iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Category:

Демонология Ч. I

Идеи дуалистического противоборства сил добра и зла в иудаизм вошли в межзаветный период. Обычно в библеистике, под этим подразумевается период, от момента оформления ветхозаветного канона, это примерно 300 г. до Р.Х. до того момента, когда в целом сформировался канон книг Нового Завета. Это примерно конец II-го века. Значит, примерно IV –V веков называют "межзаветным периодом".
"Книга Юбилеев" содержит интересные подробности, сказания и пояснения, которых нет в канонической книге Бытия. Известно, что во время персидского плена в VI веке у иудеев получает широкое развитие учение об ангелах и демонах. Вообще политические изменения в иудейской истории, произошедшие в период между возвращением евреев из плена и рождением Иисуса Христа, повлекли за собой огромные изменения в самом иудаизме. Израильтяне представляли себе Бога как царя, окруженного ангелами. Бог – источник всех решений "в Своем Совете". Злым ангелам уделялось меньше внимания: считалось, что они находятся под контролем Всевышнего. После персидского плена, вероятно под влиянием зороастризма, духи зла принимают более конкретные очертания. Повествование о потусторонних силах мы встречаем и в "Книге Юбилеев". Ангелы и демоны вмешиваются во все важные события на земле. Во главе злых духов стоит Мастема (Сатана), который всячески пытается вредить не только отдельным патриархам, но и всему еврейскому народу. Первоначально "Книга Юбилеев" была известна западным ученым по отрывкам, приводившимся в сочинениях св. Епифания и св. Иеронима. После того как римско-католическая церковь признала ее апокрифом, всякие упоминания о ней на Западе прекращаются. Но в греческой церкви время от времени указания на нее появлялись. (П.В. Берснев. "Ветхозаветные апокрифы")



Ортодоксальные фарисеи обвиняли Иисуса Христа в том, что "изгоняет бесов силою князя бесовского". С противоположной стороны, в Евангелии от Иоанна, дьявол назван "отцом" иудеев, отвергающих Иисуса. Ин 8:44 Ваш отец диавол; и вы хотите исполнять похоти отца вашего. Он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи.
Выражение "человекоубийца от начала" в данном случае никак не подразумевает самое начало существования дьявола (как если бы он был таким сотворён Богом) – если помнить, что в ту пору не было ещё никаких людей. Здесь "от начала" означает – "во всё время существования людей" (в переводе В.Н.Кузнецовой – "он всегда был убийцей людей").
Также можно отметить, что выражение "не устоял в истине" – не вполне корректный русский перевод, правильнее "не стоял в истине", или даже "не стоит в истине, потому что нет в нём истины", поскольку это состояние и сейчас продолжается.
Грехопадение дьявола прямо следует из 1-го Послания Иоанна – важнейшего христианского текста, недвусмысленно утверждающего концепцию этического дуализма. Чрезвычайно важна здесь и трактовка цели воплощения Иисуса Христа – "разрушить дела дьявола", а не просто "искупление грехов", хотя также автор Послания пишет про "умилостивление за грехи ... всего/целого мира" (1 Ин 2:2) и "Он был явлен, чтобы взять грехи [здесь поздняя вставка добавляет слово "наши"], и греха в Нем нет" (1 Ин 3.5).


Для Ветхого Завета дуалистический взгляд на источники добра и зла и на историю человечества в высшей степени нехарактерен (хотя надо отметить, что новые воззрения межзаветного периода сказались на Септуагинте, греческом переводе Ветхого Завета, выполненном примерно в III-II вв. до н.э.). Так, в книге пророка Исаии (45: 7) читаем: «Я образую свет и творю тьму, делаю мир и произвожу бедствия; (в других текстах «зло» - прим. мое) Я, Господь, творю это». «Так говорит Господь, Царь Израиля, и Искупитель его, Господь Саваоф: Я первый и Я последний, И кроме Меня нет Бога». (Ис. 44:6). Израильские пророки, носители идеи Единобожия, остро чувствовали ложь и всю религиозную омерзительность «соблазна», противопоставления твари, в любом ее виде, пусть даже и в ангельском, заслоняющей (пускай даже и косвенно) Творца. Хотя, в противопоставлении Единого Бога иным богам, взгляд на них как на бесов свойственен ветхозаветному иудейству: «Яко вси бози язык бесове» (Пс. 95:5). «И приносили сыновей своих и дочерей своих в жертву бесам» (Пс. 105: 37). «Богами чуждыми они раздражили Его, и мерзостями (своими) разгневали Его. Приносили жертвы бесам, а не Богу» (Втор. 32:16-17). Однако, само понимание «бесов» отличается от того смысла, который вкладываем в это слово мы. Это ветхозаветное понимание сводилось к тому, о чем писал ап. Павел к Галатам (Гал. 4: 8-9): «Но тогда, не знав Бога, вы служили богам, которые в существе не боги. Ныне же, познав Бога, или, лучше, получив познание от Бога, для чего возвращаетесь опять к немощным и бедным вещественным началам и хотите еще снова поработить себя им?» Языческие боги истуканы и по сути их нет.
Из ранних церковных апологетов, у которых излагалась схема ангелологии и демонологии, наиболее значимый автор – Афиногор Афинянин. В отличие от таких апологетов, как Тертуллиан и Татиан, позиция Афинагора Афинянина отличалась сдержанностью, разумностью, уважением к эллинской мудрости, отсутствием эмоциональных критических выпадов. В тексте "Прошение о христианах" (ок. 177 г.) он связывает демонических существ, обитающих, по его представлению, в воздушном пространстве между землёй и небом, с теми "сынами Бога", о которых речь идёт в ветхозаветном мифе о рождении на земле "исполинов" (любопытно, что этимологически евр. слово нефилим связано с "падшим"). Интересно, что дьявола Афинагор полагает "князем вещества" (материи), что отчасти перекликается с гностицизмом, а также с упоминанием "мироправителей тьмы века сего [...] духов злобы поднебесной" в Еф 6:12. Однако деятельность этого князя и других демонов ограничивается, по Афинагору, богоустановленными законами мирового порядка, в которых они производят беспорядок и возмущение (стихийные бедствия, с такой точки, видимо, должны рассматриваться как проявления демонические).
Можно ещё заметить, что концепция Афинагора вступает в формальное противоречие с Апокалипсисом (который тогда ещё не был общепризнан как часть канона Нового Завета), поскольку падшие ангелы охарактеризованы им как "обитающие в воздухе и на земле и уже не могущие взойти на небо", тогда как согласно Апокалипсису падение их с неба на землю произойдёт только в конце века сего, и представление о "духах, обитающих в воздухе" автору Апокалипсиса определённо чуждо. С другой стороны, логично, что светлые ангелы и падшие демоны должны пребывать в разных местах, каковы бы ни были названия этих мест. Более поздние взгляды в христианстве определяют место пребывания демонов как ад, преисподнюю, и помещают этот ад под землю, т.е. противоположно небесам, хотя представления о духах воздушной области тоже прочно вошли в церковную традицию.
"Бог сотворил ангелов для промышления о вещах, сотворенных Им, так что Богу принадлежит всеобъемлющее и общее промышление обо всем, а промышление о частях – ангелам, к ним приставленным. Как у людей есть свобода выбирать добро и зло (ибо вы не награждали бы добрых и не наказывали бы злых, если бы порок и добродетель не были в их власти, и одни оказываются исправными в том, что им поручено от, вас, а другие – неверными): так и у ангелов. Одни из них, свободные, какими и сотворены были от Бога, пребыли в том, к чему Бог сотворил их и определил; а другие злоупотребили и своим естеством и предоставленною им властно. Таковы: князь вещества и видов его, и другие из их, которые были около него, как главного, помощниками (вы знаете, что мы ничего бездоказательного не говорим, а излагаем то, что возвещено пророками), – последние возымели вожделение к девам и были побеждены плотью; а тот сделался небрежен и лукав в управлении ему вверенном. От совокупившихся с девами родились так называемые исполины. Не удивляйтесь, если и поэты нечто сказали об этих исполинах: между мудростью и божественною и мирскою такое же расстояние, какое между истиною и вероятностно: первая – небесная, и вторая земная; и благодаря начальнику вещества "мы умеем говорить много ложного, похожего на истину".

Сии-то ангелы, ниспадшие с неба и обитающие в воздухе и на земле и уже не могущие взойти на небо, равно и души исполинов, которые суть собственно демоны, блуждающие вокруг мира, производят действия, одни именно демоны, – соответственные природе, какую они получили, а другие, именно ангелы, – тем вожделениям, которые они возымели. Князь же вещества, как видно из самых событий, изобретает и устрояет противное благости Божией. "Часто при размышлении тревожит меня вопрос: случай ли или Бог управляет жизнью людей; сверх чаяния и не по правде одни выходят из домов без средств к жизни, а другие счастливы". И это неожиданное и несправедливое благополучие и злосчастие привело Еврипида в недоумение, кому принадлежит такое управление земными делами, о котором можно сказать: "и так, видя это, как мы скажем, что существует род богов, или как мы подчиняемся законам". Это побудило и Аристотеля сказать, что поднебесная не управляется Промыслом, между тем вечный Промысл Божий постоянно бодрствует над нами:
"Земля по необходимости, хочет ли, не хочет ли, производит растения, и питает мой скот"
и в отношении к отдельным людям он действует ни заслугам каждого, сообразно с истиною, а не с людским мнением; а прочие вещи управляются законом разума сообразно с общим их устройством. Но так как происходящие от противного духа демонские влияния и действия производят такие беспорядочные случаи, и возмущают людей разнообразными способами, отдельно и в целых народах, по частям и вообще, чрез отношение к веществу и чрез сочувствие с божественным, изнутри и извне, поэтому некоторые немаловажные люди пришли к мысли, что этот мир существует не по какому-нибудь закону, а управляется и движется неразумным случаем. Они не понимали, что в устройстве вселенной нет ничего беспорядочного и случайного, а напротив, каждая часть ее произошла разумно, почему и не преступает установленного для ней порядка; также и человек, по воле Создавшего его, подлежит определенному порядку, как в отношении к происхождение своему, которое подчиняется одному общему закону, так и к устройству своего тела, не уклоняющемуся от закона, и в отношении к концу жизни, одинаковому и общему для всех. Только в отношении к свойственному ему разуму и к действию правящего веществом князя и его демонов, каждый человек движется и действует различно, хотя все имеют общую им способность рассуждать. Демоны, о которых мы говорили, привлекают язычников к идолам; ибо они привязаны к крови жертв и ею услаждаются [...]" (Афинагор Афинянин. Прошение о христианах)
.

продолжение следует...

Tags: библеистика, демонология
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo iov75 november 27, 19:24 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Эсхатологические представления вырастают на базе повседневных эмпирических наблюдений, продиктованных желанием определить все возможные связи и параллели между «миром» (извечным порядком) природы и находящимся в стадии становления «миром» людей, но оформляются они на…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 12 comments

Recent Posts from This Journal