June 26th, 2013

Япония - Жизнь в гробах!

Жители Токио снимают эти комнаты-кельи за 600 долларов в месяц.

Японцы ютятся в квартирах размером не больше шкафа-купе
Реалии еще одного богатого азиатского города также вынуждают малоимущие прослойки населения снимать комнаты, больше напоминающие кабинки в морге. При этом аренда нано-квартир обходится им в 600 долларов в месяц, пишет The Daily Mail. О крошечных апартаментах в токийском районе Шибайя недавно рассказал местный телеканал. Ради эксперимента съемочная группа попыталась втиснуться в одно из таких помещений. Естественно, ничего из этого не вышло.

Пространства в такой квартире хватает только на одно спальное место и несколько личных вещей жильца. При этом человек с ростом от 1,8 м не сможет здесь свободно вытянуть ноги в лежачем положении.

Так как комната расположена горизонтально - во весь рост получится выпрямиться только лежа. В вертикальном положении можно лишь сидеть, поджав под себя ноги. В таком случае можно даже пригласить двух - трех гостей.

Большинство постояльцев - молодые люди, которые проводят большую часть времени на работе или отдыхая с друзьями, и нуждаются только в ночлеге.

Collapse )

promo iov75 april 19, 2020 13:34 10
Buy for 40 tokens
Первая решительная победа жизни над смертью. Непрерывная война между ними – между живым духом и мертвым веществом – образует, в сущности, всю историю мироздания. Хотя и много насчитывалось побед у духа до Воскресения Христова, но все эти победы были неполные и нерешительные, только…

АМОРАЛИЗМ "В ЗАКОНЕ"


Председатель комитета ГД по безопасности и противодействию коррупции Ирина Яровая внесла на рассмотрение Госдумы законопроект о введении уголовного наказания за реабилитацию нацизма, в том числе за отрицание итогов Нюрнбергского процесса и за распространение заведомо ложных сведений об армиях антигитлеровской коалиции, в виде штрафа или лишения свободы.

Инициативу комментирует Андрей Борисович Зубов доктор исторических наук, профессор МГИМО:



- Предлагаемый законопроект абсурден. Во-первых, он предлагает наказание за критику действий Красной армии. Очевидно, что Красная армия, как и любое человеческое сообщество, совершала и правильные, и неправильные поступки, ее руководство совершало военные ошибки, солдаты – благородные дела, подвиги и преступления, и за это преступление – за мародерство в Германии, Чехии, Польше – немало солдат было наказано и даже казнено ещё в годы войны.

Скажем, русским людям почти не известен факт страшных жестокостей, допущенных Красной Армией в Неммерсдорфе и иных городках округа Гумбинен в Восточной Пруссии в середине октября 1944 года. Эти преступления против мирного населения – массовые убийства женщин, стариков и детей, пытки, изнасилования — вовсе не оправдываются тем, что нацисты поступали так же в оккупированных ими частях СССР. Нацисты есть нацисты, они осуждены, но и о преступлениях противоположной стороны должен писать историк. Это его профессиональный долг.

Поэтому требование не говорить про Красную армию ничего плохого нелепо. Это все равно, что нельзя ничего плохого говорить об экипаже крейсера «Варяг». Почему? Люди разные, все по-разному себя ведут в одной и той же ситуации, и историки как раз в этом пытаются разобраться.

То же самое можно сказать о Нюрнбергских приговорах. Безусловно, нацизм – преступная идеология и нацистская партия – преступная организация, оправдывать их нельзя, но в Нюрнбергских приговорах есть масса моментов, которые вызывают сомнения и подлежат критике. Это естественно, потому что судьями были тоже люди, а человеку свойственно ошибаться и под влиянием тех или иных обстоятельств говорить не вполне адекватные вещи.

Например, всем известно, что во время Нюрнбергского процесса был применен двойной стандарт, то есть критиковались нацистские преступления, но забывались преступления союзников и советского режима. О той же Катыни не говорили, а теперь уже всем известно, что такое Катынь. Это преступление и совершено оно во время Второй мировой войны. А нападение Советского Союза на Финляндию, оккупация Прибалтики и много более частных очень жестоких действий?

Обо всем этом можно и нужно говорить, а закон, который пытается заткнуть кому-то рот и запретить говорить что плохое – плохо, – закон глубоко аморальный. Добро надо всегда именовать добром, зло – злом. Вне зависимости от того, кто его совершил. Если закон требует иного – то сам такой закон — беззаконен. Поэтому я надеюсь, что этот законопроект никогда законом не станет.

Источник: Православие и мир