и увезли старшую сестру. Я больше ее не видел. Ночью я убежал из села. Я долго шел. В некоторых селах меня кормили. А спал я, забравшись к овцам. Они теплые и я не замерз. Признаюсь, что от них крал молоко.

7По решению Мин. Образования Аз.ССР на территории ИКАО, кроме традиционных школ русского и азербайджанского направления, существовали и школы, где обучались на армянском языке.

Tags: рассказ
Subscribe

Recent Posts from This Journal

Buy for 40 tokens
Христианство – смерть врагов на войне не является убийством... Ч. I Крайне важно, для нашей темы, познакомится с мнением блаженного Августина: «Естественный порядок вещей, стремящийся к установлению мира среди людей, требует, чтобы решение и право начать войну принадлежало…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments