iov75 (iov75) wrote,
iov75
iov75

Categories:

Ислам – религия Франции

Ислам. Вряд ли сегодня в Европе найдётся хоть один человек, который не представляет, о чём идёт речь даже в самых общих чертах, когда произносится это слово. За несколько последних десятилетий мусульмане не просто стали неотъемлемой частью европейского общества. Они изменили культуру этого общества. Большинству европейцев сегодня достаточно просто пройтись по улицам родного города, чтобы узнать, как выглядит мечеть, понять разницу между традиционной одеждой, которую предпочитают носить пакистанцы или выходцы из стран арабского мира. Параллельно с ростом мусульманских общин континента растёт и число коренных европейцев, хорошо разбирающихся в догматах ислама, во всех тонкостях этого вероучения. Одни хотят таким образом узнать побольше о заинтересовавшей их религии, о людях, живущих рядом. Другие руководствуются соображением, согласно которому «врага надо знать в лицо».

Картинка 16 из 3426

Присутствие ислама в Европе стало настолько естественным, что событие, о котором всё время много говорили, и которого многие опасались, произошло незаметно. Ислам стал основной религией в одной из ведущих европейских стран. Это произошло именно там и именно в то время, где, исходя из всего хода новейшей истории и должно было произойти. Во Франции – стране, мусульманское сообщество которой является сегодня самым многочисленным в Европе. И декларируемый властями подчёркнуто светский характер французского государства никого не должен вводить в заблуждение. Рано или поздно, если события и дальше будут развиваться подобным образом, этот постулат станет пустой формальностью. Итак, что же позволяет сделать громкий вывод о том, что ислам стал ведущей конфессией Франции? Прежде всего, количество мечетей, уже построенных в стране или находящихся в стадии строительства/проектирования. Соотношение культовых сооружений двух ведущих конфессий Франции является хорошей иллюстрацией текущего положения дел. А статистика такова: 150 новых проектов мечетей находятся сегодня на различной стадии реализации, значительная часть из них строится в настоящее время, в то время, как католическая церковь Франции построила за последние 10 лет лишь 20 храмов! Более того, в этот же период церковь была вынуждена закрыть более 60 храмов, многие из которых, по данным католического издания La Croix, в ближайшем будущем станут мечетями, либо уже являются таковыми.

Информацию по мечетям в августе 2011 г. в интервью национальной радиостанции RTL озвучил президент Мусульманского совета Франции (МСФ) Мохаммед Муссауи (Mohammed Moussaoui). Впрочем, то, что строительство исламских культовых сооружений в стране ведётся столь впечатляющими темпами, было отмечено ещё в 2009 г. в докладе «Возводя мечети: управление исламом во Франции и Нидерландах» (Constructing Mosques: The Governance of Islam in France and the Netherlands), подготовленном Марселем Муссеном (Marcel Maussen) из Амстердамской школы социальных исследований (Amsterdam School for Social Science Research). В докладе, в частности, говорится, что число мечетей во Франции удвоилось за последние 10 лет и сегодня превышает отметку в 2 тыс. строений. Самая новая из них, рассчитанная на 2 тыс. молящихся, была открыта во время прошлого Рамадана в Страсбурге. Вскоре должна открыть свои двери мечеть на 7 тыс. человек в Марселе, городе, где мусульмане составляют 25% от населения (250 тыс.). Но даже такие показатели удовлетворяют далеко не всех французских мусульман. Некоторые из них считают, что мечетей в стране по-прежнему строится недостаточно. Так, ректор большой парижской мечети Далил Бубакер (Dalil Boubakeur) призывает ещё удвоить количество мечетей во Франции, доведя его до 4 тыс., чтобы удовлетворить растущие потребности исламской общины. «Откройте мечеть, и вы закроете тюрьму», – говорит Бубакер.

Необходимо помнить, что статистика по культовым сооружениям хотя и является безусловно важным социально-культурным показателем, но при этом в первую очередь отражает то, что творится у людей в головах. А творится там следующее: согласно данным Французского института общественного мнения (Institut francais d'opinion publique), из 64% граждан страны (42 млн), считающих себя католиками, лишь 4,5% (2 млн) являются практикующими верующими, то есть периодически посещают церковь (!).

В то же время, свежее исследование по исламу во Франции, опубликованное институтом в августе 2011 г., представляет мусульман более консолидированным и целостным сообществом, массовая доля практикующих в котором составляет 41% от общего числа верующих в Аллаха или 2,5 млн человек от всего населения страны. Произведя несложные вычисления, можно увидеть, что сегодня число практикующих мусульман уже на 500 тыс. превышает число практикующих католиков в стране, некогда гордившейся своими тесными связями с папской курией и в своё время предоставившей главам католической церкви постоянную резиденцию почти на столетие. А ведь именно для практикующих, а не для тех, кто верит в абстрактный высший разум, и строится большинство культовых сооружений. Так что нет сомнений, что Франции сегодня нужны мечети, тем более, что 70% опрошенных собирались соблюдать священный пост в Рамадан от начала до конца и совершить вместе праздничные намазы в праздник разговения Ид аль-Фитр. А вот нужны ли Франции католические храмы – большой вопрос. Возможно, стоит вообще оставить только один – самый знаменитый, раз уж французы утратили интерес к своей религии и собственному культурному наследию? Несомненно, максимально эффективным решением стала бы передача большинства католических храмов мусульманам, потому что церкви пустуют, в то время как десятки тысяч мусульман молятся на улице в Ид аль-Фитр.

Процесс передачи идёт полным ходом, и судя по всему, не вызывает у французов какого-то беспокойства, раз они смотрят на это с лёгким сердцем и по-прежнему не стремятся лишний раз заглянуть в приходской храм, куда их водили дедушки и бабушки, просто для того, чтобы этот храм не попал в список закрывающихся и не был переделан в мечеть. Правым политикам сегодня нет смысла говорить о запрете мусульманской иммиграции в страну и об ограничении распространения ислама во Франции или строительства мечетей/минаретов на её территории. Упадок католичества как главной религии Франции – это не проблема мусульман. Это проблема самих французов. Мусульмане не отнимают у католиков их церкви, они лишь подбирают выброшенное. Просто в данном случае это не вещи, а католические храмы, «выброшенные» на периферию французского общества.

В этом отношении злую шутку с католичеством во Франции сыграла доктрина светскости, культивируемая с 1905 г. Рассматривавшаяся в начале прошлого века как безусловно прогрессивная, сегодня эта доктрина лишает католиков страны одного из главных и, возможно, последнего источника сил и поддержки. Запреты на демонстрацию религиозных символов в государственных учреждениях и на ношение никаба (в общем-то, не имеющего отношения к исламу) никак не повлияют на распространение учения пророка Мухаммеда в стране, на количество строящихся мечетей, тогда как для католичества явная поддержка на государственном уровне могла бы стать серьёзным стимулом для возрождения к нему интереса в обществе, особенно среди молодёжи. Так что сегодня, как ни парадоксально, от декларируемого во Франции светского характера государства выигрывает не сама Франция, не католичество, а мусульмане. Однажды их голосов станет достаточно, чтобы вновь избранное правительство отменило эту доктрину, провозгласив государство исламским. Впрочем, это оптимистичный «демократический» вариант развития событий.

Кроме того, у многих «светских» французов неизбежно наступает своего рода моральный диссонанс, когда в городах своей светской страны они регулярно видят тысячи молящихся вместе мусульман прямо на улицах. Для кого-то это является недвусмысленной демонстрацией того, что в негласном противостоянии светского государства и ислама, именно последний оказывается сильнее. Для других – элементарными признаками бессилия светской доктрины перед динамично развивающимся вероучением. Результат предсказуем: как минимум – подрывается вера в собственное государство, как максимум – появляется желание примкнуть к тем, на чьей стороне очевидная сила. На другом конце шкалы – злость от того, что родные улицы заполонили чужаки с чуждым же мировоззрением и обида на государство, которое это допустило. Но французскому католичеству это никак не помогает. А помогает лишь нагнетанию напряжённости в отношениях с (пока ещё) меньшинствами и увеличению числа вспышек насилия, играющих на руку Национальному фронту Ле Пенов. Что в перспективе, если градус напряжения продолжит нарастать? Конфликт в той или иной форме между группой людей с тысячелетним культурно-религиозным наследием за плечами и людьми с «молодыми» светско-республиканскими убеждениями. А что конкретно будут защищать французы в пору, когда мусульмане будут защищать Аллаха и бороться за свою веру?

Сегодня французские политики, начиная от Марин Ле Пен и заканчивая президентом Саркози пытаются набрать очки на «исламской» теме в преддверии президентских выборов 2012 года, говоря, что молящиеся на улицах мусульмане – это неприемлемо. Или и вовсе называя их оккупантами. Очевидно, что притесняя подобным образом мусульман, политикам вряд ли удастся добиться какого-то эффекта, кроме озлобления и отчуждения адептов ислама и ещё большей популяризации в их рядах идеологии исламистов, играющих на неудовлетворённости мусульман своим положением в современной Европе. Потому что сложившаяся сегодня во Франции ситуация, повторим ещё раз, не является проблемой мусульман. Она перестала ею быть, когда Франция и другие европейские страны превратили государства исламского мира в свои колонии в прошлые столетия. Так что сегодня они лишь расплачиваются за это.

Если политики и католическое духовенство хотят по-настоящему повлиять на ситуацию, им необходимо переломить тенденцию, наполнить храмы прихожанами, чтобы они не превращались в мечети, побудить людей обратиться к собственному многовековому наследию, место которого незаметно заняли догматы светскости и демократические идеалы, в которых, безусловно, есть немало хорошего, вот только с каждым годом они всё хуже работают в изменившейся реальности европейского континента.

В статье Соэрена Керна «Ислам занимает место католицизма во Франции» приводятся слова, которые один из лидеров мусульманского мира как-то сказал в доверительной беседе прожившему там 40 лет итальянскому архиепископу-францисканцу Джузеппе Бернардини, ныне возглавляющему католическую епархию: «Благодаря вашим демократическим законам мы завоюем вас, благодаря нашим религиозным законам мы будем доминировать над вами».

У подобной точки зрения довольно много сторонников в высших эшелонах власти многих мусульманских стран, например, стремящейся в Евросоюз Турции, премьер-министр которой Реджеп Тайип Эрдоган практически не скрывает свои агрессивные взгляды на место Турции в Европе, публично цитируя панисламистские стихи одного из турецких поэтов (Ziya Gokalp): «Мечети – наши казармы, купола – наши шлемы, минареты – штыки наши, верующие же – наши солдаты».

Впрочем, у ситуации, сложившейся во Франции и в Европе в целом, есть и оборотная сторона. И, пожалуй, это – единственное, что может сегодня хоть как-то утешить европейцев. Хотя многие живущие в Европе мусульмане, и в особенности исламисты, никогда не признаются в этом другим и возможно даже себе, большинству из них нравятся демократические законы континента и атмосфера в целом, которая установилась в европейских странах благодаря этим законам. Они привыкли жить в такой комфортной обстановке, пользуясь всеми благами демократического общества (некоторыми украдкой). Такими, например, как солидные пособия по безработице или пособия для матерей-одиночек (в той же Франции был нашумевший случай, когда четыре жены в исламе, числившиеся по европейским законам матерями-одиночками, ежемесячно приносили свои пособия мужу, жившему в стране нелегально). Да что там – многим просто нравится дурить доверчивых демократических кафиров.

Так что вряд ли они сильно обрадуются, если в какой-то момент к власти в европейских странах придут радикальные исламские клерики и превратят сытую и комфортную жизнь в новые Пакистан, Иран или Йемен. А потому возникает вопрос: насколько сильно сами европейские мусульмане заинтересованы в том, чтобы Европа стала полностью исламской? Скорее всего, в открытом разговоре лишь пара человек скажет, что не хочет такого развития событий. Но наедине с самими собой, немного остыв от постоянной, зачастую бездумной пропаганды доминирования ислама, самому себе в обратном наверняка признается, как минимум, каждый второй мусульманин Европы.


Ф.О. Плещунов
Источник:
"Институт Ближнего Востока "


Tags: ЕС, ислам, католики. Ватикан, религия, христианство
Subscribe

promo iov75 september 10, 09:37 Leave a comment
Buy for 40 tokens
Христианство – смерть врагов на войне не является убийством... Ч. I Крайне важно, для нашей темы, познакомится с мнением блаженного Августина: «Естественный порядок вещей, стремящийся к установлению мира среди людей, требует, чтобы решение и право начать войну принадлежало…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 1 comment