January 31st, 2014

Когда к нам приходит Европа...

Оригинал взят у maxim_akimov в Когда к нам приходит Европа...

Всякий раз, когда к нам приходит Европа, или американская "демократия", они приносят с собой насилие, грязь и расчеловечивание, грубо вторгаясь в наши города и ломая наши жизни. Причём с этой "европой", с этими "принципами свободы", вернее с их носителями, не договоришься, они недоговороспособны. И главное, нет предмета, вокруг которого можно договориваться, чтоб Запад оставил нас в покое и перестал провоцировать все эти "оранжевые революции", "броски на восток" и прочие акты натиска и агрессии против нас. Ведь Западу, а вернее агрессивным меньшинствам, что рулят тамошней политикой, ничего не нужно от нас, кроме одного - "Чтоб вы сдохли!" то есть чтоб не было сильной России, имеющей возможность постоять за свои ценности и за своих сородичей и друзей по планете. Как в 1941 году, так и до него, и после, от России (от всей большой России, что называется сейчас постсоветскими пространством) как, впрочем, и от Югославии и других славянских земель, им нужно только одно - подавить и устранить нас.
Агрессивные меньшинства Запада хотели бы полностью вытеснить нас с нашей земли и забрать наше наследство, и ради этого они готовы сеять рознь, ненависть, гражданские войны, всё что угодно. А главное провоцировать расчеловечивание, переход людей в животное состояние. Руками оскотинившихся существ легче устраивать хаос и выбивать почву из-под наших ног.
Вот обескураживающий пример происходящего расчеловечивания, наблюдающегося под сенью "майдана":

Оригинал взят у varjag_2007 в «Титушку поймали!». Будни евромайдана...

По Крещатику — мимо витрин и огней, мимо прохожих и палаток с протестующими — волокли человека.

Его не несли, а именно волокли — почти как если бы это был мешок с картошкой.

Он был в изорванной одежде, избит. Не кричал. Думаю, даже если б и кричал, его бы все равно не слышали.

Те же, которые волокли его — как на плаху, делали это без всяких эмоций и комментариев.

Просто тащили по снегу. И след получался кровавым, как в фильмах про войну.

Вероятно, обыденное действо: поймали, избили и волокут... Фото Вячеслава БЕРЛОГА

«Кто это?» — обратилась, пытаясь остановить «ведущего» — того, кто шел впереди и как бы указывал путь «ведомым», которые и волокли несчастного.

«Титушку поймали!» — по-простецки отмахнулся «ведущий».

«Остановитесь, он в крови», — просила я, потому что зрелище было жутким.

Да и само осознание происходящего — как в скверном триллере. Публика проходит мимо, не обращая внимания на то, что кого-то — избитого, полуживого — куда-то тащат. Открывается и закрывается дверь презентабельной кофейни «Шоколадница»: посетителей действо на улице никак не трогает.

— Только снимать это не надо! — говорит кто-то нашему фотокору Вячеславу Берлогу и пытается закрыть рукой объектив.

Процессия с обмякшим телом движется дальше, и я отвлекаю разговором уже того, кто не хочет, чтоб «это» снимали.

А фотокор тем временем щелкает. И если «листать» кадры подряд, то получится страшный фильм.

Человека тащили в сторону Главпочтамта. Остановились напротив Дома профсоюзов.

Здесь зеваки окружили жертву кольцом.

«Молись!» — приказали ему и дали Библию.

Он стоял на снегу на коленях, беззвучно плакал и молился.

Зеваки разошлись так же быстро, как и появились.

Других развлечений на майдане было предостаточно: на сцене готовились к выступлениям то ли лидеров оппозиции, то ли музыкантов.

Человек с окровавленным лицом стоял на коленях, раскачиваясь от боли и отчаяния.

Нас оттеснила толпа, что пробивалась поближе к сцене.

Когда нам удалось вернуться, на месте, где молился тот, кого карали, — его уже не было.

Хорошо, если ушел сам. Но боюсь, его просто уволокли куда подальше.

* * *
А знаете, что самое ужасное? Безнаказанность!!!
Человека избили, унизили, проволокли по улице, но за это никто не будет наказан!
Сопливые подонки, не сумевшие повзрослеть, скрывают лица за масками, рассчитывая остаться безнаказанными, а настоящие заказчики их преступлений, сидящие в Вашингтоне и Берлине, тем более уверены в своей полнейшей безнаказанности.

Collapse )

promo iov75 сентябрь 10, 09:37 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Христианство – смерть врагов на войне не является убийством... Ч. I Крайне важно, для нашей темы, познакомится с мнением блаженного Августина: «Естественный порядок вещей, стремящийся к установлению мира среди людей, требует, чтобы решение и право начать войну принадлежало…

Интронизация Патриарха Кирилла 1 февраля 2009 года: как это было (ФОТО)

1 февраля 2009 года день интронизации.

Патриаршее место — синтрон, как можно видеть, было уже приготовлено для интронизации.
.

Это вот та самая ПТСка, купленная к олимпиаде в Сочи и опробованная впервые на Соборе и интронизации.

А в это время в самом храме уже было полно народу. Хотя до начала службы еще почти целый час. Архиереи, кто подисциплинированнее, уже облачились; остальные потом облачались второпях и в жуткой толкучке.

То же самое касалось и журналистской братии: кто более внимательно отнесся к делу, занял более выгодную позицию заранее.

Народ уже томился в ожидании. Простых прихожан практически не было: кроме делегатов Собора, сопровождающих их иподиаконов, диаконов и прочего духовенства, были только несколько сот человек гостей.

В галерее за алтарем были установлены жертвенники, на которых несколько архиереев совершали проскомидию. Иподиаконский и всякий прочий люд толокся тут же.

Вообще, главными действующими лицами любого подобного действа, как известно, являются иподиаконы. Они хозяева положения; от них зависит настроение архиерея, и значит — практически всё :)

На стуле в алтаре лежал Великий параман, который вскорости будет возложен на нового Патриарха.

Кстати, богослужебные облачения, в которые облачили Патриарха Кирилла — не новые. Эти облачения надевали поочередно при интронизации Патриархи Алексий I, Пимен и Алексий II. И теперь вот — Кирилл. Но за саккосом на вешалке — новая патриаршая мантия.

Шли последние приготовления к службе. Митрополит Амфилохий, облачаясь, успевал приветствовать кого-то из своих знакомых иерархов.

При входе в алтарь стоял т.н. сион — дарохранительница кафедрального собора. При совершении чина интронизации на Великом входе ее вносят через Царские врата.

Десять минут до приезда нового Патриарха.

За это время иподиакона успевают аккуратно разложить на подносах символы патриаршего достоинства: мантию и куколь. Посох святителя Петра, привезенный утром из Кремля, стоял тут же.

Пока еще митрополит Кирилл читает входные молитвы.

К Горнему месту понесли патриарший саккос. Через несколько минут митрополита Кирилла переоблачат. А потом трижды посадят на синтрон — что и будет, собственно, считаться актом поставления в Патриархи.

Любопытный факт: покойного Патриарха Алексия посаждали на синтрон два Филарета, Киевский (Денисенко который, расстрига нынешний) и Минский. Нынешнего Патриарха Кирилла возвели на престол два Владимира — Киевский и Санкт-Петербургский.

Collapse )